На следующее утро

 

Раннее утро после праздника начиналось довольно бодро. Праздничный стол делили конечно не все. Исключение составляли много новых бойцов, которым сама судьба велела нести службу, оберегая базу от окружающего Леса. Да и «Старики», пили, но особо не увлекались. К тому же, некоторых из них напоить было просто невозможно. Таковы уж правила современного мира. Расслабиться, конечно, можно, но в пол глаза иначе прошляпишь опасность, возможно смертельную. Вот, как раз вчера, этот принцип спас многие жизни.

Фанджад открыл дверь своего домика, держа напряжённые руки над расстёгнутыми кобурами, весящими по обе стороны ремня. Ну и что, что база охранялась и считалась самой защищённой в окрестностях — периметр, пулемёты, мины, часовые. Всё хорошо, а бдительность терять не стоит.
Он настороженно повёл взглядом по сторонам, внимательно прислушиваясь. Забор терялся в рассветной дымке. Прожектора уже погашены. Тихое повизгивание сервомоторов стационарных турелей, весёлые голоса часовых, предвкушающих скорую смену. Ленивое позвякивание посуды на кухне. Повара, вяло переругиваясь, готовились принять голодную ватагу КВАДа. Всё, как всегда. Опустив руки и медленно выдохнув, Фанджад переступил порог.

Тепло. Полное отсутствие снега, не смотря на конец февраля. Новая природа не терпела холода, снег ей тоже, ни к чему. Чуть ли не единственные новшества, в которых человек был с ней полностью согласен.

Вдохнув напоённый утренней свежестью воздух, Славик замер, с наслаждением наблюдая за просыпающейся базой. Даже не гарнизоном, семьёй. Да. Теперь это его новая семья. Люди, ближе которых не сыскать. У него есть дом и семья, что ещё нужно человеку! Он с улыбкой повернулся к домику.

Все бойцы КВАДа, пройдя проверку временем и самой жизнью, получали индивидуальное жилище. Молодёжь и вновь прибывающие жили в общих казармах. И дело обстояло не в отсутствии места, на территории бывшей военной базы было полно построек. Просто новичкам требовалось привить дисциплину и чувство коллектива. А там, кто как себя показал. Остался человеком, прошёл всеобщее одобрение, добро пожаловать. Ну, а если нет, то…. К сожалению, со многими пришлось расстаться. Некоторые уходили сами. Насильно никого не держали. Фанджад остался. Теперь он был уважаемым бойцом, к чьему мнению прислушивались.

Славик продолжал с умилением рассматривать свою, ставшую родной, берлогу. Аскетично? Да! Плевать! Кровать, стол, стул, вешалка для одежды да шкаф для оружия. И хорошо! Одно окно, вечно скрипучие двери. Зато свои. Даже аккуратно выведенная, на белой стене, какой-то несмываемой хренью, надпись: «Славка – хрен тебе в канавку», не омрачала созерцания. Об авторстве фразы, вопрос не стоял. Фанджад нахмурился. Амурский, гадёныш, ну погоди у меня! Внезапно его разобрало веселье. Славик засмеялся, однако смех отразился приступом боли в груди. Он резко замолчал и чуть согнувшись, поморщился. Отодвинув, за ворот, край камуфляжной куртки, Фанджад посмотрел на вчерашнюю рану, которая (слава Ловчему, с его снадобьями) уже стала рубцеваться. Да, Док у нас конечно молоток! Скольких людей, считай с того света вытащил. И сейчас, день и порядок! А так бы неделю валяться, не меньше. Славик присел, осторожно потирая шрам и вспоминая вчерашнюю бойню.

….Они появились внезапно, как по заказу, главное, когда надо. Складывалось впечатление, что их послали, ну не может тупая тварь нападать так.

Застолье вступило в стадию песен. Поэтому начальные вопли сирены утонули в шуме не стройно выводимых рулад. Суету часовых периметра, гуляющие, так же прозевали.

-Красиво идут! – Сказал 122Егор, дежурящий тогда за пультом управления турелями, поглаживая при этом свой бешенный АК-74.

Самураи действительно приближались, как-то, организованно, что ли. Их полёт никак не напоминал летящий рой, скорее походил на строй. Подобная «организация» сыграла на руку КВАДовцам. ГШГ, создав шквал огня, били практически без промаха, часовые тоже постарались на славу. Во внутреннее пространство базы, рой попал уже изрядно поредевшим.

….И понеслась!

До этого, вроде-бы, в стельку пьяные Комиссар с Советником, отчаянно ругавшиеся заплетающимися языками и хватавшие друг друга за грудки, вмиг оказались на ногах, без единого следа хмеля. Посыпались чёткие приказы. Из тех, кто имел оружие, мгновенно возник ощетинившийся смертью круг. Учёт, со скоростью бензопилы орудовал, каким-то, совершенно неимоверным тесаком. Амурский часто стрелял из дробовика. Фанджад неуловимо менял часто пустеющие магазины пистолетов.
В горячке боя, никто не обратил внимания, куда это подевался Вадя, обычно не пропускающий ни одной драки. Но его появление заметили все. Оказывается, он бегал за своей дурью, в смысле «Утёсом», который и поставил жирную точку в ночной заварухе.

Отделались относительно легко, рваные раны, синяки, парочка госпитализированных. К тому времени, как подоспел Ловчий со своей «волшебной» сумкой, Вадюля уже продолжал праздновать.

Запахнув куртку, Фанджад устремил задумчивый взгляд в сторону Леса.

-Ну как оно? – Лишь железная выдержка помогла Славику не подпрыгнуть и не схватиться за стволы на традиционно возникшего, как привидение Комиссара.

-Нормально Сэм, несколько часов и буду скакать. – Фанджад слегка тряхнул головой, прогоняя напряжение.

-Ну как тебе, праздник вчерашний?

-Угу, попировали на славу. Драка, тоже ничего. – Славик улыбнулся. – Прям как в старые добрые времена. Нормально отметили. Вообще-то Сэм. – Он стёр с лица ухмылку, становясь серьёзным. – В том бою…. Короче, как то не так всё, больше вопросов, чем ответов.

-И я о том же. – Кивнул Комиссар, присаживаясь рядом. – Ну, продолжай, продолжай, а потом я своими соображениями поделюсь.

Фанджад вновь задумчиво уставился на Лес.

-Вот как я мыслю. Время атаки, вроде как кем-то определено. Разгар праздника, все пьяные, бдительность ослаблена. Это раз! – Он стал перечислять. – Нападали, ну точно, как строем. Это два! Трупов нет! Хоть бы одну тушку изучить. Это три!

-Ну, положим, трупов они никогда не оставляли, а вот дрались, до последнего, как люди! Понимаешь?
 - Сэм вопросительно взглянул на Славика. Тот молча кивал. – Твари они ведь как. Лезут скопом, а чуть жареным запахло, врассыпную, жизнь спасать, а эти…. Самураи, как есть самураи и всё. Странно это. — Комиссар угрюмо вздохнул. – Чувствую я, кто-то нам гадость очередную строит.

-Так вроде и врагов нет! – Возмутился Фанджад. – Со всеми отношения, как-бы, нормальные.

-То-то и оно, что «как-бы»! – Хмурый взгляд Сэма сделался ещё более хмурым. – Ты не забывай, где живём-то. Это не мирное время на курорте. Сурвариум! Мать его….

-Ну да…. – Обронил Славик, соглашаясь.

Оба угрюмо замолчали. Фанджад смотрел на суетящуюся базу уже другими глазами. В очередной раз над его Миром возникла угроза. Ну, что-ж…. Будем драться. Подумаешь! Не в первый, и сто пудов, не в последний раз. Слишком жирный кусок отхватил себе КВАД. Слишком! Естественно многим не по нраву. Кто-то совсем, вон в землянках, да шалашах ютиться. Силёнок соберут и попробуют, улучшить своё место пребывания, и статус за одно, как же иначе?!

Из стоящего неподалеку двухэтажного здания санчасти выскочил Ловчий, не вышел, а именно выскочил. Крутнул головой по сторонам и, увидев Комиссара с Фанджадом, махнув рукой поспешил к ним.

-Сэм, Славик, — поздоровался Ловчий, часто моргая воспаленными после бессонной ночи глазами. – Как здоровье, — он кивнул на Славика.

-Нормально, Док. Спасибо тебе.

Не обратив внимания на слова благодарности, Ловчий стремительно заговорил:

-Ну как вы, что думаете о вчерашнем? Есть у меня одно подозрение.

-Говори. — Подбодрил его Комиссар. — Мы как раз об этом и речь вели. Что опять всю ночь не спал?

-Он сочувственно глянул на всклокоченную голову Дока.

-Не спал, не спал, неважно, — зачастил Док. – Вы понимаете други мои, любая тварь, особенно современная тварь, всегда оставляет следы. А тут! Мало того, что трупов нет, так еще в ранах бойцов нет никаких остатков инородных тел. Ни слюны, ни токсинов, ни крови, ни намека на чужое ДНК – вообще ничего! Пусто! Ноль! – Ловчий сокрушенно развел руками. – Как померещилось нам все. Такие дела…

-Вот! – Сэм многозначительно поднял вверх указательный палец. — И я говорю, что с сорокакилограммовыми комарами – это перебор, такого быть не может. Даже этот наш… — Он ткнул подбородком в сторону надписи на стене домика Фанджада. — Не в такое прекрасное утро будет произнесено его имя, Амурский тоже в лесу таких не встречал.

При упоминании Сашки-Амурского, все как-то суетливо заозирались. Казалось, они сейчас все втроем поплюют в ладони по три раза провернутся против часовой стрелки и облегченно перекрестятся.
Хороший, конечно, парень Амурский, но его проделки достали всех.

Их привлек шум, приближающийся к ним закованной в «Зубр» фигуры, неистово размахивающей пистолетом.

-Ну чё, побежали, пацаны? – изрекла фигура приблизившись. – Догоним, всем зады понадираем.

-А… Это?.. – Комиссар указал нетвердой рукой на приблизившегося бойца.

-НавЕртыватель. — Подсказал Славик. — Боец наш новый, но уже отчаянный.

-Так чё сидим, спим? Побежали уже быстрее, — продолжала фигура в «Зубре», суетливо подпрыгивая на месте. – Я себе «Стечкина» золотого скрафтил, нужно испытать!

-Сынок, — выдохнул Сэм, — а командир у тебя кто?

-Тринадцатый, — отчеканила фигура.

-И где, какого хрена, Тринадцатый? – Комиссар сердито уставился в бронестекло шлема. – Кру-у-у-у-гом! Доложишь командиру! Пять нарядов вне очереди. Марш!

-Пять нарядов, пять нарядов. – Рассеянно бормотала фигура, удаляясь. — Нет бы пойти догнать этих Самураев. Да зады им поотрывать! Нет они стоят, спят….

-Правильно, Сэм. — Вслед удаляющейся фигуре хохотнул Славик. — Он хоть новичок у нас, но уже из каждого очка запросто «добрый вечер» сделает – такому проще дать, чем отказать. Хорошо, что ты его отослал.

Они засмеялись. Веселье прервал, острым скальпелем резанувший утренний покой, резкий металлический стук. Затем над базой зазвучал дикий крик, пугая всех, не исключая и мутантов в окрестностях.

-АХ ТЫ! СУКА ТЫ! ЭТО ТЫ МНЕ ЗА ТО, ГНИДА, ЧТО Я О ТЕБЕ ЗАБОЧУСЬ, СМАЗЫВАЮ ТЕБЯ! ДА БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТА, ТВАРЬ! – Тринадцатый сидел возле заклинившей турели, остервенело молотя по станине здоровенным ключом. Новички, дежурящие на стене в этот момент, старались жаться поближе к стенам, не попадаясь Дмитрию на глаза. И Старики, откровенно говоря мало хотели присутствовать на такого рода ремонтных мероприятиях.

-МРАЗЬ ТЫ НЕСЧАСТНАЯ! БЛЕВОТИЩЕ ТЫ ЗАДРИПАННОЕ! СКАТИНЮГА ТЫ ПАРШИВАЯ! НУ ПОВЕРНИСЬ, ПАДАЛЬ. – Тринадцатый утомившись, отложил ключ в сторону и резко схватил лежащий рядом ноутбук. С силой стукнув по клавишам, он вперил гневный взгляд в турель. Та, взвизгнув и коротко дернувшись туда-сюда, беспомощно замерла.

-АХ ТЫ Ж, ПАСКУДИНА! – протяжно завыл Тринадцатый, вновь хватаясь за ключ.

В ближайшем люке, ведущем на стену, появилась макушка, затем настороженные глаза, затем голова, окидывающая пространство довольным взглядом. И наконец, высунувшись по пояс, показался сам Амурский, удовлетворенно кивнув, он весело уставился на Дмитрия.

-Здравствуйте, Дмитрий, — подчеркнуто вежливо и доброжелательно почти пропел Амурский.

-ПОШЕЛ НАХЕР! — Метнув глазами молнию в сторону Саньки, проорал Тринадцатый, замерев с занесённым для удара ключом.

-Что, друг. — Елейно промурлыкал Амурский. — Какие-то неполадки?

Тринадцатый медленно опустил руку и повертел в руках ключ. Здоровый. Тридцать шесть на сорок один. Такой инструмент вряд ли годился для ремонта электроники. Дмитрий использовал его вот как сейчас, для более проникновенного диалога с техникой. Подбрасывая ключ в ладони, он прикидывал – успеет ли метнуть его в эту ненавистную, торчащую из люка харю.

Нет, думал Тринадцатый – увернется сука, как пить дать увернется. Скользкий паразит! Лезь потом, инструмент ищи… А, то ещё и обратно прилетит.

Сжав ключ, он закрыл глаза, пытаясь успокоиться мысленно, считая до десяти.

Раз… Два… Три…

Внезапно он вспомнил, как когда-то этим же ключом стучал по дверям убежища и кричал «ТА СДЕЛАЙСЯ, СУКА!», — двери в убежище все никак не хотели создавать герметичность.

Появившегося тогда, точно так же Амурского, участливо интересовавшегося о неполадках. Но Дмитрий не знал, что этот сучонок каждый раз при закрытии ворот заботливо вкладывал в створки свой нож, тем самым организовывая утечку.

Раз… Два… Три…

Потом он вспомнил боевого робота. Машину, созданную с таким трудом для борьбы с лесной нечистью, и во что она превратилась теперь… После того, как эта амурская гнида поменяла установочную программу, некогда грозный агрегат теперь, поочередно приседая то на правую то на левую ногу, скрепя железом слонялся по базе, распевая: «Я хрю-хрюшка, я хрю-хрюшка, я в канаве мою брюшко!».

Раз… Два… Три…

Нет. Не получается. Пошло оно всё…

-СУКА-А-А-А-А! – утробно загудел Тринадцатый открывая глаза.

В этот миг он увидел причину, по которой заклинило пулеметную турель. Небольшая щепка, попавшая между станиной и поворотным механизмом. Одним пальцем устранив помеху, он опять схватился за ноутбук. Вправо. Влево. Ввод. Турель послушно выполнила распоряжение. Ярость разом схлынула с Тринадцатого и, повернувшись к Амурскому, он миролюбивым тоном произнес:

-Александр, а Вы не могли бы постоять так еще несколько секунд? – При этом пальцы Дмитрия совершали проворные пассы над клавиатурой ноутбука. Резво взвизгнув, агрегат смерти направил четыре свои ствола в сторону Амурского.

«Цель захвачена». «Открыть огонь?», «Да?», «Нет?», «Подтвердить?», «Отмена?» — Экран компьютера весело заиграл перечнем предлагаемых команд.

Чуть поведя стволами, орудие направило смертоносные зрачки поверх головы Саньки.
«Цель утеряна». «Всё ровно выполнить?».

С переполняющей душу радостью, Тринадцатый утопил клавишу «Enter». Над головой Амурского просвистел вихрь смерти, а вокруг Дмитрия проворно запрыгали желтые цилиндрики гильз.

Волосы у Сашки встали дыбом. Как призрак пропав в люке, он уже с земли злобно кричал, отбегая от стены:

-Ты что? Совсем описюнел? Я конечно знал, что ты дебил, но не на столько же?! Друг называется! Я же шучу, мать твою так!

-Ха-ха-ха. — Умиротворенно улыбнулся Тринадцатый, захлопывая ноутбук. – Готовься! – Крикнул он в спину улепетывающему Амурскому. — Ты мне еще, за Копперфильда ответишь!

Следующие, примерно полтора часа Дмитрий колдовал над перепрограммированием робота. Отступив на шаг назад, он придирчиво оглядел машину, что-то постоянно подстраивая в неразлучном ноутбуке. В итоге, выражение его лица трансформировалось из озабоченного в счастливое.

-Давай, брат Рудольф! – Тринадцатый любовно протёр окуляр видеокамеры, расположенный в «голове» шагающего агрегата. – Покажи, там, этой гадюке гремучей, где креветки пьянствуют. – Дима захлопнул компьютер, подмигнув железному человеку, в «руках» которого тускло поблёскивали сабли, топоры, ножи и с придыханием нажал кнопку включения, активируя робота.

Амурский задумчиво брёл по территории базы, засунув руки в карманы штанов, бесцельно пиная камешки и веточки, попадающиеся ему под ноги. Он азартно придумывал новые, ещё более изощрённые каверзы, которые надеялся в ближайшее время преподнести Дмитрию. К несчастью, в голову ничего не лезло, то ли из-за лёгкого похмелья, то ли из-за того, что не был сегодня в лесу. Мозг наотрез отказывался сосредотачиваться. Ну да не беда! Санька был человеком вдохновения и стоило ему увидеть будущий объект насмешек, как мысли тут же вставали в чёткий рядок, и очередная гениальная пакость вырисовывалась сама собой. Резко повеселев от таких мыслей Александр круто поменял направление движения решительно направившись в мастерскую Тринадцатого.

Позади послышался лязг шагов их железного помощника. Не сбавляя темпа Амурский расплылся в ухмылке, предвкушая весёлую песенку. Однако произошло совсем другое.

-Диверсант обнаружен! Остановись! Ты будешь уничтожен! – Заскрежетал робот синтезированным голосом.

Мгновенно обернувшись Санька оторопел. К нему, по-военному твёрдо печатая шаги, приближался их общий любимец и защитник Рудольф.

-Ты приплыл Копперфильд! Хана тебе! – Рокотал робот неумолимо надвигаясь.

Разнотонное гудение приводов, зловещий свист холодного оружия, рассекающего воздух, монотонность речи машины ввергали в шок. Санька и вправду чуток струхнул.

-Руди! Руди! Постой! – Амурский, потихоньку пятясь предпринимал тщетные попытки увещевать боевую машину. – Это же я! Санька! Кто по-твоему на тебя весь хлам собирал, и потроха твои тоже?!

-Ты опознан, Копперфильд! – Наступал Рудольф, постепенно увеличивая частоту взмахов саблями.

Амурский конечно понимал, что всякие разговоры с железякой бессмысленны, но в тайне надеялся о наличии голосовой связи робота с Тринадцатым. Почему именно с Димой, а не с кем-то другим? Ведь теоретически машину мог запрограммировать каждый. Это просто. Иначе откуда бы взялся Копперфильд. Так вот, Санька надеялся, что Дмитрий его слышит, а он парень добрый, глядишь и выключит свой патефон. Ситуация ведь не шуточная. Ну Тринадцатый! Ай да сукин сын! Ответил так ответил.

Амурский надеялся зря, ну почти зря. Дима его не слышал, но видел прекрасно и рыдал от хохота.

-Диверсант обнаружен! Остановись! Ты будешь уничтожен! – Расстояние до Рудольфа становилось критическим.

-Хренова шарманка! – Досадно крякнул Санька со всех ног бросаясь на утёк.

Бегал Амурский быстро и умело, но вредная железяка не уставала, с завидным упорством настигая его. Тогда Санёк сменил тактику. Он стал перебегать от укрытия к укрытию, прятался за домами иногда забегая внутрь. Но проклятый Рудольф, каким-то способом отыскивал беглеца. И стоило тому чуть отдышаться, как где-то поблизости раздавалось:

-Ты приплыл, Копперфильд! Хана Тебе!

Или:

-Ты опознан, Копперфильд!

Или ещё лучше:

-Последний шанс, Копперфильд!

Оно конечно выглядело весело, если бы не случилось с ним и конца этому безобразию, похоже не предвиделось. Похоже Тринадцатый взялся за него всерьёз. Небось все подначки припомнил. Гад!
Вскоре Амурскому, беготня по базе порядком надоела. Звать на помощь он не мог, не в его привычках, ну и уж конечно не в его статусе. Не поймут. Тогда Санька решил побегать от робота на глазах у начальства.

Услышав очередное:

-Ты приплыл, Копперфильд! Хана тебе! – Амурский рванул к резиденции Советника.

Степенно похмеляющиеся Алексей, Вадя и Балу, естественно обратили внимание на пробегающего рядом Охотника и шагающего за ним Рудольфа.

-Гляди чё за хрень! – Изрёк Вадя, на миг оторвавшись от священного процесса разливания бухла по стаканам.

-А! Амурский! – Произнёс Алексей, усиленно пытаясь собрать разбегающиеся в стороны глаза. – Опять какую ни будь фигню придумал. Вот неуёмный!

-За Саньку! – Не растерялся Балу, высоко поднимая наполненный стакан. – Хороший он парень!

-За Саньку! – Подхватили остальные и даже попытались встать.

-Ладно. – Амурский часто дышал и видя, что никакой реакции от Советника не последовало решил прорываться к Комиссару. – Могли бы и поинтересоваться вообще-то! А ещё начальство!

Неспешно беседующие о превратностях судьбы Конгломерата, Сэм, Ловчий и Фанджад тоже увидели бегущего Саньку.

-Гляньте! Не то, что-то! – Первым встрепенулся Славик вскакивая на ноги. – Надо узнать, что происходит!

-Стой! Стой! Стой! – Осадил его Комиссар, хватая за руку. – Видишь! Человек занятие себе нашёл! И пусть занимается! Или вы хотите, чтобы он вами занялся?

-Ну, в принципе да…. – Фанджад с усмешкой опустился на место, при этом проведя рукой по обгорелым волосам, подожжённым на кануне самим Амурским.

-Сволочи все! – Шипел Санька. – Товарищу на подмогу прийти некому! – Но в его голове уже созрел план. Добраться до оружейки. Как туда попасть без разрешения и без ключа, он и так знал. Там гранаты. Заманить железное падло в тихое местечко. И…. Эх! Прощай Рудольф. Ты был нам хорошим товарищем!

-Ты опознан, Копперфильд! – Заскрежетало поблизости.

Пора, подумал Амурский покидая укрытие и переходя в галоп.

В это момент взвыла сирена боевой тревоги. Целенаправленно преследующий Саньку робот, на секунду застыл, развернулся и погромыхал в сторону периметра, как и не было этих полдня бесноватых скачек. Тревога – высший приоритет, её пропустить нельзя. Отлепившись от стены, к которой Амурский припал, чтобы отдышаться, он тоже резво припустил к Стене. Похоже, весёлые розыгрыши на сегодня закончились.

Через несколько секунд, вой сирены прекратился. Это означало, что происходит не крупномасштабное вторжение, но всё ровно происшествие, требующее присутствия, как минимум начальства.

Первым к наблюдательному пункту подоспел Советник Алчи. Вместе со своим эскортом, состоящим из внушительного Вади с не менее внушительным «Утёсом» на плече и шагающего рядом внушительного Балу со снайперской винтовкой на перевес. Вообще, променад Алексея по базе, напоминал сопровождение, некой сугубо важной персоны. Если смотреть на самого Алчи, то Римского Папы, а если обратить внимание на сопровождение, то Батьки Махно.

Когда Алчи переступал порог КПП, там уже топталась не безызвестная фигура, закованная в «Зубр», резво приплясывала и размахивала дробовиком, жутких размеров.

-Давай! Открывай! Я разберусь! – Наседала фигура на отмахивающегося от неё, дежурящего за пультами Дениса.

-Эй военный! – Возмутился Советник. – Чего это ты тут размахался.

-Дробовик золотой скрафтил! Стечкин – отстой, дробовик – Песня! Дежурный не открывает! Сволочь! Испытать не даёт!

Несколько растерявшийся Алексей нетвёрдой рукой указал на фигуру.

-А…. Это? …

-НавЕртыватель! Боец наш новый, но уже отчаянный! – Ответил протискивающийся в комнату Комиссар, бесцеремонно отталкивая с дороги громаду Вади. – Я уже имел счастье познакомиться.

-Эй, пёс войны, кто твой командир? – Заулыбался Алчи.

-Тринадцатый! – Отчеканила фигура.

-И где? … — Начал Алексей.

-… какого хрена Тринадцатый?! – Подхватил Комиссар. – Пять у тебя уже есть! Ещё пять нарядов от Советника! Кру-у-у-у-у-гом! Марш!

-Нет бы выскочить, разобраться! Зады кому-нибудь поотрывать! – Бормотала фигура, обиженно ковыляя к выходу. – Они стоят тут, спят, наряды раздают! Начальнички…

Не обращая внимания на бурчание молодого, Комиссар с Советником поспешили к мониторам внешнего обзора.

-Что тут?! – Алексей вгляделся в приборы.

-Да вроде ни чего страшного. – ДенБлади указал на один из экранов. – Мужик какой-то нарисовался, по пояс голый. Стоит руками машет.

-Давайте, хотя бы, шмальнём по нему из пулемётов. – От двери предложила фигура в «Зубре»

-Брысь отсюда! – Почти хором зашипели Сэм с Алексеем.

-Так он без штанов! Мужик-то этот. – Комиссар изучал изображение на мониторе. — А ты говоришь….

-А я и говорю! – Не смутился Денис. – Голый по пояс. Только снизу. – Коротко оскалившись он заговорил уже серьёзным тоном. – Смотрите что странно. Стоит, как раз на границе минного заграждения. И ещё, именно в этой точке, короче, как знает, что от сюда его точно заметят и рассмотрят. – ДенБлади откинулся в кресле. – Лично я думаю, что этот мужик тут раньше бывал и он хорошо осведомлён о работе нашей охранной системы.

Сэм озадаченно чесал макушку, не сводя глаз с экрана.

Вдруг Советник, почти носом сверлящий монитор, резко распрямился и громко, чуть не срываясь на крик заговорил.

-Да вы вглядитесь лучше! Это же Вовка! Вовка Восток вернулся! Пропажа наша! А мы ведь его почитай, отпели уже!

Денис поднял вопросительный взгляд на начальство. Комиссар сдержанно кивнул, внутренне переполняемый радостью. Ден стукнул по большой красной кнопке и ворота периметра медленно поползли вверх.

Бурю эмоций, готовую уже было разразиться по поводу Володиного возвращения (его в КВАДе любили все) безоговорочно прервал появившийся Ловчий, справедливо рассудив, сначала медосмотр, затем всё остальное.

И сейчас, чуть ли не весь контингент базы, включая робота Рудольфа топтался у закрытых наглухо дверей санчасти ожидая допуска к «телу».

Наконец, двери приоткрылись. Показалась растрёпанная голова Дока.

-Можно. – Коротко сообщил он. – Только не все сразу. Дом мне завалите.

Решительно останавливая хлынувшую людскую волну, игнорируя нарастающий возмущённый гул, Сэм с Алексеем шагнули в обиталище Ловчего, плотно прикрывая за собой двери.

В одной из палат, за столом сидел приодетый и заметно повеселевший Восток. На кушетках, стоящих по обе стороны стола сидели Амурский и Тринадцатый. Что самое интересное, посреди помещения, прямо перед столом, за которым сидел Володя, резво приплясывала фигура в «Зубре», потрясая в воздухе винтовкой и прикреплённым к ней, каких-то совершенно чудовищных размеров прицелом, походившим скорее на телескоп.

-Побежали пацаны! – Бесновалась фигура. — Хули сидеть! Догоним того, кто сделал это с нашим братом! И клоаки им поотрываем.

Комиссар рассеянно смотрел на фигуру в броне. Ну, Амурский с Тринадцатым, для них ни запретов, ни замков не существует, но каким образом сюда просочился этот…

-Опять ты! – Начинал заводиться Сэм.

-Ага. – Жизнерадостно раздалась искажённая синтезатором речь. – Во! – Фигура в «Зубре» Потрясла над головой винтовкой с прицелом-телескопом. – Дробовики – параша! СВД – песня! Во пушкарь знатный! А эти. – Он махнул бронированной перчаткой в сторону сидящих Тринадцатого и Саньки. – Сидят, спят, ждут не пойми, чего! Я им говорю побежали! Скажи им Комиссар!

-А где, какого хрена? … — Забурчал Алексей, присаживаясь на кушетку.

-Да здесь я. Здесь. Виталя! – Злобно рявкнул Дмитрий. – Заканчивай и марш на улицу!

-Всё пати просрали. – Недовольно зарокотало из-под шлема «Зубра». – Вояки называются! Сидят! Спят!

-Виталик! – Тринадцатый повысил голос.

Фигура в броне, уныло опустив голову-шлем, побрела к выходу.

-Ну рассказывай! – Не терпеливо произнёс Комиссар, впиваясь глазами в Востока.

Однако Володя молчал. Лишь широко улыбался и задерживал взгляд на каждом из присутствующих поочерёдно, словно пытаясь всех обнять взором.

-Да не говорит он! – Тринадцатый с досадой ткнул рукой на стол.

И только сейчас Сэм заметил листок бумаги и ручку лежащие перед Вовкой.

Комиссар перевёл вопросительный взгляд на подошедшего сзади Дока. Тот беспомощно развёл руками, многозначительно постучав себя кончиком указательного пальца по голове.

Сэм повернул погрустневшие глаза на Востока.

-Ну что пишет тогда? – Спросил он уже у Дмитрия.

На секунду приподняв бумажку, лежащую на столе, Тринадцатый заговорил.

-Пишет, что наушники поломались…

-Каким хером это здесь причём?! — Вскинулся недоумевающий Советник. –Каким боком тут наушники?!

-Так пусть другие купит. – Посоветовал Комиссар.

-Дальше – лучше. – Хмыкнул Тринадцатый. – Пишет, что сначала ему термос нужно купить.

-Вообще весело. – Подскочил Алексей. – Вова! Ты, там в Лесу, головушкой не того, пока скитался, а?

Восток с такой же милой улыбкой глянул на Советника, торопливо схватил ручку и что-то быстро зацарапал на листке бумаги.

-Может калаш попробовать. – Внезапно загудел от двери НавЕртыватель. – Ну его нахрен это СВД. Калаш – песня! СВД – блювота!

-Последний шанс, Копперфильд! – Громко пробасил возникший в окне силуэт Рудольфа.

Амурский суетливо перепрыгнул на кушетку к Тринадцатому.

-Дима, ну хватит уже! Отомстил! Я и так как сайгак подстреленный по базе пол дня скакал. Мир! – Санька протянул руку. Дмитрий демонстративно щёлкнул пультом, послышался характерный гул смолкающего генератора. Робот, безжизненной статуей замёрз у окна.

-Мир! – Произнёс тринадцатый. Они с Амурским горячо трясли друг другу руки. В это время Санька, свободной левой рукой, подкладывал в карман расслабившемуся Дмитрию огромного, чёрного жука. Жук был безвреден, мог только чувствительно куснуть за палец. Однако сам факт того, что ты, без всяких задних мыслей засовываешь руку в свой родной карман, а там такое… Будущая реакция Тринадцатого, прямо-таки окрылила Амурского, и он ещё более неистово задёргал руку друга.
Отстранёно отметив произошедшие в палате за несколько секунд события, Комиссар бессильно тряс низко опущенной головой. Когда же этот дурдом закончится, думал он, скорей бы Командир вернулся разбираться с этим КВАДом – бедламом! Взрослые мужики! Конец света пережили, а серьёзности ни на грамм. Почувствовав сверлящий взгляд Сэм поднял голову. Вова Восток, продолжая улыбаться глазами указал на исписанный лист. Комиссар схватил бумажку углубившись в расшифровку Володиных каракулей.

-Тихо все! – Закончив чтение гаркнул Сэм. – Вова пишет, что знает всё про Самураев и откуда они берутся. Эту бумажечку я спрячу. – Комиссар аккуратно складывал листок. – Во избежание, так сказать! Лёха! – Обратился он к Советнику. Тот шагнул на встречу с сосредоточенным лицом. – Разгоняй свой притон! С этого дня готовим операцию!

-Ну так чё?! Побежали пацаны! – В палате, как по команде материализовалась фигура НавЕртывателя. – Какая операция! Так побежим! Главное не ссать! Щас я только за «Печенегом» смотаюсь. Калаш – рыгня! Печенег – песня!

Комментарии