Тайные тропы — Глава 20

 

Наша скорость движения основательно упала, участок дороги оказался холмистый и заболоченный. По ранее широкой улице, залитой застоявшейся водой, мимо нас пробегали маленькие животные, отдалённо напоминающие ящерок-тритонов, над бочагами роились стайки комарья. Солнце было в зените, и мельком проглядывало из-за тёмных дождевых облаков. Невиданные ранее аномалии, лучились разными красками, оттягивая на себя внимание, а притаившиеся невидимые, ждали зазевавшихся путников.

За время перехода удалось найти пару батареек и кристалл. Хотя шли и по делу, но брезговать лёгкой добычей было кощунством. Жаль ни одного живокоста не нашли, можно было бы поправить здоровье страдальцев. За пару тройку часов пути, моя подруга не испытывала особого дискомфорта, знай себе иди, пока другие прокладывают тропинку. А вот Грин немного сдал. Лицо осунулось, кожа немного поменяла оттенок, хотя он и казался бодряком. Правда начал хромать, но и понятно, его не кисло перекрутило в мешанине тел, может неудачно коленом скребанул о кусок асфальта.

В любом случае нужно было поторапливаться, если мы хотели засветло добраться до Крепости. Странно пока я был в Петербурге, не видел почти ни одной знакомой аномалии. Может они зависят от определённых широт. Если тут и есть целебные арты, то я не знаю, как они выглядят, по крайней мере, пока. Пионеры бродяжьего дела, первопроходцы, стали легендами, и легенды те возводились на костях пращуров. Любой опыт постигается в поту и крови, и современная реальность этому способствовала.

Как началось постижение кусочка мира, на котором мы смогли прижиться, уже никто не вспоминает. Страшное было то время. Первые базы, обшаривание продуктовых складов, и воинских частей. Первые конфликты, первые смерти. Первый шторм. Никто толком не знает про это стихийное бедствие. Буйство природы проявлялось в многочасовом, беспрерывном сверкании молний, адского грохота, ураганного ветра, который приносил смертельное облако пыльцы, смещение аномалии, рождение новых. Хорошо это не случается часто, и только на периферии леса. Образование общин, изучение фауны, высокая смертность, не так уж и мало было выживших. Меньше их стало только немногим после. Стада мутировавших кабанов, бесцельной волной, проносящиеся по селениям и хозяйствам людей, только собравшимся начать новую жизнь. С кровавой яростью в глазах эти звери насаживали на многочисленные кривые клыки людей, разрушали могучими копытами времянки, уничтожали целые огороды, пока остатки сильных мира сего не брали хозяйство под своё крыло.

Следующим камнем в костёр выживших стала рознь. Люди, рвущиеся к власти, к реальной власти, смело красили всех в белое и чёрное. Наставляли религии, становились основоположниками культов, вели борьбу за территории. Тёмное было время, но на костях предшественников, мы кое-как сумели построить культуру, социум, торговлю. Интересный факт, но в ходу были уже не бумажки, в ходу было золото, ну и рабы. Второе не приветствовалось нигде, даже бригадиры Чёрного Рынка это пресекали, по крайней мере, за глаза. Но между делом, в шахтах, в хозяйствах, да и просто на верёвке как опознавательный знак, для распознания аномалий, можно было видеть понурые лица, с пустыми глазами и согнутой спиной.

Вот за такими развесёлыми мыслями, мы и дотопали до здания банка. Плана толком не было, была идея залезть в хранилище. Здание фактически не пострадало, только поросло мхом, рыже-зелёного окраса. Оставив товарищей караулить вход и, в общем-то, отдыхать, поскольку крупной живности не было в округе, мы с Амурским направились к хранилищу. Впереди был мозговой штурм. Как вскрыть сейф?

Оптимальным вариантом было бы раздобыть пару «электродов». В смысле есть такой артефакт, смахивает он на не очень длинный кристаллический шип, рубинового цвета. А «электродом» его назвали, потому что при активации он мог, либо что-то сплавить, либо расплавить, или попросту срезать, и не нагревался ни сколько. Его даже хотели использовать вместо ножей одно время, но после нескольких неудачных инцидентов, когда эти шипы случайно активировались и прожигали кожух, в котором хранились, люди искушенные военным делом решили от них отказаться. Использовались в строительстве, или для вскрытия убежищ и так далее, спрос на них был постоянный, были эти штуки почти такими же долговечными как и обычные электроды, на раз-два поработать. Но для чего-то подобного, что предстояло нам, эти арты были просто незаменимы.

Только здесь почти не было привычных аномалий, а значит и «электродов» не водилось. Взрывчатки не было, а изготовить достаточно мощный заряд, просто не было реагентов. Гениальный план по добыванию купишек в смысле золота рушился на глазах, как блин герои старого анекдота, в банк-то без свидетелей попали, а как вскрывать не подумали.

-Ну что тут у вас. – Раздался девичий голос от дверей.

-Ничего хорошего, мне тоже в голову ничего не идёт. – Задумчиво произнёс Амурский, нарезая круги вокруг сейфа. – Это же сколько можно отсюда унести, сколько в банках хранится?

-Понятия не имею, погоди есть мысль. – Я перевёл взгляд на подругу. – Ты же говорила, что в артефактах местных разбираешься немного, так? – Та кивнула. – Вот скажи мне, есть у вас штуки с сильным термическим или коррозийным действием?

-Не знаю, а нет, есть. «Рубины», ну то есть, «рубиновые горелки». Такие ярко красные самоцветы, они иногда использовались у нас в качестве мин, там при трении или сильном ударе, они выдают сильную струю пламени, их пытались использовать кузнецы, для изготовления инструментом, но они давали жар настолько сильный, что печь просто сгорала.

-Это вполне подойдёт, а где их обычно находили?

-Я точно не знаю, но народ говорил, что есть такие места, где воздух дрожит над землёй, а по округе всё словно выгоревшее.

-С этим уже проще, пока мы сюда шли, я видел нечто подобное, а их в руки-то брать не опасно?

-Нет, я видела, их сначала нужно… — Она замялась, подбирая слова. – Включить, в общем, а дальше хватает любого раздражителя, громкого хлопка или трения, и из одной из сторон, начнёт бить струя пламени, и сам артефакт раскалится добела.

-Нормальная тема, с такими минами можно такого наворотить, аж представить страшно. Хорошо они у нас не водятся, ведь так? – Спросил меня Амурский.

-Раньше подобного не слышал, но вот марево видел, только вряд ли туда кто-нибудь залезал, аномалия хорошо различима, а народ не особо любит лазить туда, где стрёмно, даже за артами. Скорее раба вперёд зашлют, а там его искорежит, отравит, сплющит, разгонит организм, что постареет мгновенно. Там без нормальной защиты делать нечего, а в незнакомую аномалию в хорошем костюме кто полезет? Если ты не знал, их им не выдают, слишком затратно считают.

-Ну, так что, пошли искать? – перенося оружие со спины в руки, сказал командир отряда.

-Тут два шага, сами управимся, лучше организуй привал, уже за полдень, можно и перекусить.

-Ладно, в самом деле можно поесть, если что, ну там знак подайте, мы придём.

-Ага, — сказал я поворачиваясь к Олесе. – Ну что идём?

Спустя минут десять, мы стояли на перекрёстке и смотрели на дрожащий воздух, приблизились мы вплотную, и могли ощущать жар от аномалии. Как она и говорила, вокруг пепелище, на стенах, имеющихся по сторонам зданий гарь. Я хотел было кинуть камушек, чтобы активировать аномалию, и посмотреть принцип её действия, но в мою руку вцепилась девушка, мотая головой.

-Не надо, «горелка» может часами гореть и не успокаиваться, а пламя там серьёзное. У нас не просто так все костюмы искателей из пожарных перешиты, это одна из самых частых аномалий, встречающихся здесь. Внутрь войти можно, только аккуратно, медленно, стараясь не шуметь, температура там и так градусов двести, но в защите можно. Смотри, видишь, вот они в пепле поблёскивают.

И вправду, если чуть пригнуться, то под маревом можно заметить, крупные ярко алые камни, с хорошую сливу размером. «Рубины» лежали недалеко друг от друга, временами поблескивая на солнце, выглядывающее из-за туч.

Лезть в аномалию не хотелось, ну совершенно. Нутро твердило, что там смерть, внутренний голос молчал, странно даже. Но идти было нужно, как говорили предки, «любишь медок, люби и холодок». Умными ребятами они кстати были. Это у нас компьютерная эра, век прогресса, и что? На марс так и не полетели, Базон Хикса получили случайно и не знают, куда его деть, вечного двигателя так и не изобрели. Зато у нас был интернет и очки виртуальной реальности, и роботы от которых пользы минимум, зашибись. Прогресс ради прогресса, бред. Может и хорошо, что шандарахнуло. По крайней мере, теперь человечеству есть куда конкретно развиваться, если лес совсем не накроет оставшиеся островки, пригодные для жизни.

Я оставил девушке карабин с пистолетом, разгрузку, нож. Да всё что может рвануть пришлось оставить, термические аномалии они такие. Натянул на лицо маску, пристегнул к защитному капюшону, запустил систему жизнеобеспечения. Хороший костюм, не пожалел что взял, не горит, не плавится, крепкая ткань, пластины кевларовые, внахлест, пистолетную пулю держит, электроника кушает мало, заряда хватает на много, герметичен, практичен, изолирован хреновенько, но на всех не угодишь. Одёжка эта разрабатывалась для какого-то военного ведомства, то ли антитеррористического, то ли для бойцов спецподразделений. Не суть важно, Чёрный Рынок где-то набрёл на склад этого добра, да почти весь оставил себе, для авторитетного состава, в продажу они поступали весьма и весьма редко.

Первый шаг был самый тяжёлый, преступить через себя, зайти в смертельно опасную зону, где на выходе из тебя выйдет обугленная головешка, при неосторожности. Но такова наша доля.

Стоило больших усилий набрать пяток «рубинов», температура внутри аномалии была ощутима. Словно в котёл забрался, и варился там несколько часов. Тем не менее дело было сделано и возвращаться к ребятам.

И вот уже стоя у двери, мы крепили самоцветы вокруг запорного механизма. Девушка предупредила, что хватит и двух штук, я положил остальные рубины в контейнер к катушке. Активировались артефакты легко. Достаточно было поднести открытый огонь, раздавалось едва слышное шипение, а по граням «рубина пробегала искорка. Я начал было думать, чем спровоцировать реакцию, но тут Амурский меня успокоил, всё было схвачено. Достал из разгрузки цилиндр свето-шумовой гранаты и сказал, чтобы все отошли.

Пока мы ждали, пока прогорит, да окалина выветриться, успели и плотно пообедать, обсудить последние новости с полей, маршрут до Крепости, да и много всего. Когда в банке снова можно было что-то разглядеть, картина там нас немного ошарашила. Не было ни гари на стенах, ни самой двери хранилища. Она попросту выкипела, другого слова не подобрать, на полу была металлическая лужа. Мы решили покидать на горячий металл, мостки из шкафов и столов и зашли в хранилище.

— Знаете ребята, что может быть круче слитка золота? – Спросил я, подкидывая в руке стограммовую пластинку. – Это только дофига слитков золота!

В этот момент до того хромающий рядом Грин пошатнулся, опёрся о стену и упал лицом в пол. Кожа на лице опасно натянулась, и приобрела землистый оттенок. Мы подскочили к нему, пульс был, но слабый, нитевидный, ссадины при ближайшем рассмотрении оказались укусами, бережно замазанных рисунком из зелёнки. Они были сильно воспалены, и сочились какой-то мерзостью. Глаза запали, всё лицо отёчное, под глазами круги. Всё же были у тварей зубы, и как мы не заметили.

-Что ж не уследили-то? – начал Амурский.

-Да шёл нормально, это только сейчас с ним, – Начал, было, Влад.

-Хватит, у него сильная интоксикация, — я уже осмотрел аптечку и покачал головой, — у нас просто нет нужных препаратов. Олеся у вас в крепости, как с медициной?

-Да есть несколько врачей, и всё с окрестных аптек было складировано, да и запасы с подземелья должны были остаться.

-Значит теперь, Амурский, Вул, мастерите носилки, понесёте товарища. Олесь ты пойдёшь в хвосте, и если не повезёт, придётся пострелять, да знаю больно, но иначе никак. Парни пока будете нести, отдайте нам стволы, и вам легче и нам проще. Давайте, шевелитесь, Олесь пошли, поможешь.

Я завернул в хранилище и начал набивать рюкзаки золотом, брать много было нельзя. Поэтому я закинул пластинок по тридцать в каждый рюкзак, три кило каждый легко утянет. Три кило в золотых слитках, это было довольно много, но когда тут в ячейках раскидано ещё больше, просто невозможно удержаться. Пока я бродяжничал по просторам Украины, и столько-то никогда не видел. И пока КВАДовцы возились, припрятал ещё несколько десятков пластинок в брезент и замаскировал под груду мусора. Чёрт его знает, может и зря, но так надёжнее. К тому времени группа уже была в сборе, Грин лежал на носилках. Я проверил оружие, и магазины в разгрузке и кинул за спину.

-Пойдём быстро, и вы чётко за мной, Олесь, если что заметишь, сразу стреляй. До ночи ваш приятель может и не протянуть, так что, в темпе.

Солнце клонилось к закату, а до крепости было не меньше пятнадцати километров, не много по сути, но в нынешних условиях, уже серьёзный маршрут. И вряд ли удастся преодолеть это расстояние без стрельбы…

Комментарии