Педантичность, отличное качество, если не становится навязчивой идеей. Скрупулезность и осторожность, с которой было должно изучать артефакт, не давала произвести решительные меры, что могли бы пролить свет на эту разгадку. «Огрызок» оказался крепким орешком, и что прискорбнее всего, безальтернативным.

Когда я впервые нашёл это новое аномально образование, я взял всего два цветка. Как же я был не прав. После того, как я вернулся из Петербурга, одним из первых пунктов личного списка было, собрать урожай уникальнейшего артефакта. Но если бы да кабы. Аномального куста не было, то есть совсем, от него даже неровности на земле не осталось. Навязывалось два вывода: либо кто-то нашёл и упёр, что вероятнее всего, либо Лес забрал.

Если его даже и упёрли, то на показ это ни кто не выставит, а если не упёрли, то это значит то, что в нашем распоряжении оказались уникальнейшие по своей природе штуковины.

Это стало моим камнем преткновения, моим «Гордеевым узлом», под который не подходил ни один меч. Стоило только на чуть-чуть подобраться, приоткрыть завесу непонимания, как ответ уходил как вода сквозь пальцы. Мало того что «огрызок» не поддавался анализу однородных тканей, так как был фактически единой аномальной экосистемой, так он же и менялся, от Шторма к Шторму. Любой аномальный всплеск достаточной силы, и гипотеза, ещё вчера казавшаяся крепче берегового гранита моего родного города, летела к чертям на крейсерной скорости. Меня не покидало чувство собственной ущербности из-за недостатка знаний, какой-то жалкий артефакт, не поддавался ни какому теоретическому обоснованию.

С другой стороны, я достаточно ловко научился с ним обращаться. С практической стороны вопроса, и достаточной подготовкой можно было бы, спокойно отправится в любой край нашей необъятной планеты. С другой стороны, человек никогда не осилит такие расстояния на своих двоих. Лес агрессивно реагирует на любые технические средства.

Чтобы разложить всё по полочкам следовало, так скажем полностью препарировать этот цветок. Но, как я уже сказал, мы не могли это сделать в виду его уникальности и крайне малого количества.

Я уже, которой день сидел за столом, и тупо пялился на него. По-моему ещё японцы говорили, что если долго медитировать над предметом своего вожделения, то тебе откроется его скрытая суть.

-Полная хрень. – Сказал я, поднимаясь из-за стола и потирая виски.

От бессилия сводило зубы, и это дико раздражало, накатывали волны апатии.

…Я не могу, просто не могу и всё, нужны свежие мозги…

Я прошёлся взглядом по выделенной под лабораторию комнате. Рисунки и записи, висевшие на стенах, как у последнего маньяка газеты, заслоняли собой потёртые стены. На них отбрасывали тени различные приборы и реактивы. Запылённые полки с книгами, записями, блокнотами. Обрывки неудачных гипотез и идей комьями валялись на полу. Только стол, где в тисках была заключена колба с фосфоресцирующим цветком, была в идеальном порядке.

-Так, всё, перерыв.

Чем глубже я заходил в работу, тем чаще замечал, что стал разговаривать сам с собой. Работа в одиночестве и постоянное нервное напряжение, дали свои плоды.

Однако на дворе были уже сумерки. Кто-то стоял на часах, кто-то шатался по базе от безделья, уже несколько месяцев жизнь на базе протекала размеренно и спокойно. Дежурные на вышках в конце смены травили байки, что бы ненароком не уснуть, из Диминой мастерской раздавались лязгающие звуки, опять местный Кулибин что-то мастерил. Столовая была уже закрыта, час был поздний, и некоторые собирались вокруг костра, что бы как-то развеять скуку. Слышался смех, и характерный стеклянный звон стаканов.

Мир вокруг нас постепенно превращался в обыденность, уже не пугали приевшиеся мутанты, не останавливали сорвиголов аномальные поля. Те же распри между большими группировками не досаждали этому уголку, ведь пока сильные мира сего заняты друг другом, до нас, мелких сошек, выброшенных на обочину мироздания, никому не было дела.

Прижился я в коллективе не сразу, поскольку был не общителен, и народ поначалу с прохладой отнёсся ко мне. Но время шло, ко мне попривыкли, я стал ходить в походы за артефактами, тем самым вливаясь в коллектив, и даже смог кое-чему научить этих аксакалов. Но душой компании так и не стал. Персонаж второго плана, как говорили в театрах, серая тень, которая не заметна до поры, но которая всегда рядом, если потребуется.

Так и прошло около полу года. Жил я в общей казарме, мне выделили отдельный гамак, конечно не кровать с резными спинками, как у некоторых, но некоторые вольности мне позволялись. Хоть база была и достаточно велика, но места катастрофически не хватало, поэтому и уживались, как могли. Ходили слухи что под базой есть что-то дюже ценное, но подробности тщательно скрывались, я-то и узнал про это, случайно подслушав разговор офицерского состава группировки. А вообще очень удобно всем вокруг казаться серой тривиальной личностью. Никто на тебя не рассчитывает, а мелкие победы кажутся намного значимее, главное вовремя прикинуться шлангом и кивнуть.

Взяв из своего ящика в казарме гитару, да, прежде чем уйти из Петербурга я снова посетил свою квартиру и забрал оттуда несколько полезных вещей, в том числе и гитару, я решил поиграть. Обожженная рука так до конца и не зажила, какие бы припарки мне не делали. Она была вся в уродливых бороздах, а в паре мест, так вообще, немного подсвечивалась изнутри, синими пятнами, как и часть лица кстати. По началу было жутковато, но потом привык. Немного усугубляло, что из-за ожога частенько приходилось разрабатывать руку, но это мелочи. Поначалу пальцы снова путали лады, но уже через несколько минут у меня стало выходить что-то путное.

…Эх, курить охота…

После того как я решил осесть у КВАДовцев, у меня резко испортились отношения с Чёрным Рынком. Я потерял расположение многих весомых фигур, которым когда-то помог, но, как говорится, без худа нет добра, у меня появилось место, которое я мог считать домом. Жаль только, хорошим табаком стало разжиться намного сложнее. Последняя пачка кончилась, уже неделю назад.

Руки поняли ход мыслей, и начала проявляться знакомая мелодия, и как всегда бывало в подобных случаях, я запел, хоть и не очень получалось, если честно.

Опять туман, закрыты Питер, Магадан
A на экран слетелась стая с разных стран
Я справлюсь сам, а по спине холодный пот
Всем не понять, что даже черт готов отдать…

2000 баксов за сигарету и даже полжизни не жалко за это
Чуть-чуть покурить и до рассвета будем летать, чтобы снова отдать
2000 баксов за сигарету и даже полжизни не жалко за это
Чуть-чуть покурить и до рассвета будем летать, чтобы снова отдать

Мой старый друг… его со мной нет много лет,
Но память вдруг
Ударом в бок напомнит как
Он мог летать
Когда смотрел на монитор
Любил мечтать
И на спор мог легко отдать…

2000 баксов за сигарету и даже полжизни не жалко за это
Чуть-чуть покурить и до рассвета будем летать, чтобы снова отдать…

Я сбился со струн, когда из темноты, на меня вылетел, метя точно в голову, какой-то предмет. В последние мгновения, как и в первый раз, Шиза сделала звоночек, и мне удалось избежать конфуза.

-Как ты всё-таки это делаешь? – Спросил Фанжат, выходя из сумрака.

Я пожал плечами и отложил гитару. Мне было всё-таки интересно, чем атаковал меня ночной гость, не гнушающийся моего общества. К моему удивлению эти предметом оказалась непочатая пачка «Данхила». Я повертел её в руках и вопросительно глянул на приятеля.

-Подгон.

-И кого  я должен за это убить?

-Да мне какая-то редиска, зачем-то по ночам носки дырявить стала. Я грешу на очередные шутки Амурского, но тот собака такая, ни в какую не колется. Мне нужна твоя хлопушка, помнишь ты рассказывал, как наших гавриков подловил?

-Это можно. – Сказал я, утвердительно, кивнув. Пачка оказалась даже не отводеневшей, что тут сказать, и то хлеб.

Но мой ночной гость не уходил, просто постоял рядом пока я искал зажигалку.

-Пошли к костру, сыграешь что-нибудь душевное, выпьем, чего ты один-то просиживаешь.

-Да настроения нет, тем более, — я показал пальцами на компанию у костра, — они считай только Сектор Газа, Deep Purple, да Scorpions  и заказывают, надоели, а остальное я просто не исполню, не умею.

-Ну как хочешь. – Он развернулся и начал уходить. А я невпопад буркнул себе под нос.

-Эх, не спиться, не спиться, не спиться бы мне.

-Не советую. – Не оборачиваясь, сказал Слава. – Завтра по идее шеф вернётся с отрядом, будет небольшой сабантуй.

-Угу. – Последний такой сабантуй, закончился пьяной дракой. Надо же было, Витале проявить не характерную стойкость организма и удержаться до конца празднества в седле. И что они в тот момент не поделили с Додошником, до сих пор никто не знает, даже они сами. Но я отчётливо помню, что сцепились те, как кошка с собакой. Мы бы и не заметили, не раздайся под столом сдавленный хрип, в неожиданно наступившей тишине.

Бесконечно можно смотреть на три вещи, как горит огонь, как течёт вода, и как тлеет в темноте кончик сигареты, оставляя за собой дымный шлейф, причудливых форм и очертаний.

…А чем чёрт не шутит, можно и посидеть у огня, новости например, послушать…

Затушив сигарету о подошву ботинка, я направился к товарищам. Пока сидел, я и не заметил, что уже стало серьёзно холодать. Немудрено, зима уже. Поразительно всё-таки, как же сменился климат. В прошлом, зимы Незалежной порой не уступали в суровости Сибирским, а сейчас что? Сейчас, так, лёгкие заморозки, мокрый снег, превращающийся в вязкую морось, ещё до того, как достигнет земли. Температура колебалась от плюсовой к нулевой и обратно. Давно я не видел настоящего снега, чтобы, всюду, куда не посмотри, виднелись белые сугробы.

А у костра тем временем собралась любопытная компания. Фанжат, он же Слава, вечно не унывающий тип, схожий чем-то с котом Леопольдом. Виталя, с претензионным поганялом, Навёртыватель, поскольку вклинивался в любой спор, с тактичностью кнутобоя, и любил, вещая на своей волне, втирать кому-то свою позицию, как когда-то кто-то метко выразился навёртывать. Местный коновал, по прозвищу Ловчий, кстати, очень помогший мне в прошлом, и по здоровью, и по обустройству лаборатории, позитивный и радушный мужик, в общем. Был там ещё Грамазека, здоровый и весьма шумный бугай, но только когда выпьет, история из разряда «когда я пью, я всех люблю». Весьма пёстрая компания, с какой стороны не посмотри, но в большинстве своём такой и была наша группировка.

Костёр горел исключительно формально. Пусть и горели над базой прожектора, да и люди были вполне тепло одеты, но согласитесь, коротать вечер намного приятнее, если совсем рядом с тобой бурлит живой огонёк, задорно потрескивая углями в разные стороны, и чувствуется запах дыма. Я подошёл и поприветствовал всех, и чтобы не оттягивать на себя внимание, сделал вид, что просто греюсь. Тем временем спор продолжал разгораться, словно кто-то случайно опрокинул бутылку абсента, содержимое которой, сноровисто разливалось по стаканам Ловчим, в костёр.

-…А я тебе всё же говорю, что мой СКС лучше для охоты на мелкую дичь, чем твой СОК девяносто пятый. – Уже с хмельным чёртиком в глазах, сел на свою шарманку Виталик. И спорил он со здоровяком Грамазекой.

— И давно они так? – В полголоса поинтересовался я у доктора, блага сидел он совсем рядом.

-Уже около часа, — посмотрев на часы, ответил Ловчий, — а ты как я посмотрю, решил выбраться из своей берлоги?

-Я на грани провала, — упавшим голосом, уже в который раз признался я. – Ничего, ровным счётом, ведь такого же не бывает док.

-Отрицательный результат, тоже результат. – Многозначительно заметил он.

-Не в этот раз, то есть совсем ничего, и я всё больше склоняюсь к мысли, что мой друг тогда меня не обманул. То, что у нас есть, это только отдалённо напоминает результат опытов моих бывших коллег. «Огрызок», это артефакт иного рода, скорее аномальной случайности, чем действительно рукотворное создание человека.

-Может, а может как яблоко от яблони, ты не думал, что учёные в то время, до пандемии, нашли такой же, и сделали на его базисе аналог. На принципах влияния, был подобран эффект, на базе генома была построенная конструкция, а что если повторить подвиг тех учёных?

-И как ты себе это представляешь?

-Рискнуть! Методом проб и ошибок, с нуля воссоздать эксперимент.

-Да ты хоть представляешь что для этого нужно? Это годы работы, это в компетентные люди сделали в результате кропотливой работы многих отделов, и с помощью селекции отсеяли сотни проб, что бы в результате получить хоть что-то. Я химик-эколог, всё-таки, но никак не ботаник. Это почти не реально, нет оборудования, нет опыта, да и права на ошибку нет. Это займёт не один год!

-Мы ничего от этого не теряем, в конечном итоге у тебя есть отчёты, повторить что-либо может и обезьяна.

-Хорошо, сдаюсь, убедил, давай попробуем, но где достать селекционное оборудование по смешению разных видов растений, да и где мы найдём неизменённые семена нужных нам образцов?

-Ботанический сад! В некоторых местах они чуть ли не веками выводили экзотические породы флоры, там обязаны быть многие виды, да и оборудование должно имеется. – Уверенно заладил ловчий. Мы и не заметили, что вот уже минут десять разговаривали на повышенных тонах, и конечно же внимание товарищей теперь было приковано к нам.

-А зачем такие сложности? Не проще ли в Краевцам сходить? – Предложил Виталя.

-Что за Краевцы? – В своём затворничестве я, похоже, совсем не следил за событиями в мире, да и раньше я особо ими не интересовался. Мне было достаточно дружелюбности со стороны Бродяг, и небольшого, но авторитета со стороны Чёрного рынка.

-Ну, егеря, которые. – Неуверенно начал Навёртыватель. – От них ещё Амурский ушел, он в своё время и рассказывал.

-Что-то такое смутно припоминаю.

-Ну блин, эти старообрядцы, ходят в шкурах, молятся идолам, ходят лесом. Мутные типы, одним словом. Но в артефактах шарят как черти, когда они приносят на рынок арты торговать, у некоторых здоровые такие очереди выстраиваются, в артах они толк знают.

-Как вариант. Слушайте, а чего вы мне раньше-то не сказали, черти полосатые. Какого я извиняюсь хера я несколько недель к ряду, хернёй страдал!? – Я припомнил, как безнадёжно сидел и пялился на колбу с цветком, в ожидании, когда же гипотетическая лампочка Ильича зажжется над моей головой.

-Так ты и не спрашивал.

Видимо, то ли придел децибел превысил определённую границу, то ли красноглазый Дима от хронического сидения перед монитором сам понял, что стоит проветриться. И, увидя знакомые лица, решил подойти.

-Чего шумите среди ночи? О Мальтер здорова, есть успехи?

-Да есть определённые идеи

Выслушав оба варианта, Тринадцатый, опорожнив в пару глотков, остатки абсента выдал следующее.

-К Краевцам сейчас не советую, у них, что-то вроде регионального бунта. – На одном дыхании произнёс он, а после выдоха, занюхал рукавом. – Уф, ядрёная вещь, где достали?

-Секрет фирмы, — улыбнулся Ловчий.

-Так что там с Краевцами?

-У них сейчас на почве, делёжки территории с Возрожденцами тёрки, одни начали шакалить по дорогам, другие выставляют свои старые загашники и мобилизуются, третьи, так вообще, отвернулись от своих, да всё молятся идолам своим. У них сейчас сам чёрт ногу сломит.

-Ясно, но всё-таки?

-Я бы туда отряд не послал. Там сейчас шальную пулю словить, как два пальца в розетку.

-А про второй вариант?

-Тут вообще смешно, вы оглядитесь вообще. Там лес, тут лес, вы вообще соображаете, что эта идея пахнет настолько мерзко, что даже страшно представить. Ладно бы по привычным местам пошарить, ну рогулину или шагай-дерево встретишь, уже не обделаешься, а в ботанический сад? Там же флоры было больше, чем у дурака фантиков.

-Как-то об этом не подумал, хотя я могу репеллента намешать, пройдём как по бульвару если не ссать, ну и руками, да ногами ни за что не хвататься. Проверено!

-С этим можно ещё подумать, но всё равно, слишком много если. Вот командир придёт, с ним и решай.

-Ладно, убедил.

Остаток ночи мы так и провели у костра, спать совершенно не хотелось, а в компании время летело незаметно. Тем более, Ловчий откуда-то надыбал ещё пару бутылок абсента, как говорил домашняя заготовка. Вот мне чисто гипотетически любопытно, на каких травах он настаивал своё поило.

Наверное, это было как раз то, что мне нужно. Сбросить напряг последних дней в доброй компании. Мы горланили песни под гитару, травили совершенно похабные и несмешные анекдоты, ржали над зелёными чертями, поило доктора оказалось что надо. Пока под рассвет нас не растащила по койкам ночная смена караула.

Но командир не пришёл и на следующий день…

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии