Жизненный урок

 

Мы выживаем как можем. Каждый по своему. В нашем цифровом мире не осталось никого, кто не был бы подключён к единой информационной сети. В городских джунглях даже к растениям подключены сенсоры, чтобы оптимизировать расход воды, необходимый для полива. И в этом информационном раздолье нам всем необходимо зарабатывать кредиты для того, чтобы жить. 

— Пять кредитов и я помогу вам попасть внутрь, — в очередной раз повторил я.

Мы стояли на тротуаре у входа в здание, верхние этажи которого терялись среди облаков. Молодой человек никак не мог попасть внутрь и недоумевал по поводу того, что он должен был кому-то платить за проход к своему рабочему месту. Он оттолкнул меня и проводил рукой по стеклу двери, словно «свайпал» её. Дверь не шелохнулась.

— Слушай сюда, или ты сейчас же пропустишь меня, или я… я не знаю, что я сделаю с тобой, — терял самообладание мой собеседник.

Идеально подогнанный костюм со встроенным климат-контролем слегка загудел при включении кондиционера, чтобы немного остудить своего разгорячившегося хозяина. Он был одним из тех, кто был оцифрован на все сто процентов. В его мозг вживлён чип, посредством которого он осуществлял связь с внешним миром. Новости, письма, видео передавались напрямую в кору головного мозга, без необходимости иметь дополнительные гаджеты. Посредством этого чипа он мог общаться с другими людьми на любом расстоянии, управлять бытовыми приборами и много чего ещё, но вся эта прелесть была доступна начиная с десятого этажа, ниже находился технический персонал. 

Он ещё четверть часа осыпал меня проклятиями и угрозами, надеясь, что я испугаюсь и помогу ему. Как бы не так, я был непреклонен и спокойным голосом повторил: 

— Пять кредитов и я решу вашу проблему.

Наконец он успокоился и понял, что без меня ему никак не попасть внутрь. 

— Хорошо, я согласен, — отчаявшись произнёс он, и поинтересовался у меня — идентификатор?

Я для него являюсь пережитком прошлого, хотя сам не вижу в этом ничего предосудительного. В моё тело вживлён только один чип. Он на моём запястье. Им я могу получать кредиты от других и оплачивать чужие услуги и товары. Я протянул руку, запястьем вверх.

— Никаких идентификаторов. Только контактный кошелёк. С вас двадцать кредитов.

Было видно, что собеседник сдерживает себя изо всех сил, но ему срочно надо попасть в свой кабинет, и ему ничего не остаётся, кроме как согласиться. Он провёл рукой над моим запястьем. Мой планшет радостной трелью сообщил о поступлении средств. Я кивнул ему головой, а затем потянул стальную ручку двери на себя и она отъехала в сторону. 

— Это всё? Надо было просто потянуть? 

— Да! Всё просто. Вы получили важный жизненный урок и расплатились за своё невежество.

Он молча прошёл мимо и упёрся во внутреннюю дверь. Как бы он её не толкал, как бы не дёргал и не тянул ручку — она не поддавалась. Он со злобой пнул ногой ударопрочное стекло двери и истерично закричал: 

— Откройте кто-нибудь уже эту чёртову дверь!

— Там же написано: «Нажать», — указал я на ручку двери.

Смущённый своей несдержанностью он нажал на ручку, дверь открылась и он поспешил скрыться в шахте лифта. 

Мы выживаем как можем. Каждый по своему. В нашем цифровом мире нужны и те, кто находится вне сети, нужны люди для простой физической работы. 

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии

Читайте также