Пролог

 

Канун нового года. А что делаю я? Я сижу на холме среди кустов и старательно изображаю разлапистую веточку. Матово-серые детали моего костюма позволяли эффективно прикидываться тенью среди остальных ветвей, а длинный глушитель моей винтовки, замаскированный должным образом, с ходу напоминал слежавшийся травяной пучок, застрявший в ветвях.

Несколько особо ретивых отростков куста пытались обвить мне ногу и проколоть хищными шипами толстую кожу сапога, за что собственно и были наказаны отсечением от основной кроны. Хорошо хоть на небольшом отдалении от Леса, флора была менее расторопна. Если бы я по не осторожности влетел в такой на лесной тропе, вряд ли бы я успел, хоть пару слов вякнуть. Сильные капиллярные каналы ветвей, подходящие к хищно загнутым колючкам, мигом бы оплели моё тело, вгрызаясь и разрывая защитный костюм на моей бесценной тушке. И буквально бы в считанные секунды выпили бы все соки, оставив только обтянутый сухой блестящей кожей, скелет.

Много я на своём веку перенаблюдал костей. И оплетённые ползучей жимолостью косточки бедолаг, застрявшие на веки, как марионетки в кукольном театре, на ветках вековых осин. Так же довелось видеть, во что превращается человек, которого в чистом поле застала «адская проплешина». Моментальный термический удар, не сопровождаемый даже вспышкой, и на землю летят черные опаленные косточки. Так же и ковры раздробленных осколков костей, устилающие норы серьёзных хищников. Но вот до чего были паскудны эти плотоядные терновники, просто жуть. Шарахаешься с тропы от каждого костяного перезвона. Жертвы подобного хищника порой частенько висят на ветвях пока, время и ветер не разнесёт останки по земле.

Так, к чему я. Сидел я в тот момент под подобным кустом, но видать в отдалении от лесного массива он не получал большой аномальной подпитки, поэтому вел себя вполне непримечательно, разве что, костей грызунов, да малых пичужек было разбросано под ним много. Спросите, зачем я выбрал такое экстравагантное место под укрытие? Отвечаю, к лесной дендромутационной флоре Краевцы относились очень щепетильно, не смели и пальцем тронуть, в отличие от другой, менее агрессивной растительности. Остальная поверхность холма была достаточно пуста, и чтобы не сидеть, как говорится, в чистом поле, да с голой жопой, приходилось импровизировать.

Цель в приделах видимости пока ещё не появлялась. Уже сорок минут я то и делал, что обследовал усадьбу Краевцев, попутно отгоняя вялые попытки, покусится на мою пятую точку, хищным кустом. Отмашки напарника, занявшего другую возвышенность, не поступало. Скверно, начинало уже вечереть. Как бы всю ночь здесь не провалятся. Напарнику-то пофиг, он может и несколько суток к ряду пасти цель, почти в любых условиях. А мне это было, мягко говоря, непривычно. Разумом то я, конечно, понимал и мог держать тело в узде, но потихоньку, полегоньку меня начинала одолевать смертельная скука. Вот не моё это снайперские дела, просто, не моё, могу, но не хочу. Я то и дело подёргивался, разминал затёкшие конечности, в общем, производил настолько много лишних движений и звуков, что любому профессионалу было бы стыдно за то, что я позорю их ремесло. Нет, вы не подумайте, со стороны это было похоже на лёгкий бриз, нежно треплющий верхушку растения, ну, по крайней мере, я надеялся, что выглядит это именно так.

Почему я, например не воспользовался «огрызком» что бы повернуть мутацию куста вспять? Очень просто, Краевцы очень щепетильно относились к мутантской флоре. Что такое «огрызок»? Вот это уже отдельная история, но о ней позже.

Прошло уже два часа, и небо, чаще всего хмурое небо, как и в этот день, начало чернеть. Ночь потихоньку вступала в свои права, когда, наконец, появился объект. Как и при первой встрече, с двумя охранниками, седовласый, с длинной бородой, связанной книзу кожаным ремешком. Строгие, будто выточенные из камня черты лица, кривой, немного отдающий синевой нос и глаза, словно горящие потаённым знанием. Одет он был, как и вся эта шизанутая на голову секта, белая рубаха с вышивкой под древнерусскую хохлому, кожаная кустарная куртка, из шкур, изменённых животных, отделанная мехом чёрных волков, с кучей побрякушек и амулетов, штаны из хорошо выдубленной кожи. Он постоянно находился среди своих людей, и с точки, на которой я сидел, мне не удавалось, толком, прицелится, на линии огня постоянно мелькали бойцы Края или телохранители. Он раздавал какие-то команды, усадьба мало-помалу приходила в движение.

Кстати, Краевцы, это одна из основополагающих группировок данного сегмента местности. Один из основных векторов силы данного мира. Были они очень странными, в своём роде даже страшными людьми. Они жили в прямой близости с Лесом. Могли бродить по перелескам, обкурившись или опрыскавшись, какими-нибудь своими травками. Им не требовался даже опыт, как у некоторых опытных бродяг. Хождение по Лесу, это вообще искусство, сравнимое с игрой на скрипке, важен каждый нюанс, каждый кустик. Знание это сила. А эти с позволения сказать сектанты, проводят обряды, кстати, не без крови, и после этого становятся на какое-то время «едины» с природой, Лес  их, просто, не воспринимает. Всё это скорее бред, и есть у них правильные руководители, которые в своё время отрыли несколько феноменов, а позже намешали туда мистики. Ну а пипл же в среднем дурак, и если ему показать фокус, да ещё и научить, конечно, как тебе это выгодно, будет хавать эту лажу, да ещё с пеной у рта доказывать свою правоту, даже когда ему факты в лицо кинешь. Сектанты, одним словом. Но, тем не менее, они представляли многочисленную силу.

Кроме этих, эти были своего рода отщепенцами, и в своём безумном поклонении идолам, доходили до крайностей. Они были весьма не глупы, но и разумными их было назвать трудно. Их умы застилала слепая вера. А когда человеком движет идея, а не личная выгода, он опасен в двойне, если не больше. Не так давно я в этом убедился на собственной шкуре. Я помассировал, ещё не до конца зажившую ногу.

Момент настал, когда его уже не ждали, но грех было упускать такой случай. Вокруг старосты образовалась область, разряженная от людей.

Приклад ВСК привычно упирается в плечо, а мысли как ретивая тройка лошадей, устремляются в воспоминания.

Назвался груздем, так полезай в кузов. Кажется, так звучала старая народная поговорка. Что бы понять суть моих действий, стоит поведать вам всю историю, как бродяга Мальтер, а это, кстати, я, проделал путь от заурядного исследователя постапокалиптического мира, до вероломного убийцы «мирных» егерей.

Было холодно, до чёртиков холодно, казалось морозный ветер, продирает до костей, несмотря на крепкую и тёплую защитную ткань. Эм нет, нужно раньше.

Надирался я как-то в баре, на базе группировки КВАД. Базе, которая по прошествии некоторого времени стала мне домом, а сама группировка семьёй. Кстати, КВАД это аббревиатура, примерно обозначающая следующее: Конгломерат Выживших и Адекватных Джентльменов. Как можно понять из названия, не клуб по интересам и не бандформирование, а конгломерат. А конгломерат это, проще говоря, механическое соединение разнородных частей. Адекватного в нас, конечно, было не много, с горсть я бы сказал, но противоположности сближались. Тут, как ни крути физика. Но я, наверное, забегаю вперёд, стоит рассказывать историю последовательно. Дела минувших дней отразились ярчайшими кадрами в сознании, приятными и не очень, красивыми и ужасающими, сладостью победы и скорбью потерь.

И как не странно, время, будто бы умерло в тот момент, позволяя автору, то бишь мне, рассказать свою маленькую, но всё же значимую историю вам. Можете верить, можете плеваться и на манер Станиславского, кричать свои речёвки, пофиг как-то.

А дело было так…

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии