Я есть Бог

 

Кого ты видишь, глядя на меня? Ты видишь старика с обветренным лицом и седыми волосами, глаза которого еле различают твой силуэт. Ты держишь за высохшую руку с истончённой кожей человека, который сам уже не держится на ногах. Время беспощадно, и я наглядный тому пример, а ведь некогда я был таким же сильным, как и ты. А знаешь ли ты кто я?   

Я Бог.

Что же ты смеёшься? Конечно я вовсе не тот, про кого ты подумал, куда мне с ним соревноваться. Возможно я был частью Его замысла, такие вещи, как нам кажется, всегда случаются случайно. В молодости я работал в институте изучения времени, затем в департаменте времени и наконец в министерстве темпоральных связей, откуда меня и проводили на пенсию. Представляешь, меня – полного сил мужчину, отправили на пенсию. У меня тогда был только один путь, – идти работать в патруль времени. Я уверен, ты не раз с ними сталкивался. Ведь так? Можешь не отвечать, вижу, что знаком с ними.

Работа, скажу тебе по секрету, не сложная, как раз для старичков на пенсии. Мы следили за туристами во времени, которые хотели своими глазами узреть последний день Помпеи или же горели желанием увидеть великую французскую революцию. Нашей задачей было не допустить, чтобы они сходили с утверждённого маршрута. Особенно внимательно смотрели, чтобы ни один артефакт не пересёк временную границу ни в одну сторону. Ты же понимаешь, что нельзя взять и поменять историю, ведь самое главное в путешествиях во времени – просто быть безучастным наблюдателем. Да, довольно скучная работа, по большому счёту. 

Туристы не доставляли нам особого беспокойства. Но изредка попадались среди них «прыгуны», темпоральные психопаты, которым неймётся вмешаться в ход истории. То ли больные на всю голову, то ли наркоманы, обдолбанные синтетической дрянью. Их порой трудно выделить среди толпы, и появляются они всегда не вовремя, особенно когда их вовсе не ожидаешь. В то время у меня был роман с женщиной, мы работали вместе, и звали её Любовь Сергеевна. Она была из тех женщин, про которых говорят, что и коня на скаку остановит и в горящую избу войдёт. А красоты какой была моя Любаша, таких теперь нет. Конечно, глупо наверное было на старости предаваться романтике, но я и по молодости не знал любви, а эта женщина всколыхнула всё моё естество.

Мы тогда с ней были на очередной смене, когда я приметил «прыгуна». Дёрганный молодой парень со взъерошенными волосами, уродливый нос картошкой на лице и безумный взгляд, он больше походил на экспонат кунсткамеры. И вот эта ошибка природы сходит с маршрута и прыгает во временную воронку.  Представляешь что он мог бы натворить, передай он какую-нибудь технологию двадцать пятого века одному из диктаторов прошлого? Представь себе Гитлера с аннигилятором бытовых отходов! Или что произошло бы, если бы он потопил «Санта-Марию» вместе с Колумбом, или наоборот – предотвратил убийство Юлия Цезаря. Невозможно себе представить, к каким чертям собачьим полетел бы наш мир, уйди он в любое наше прошлое. Я был ближе всех к нему, и потому я кинулся вслед за ним. Ты думаешь что я герой, что вот не задумываясь бросился спасать человечество. Как бы не так, от неожиданности и страха у меня затряслись все конечности, от охватившей меня паники я выронил свой временной крюк. Всё произошло очень быстро, на раздумья времени не было совсем. Само собой я успел схватить «прыгуна» и мы кувыркаясь стремительно неслись во временном вихре.

Наша борьба больше напоминала неуклюжую возню нанайских мальчиков, мы всё дальше проваливались во времени. Чем дальше мы падали, тем меньше у временной воронки было туристов. Последние туристы пролетели мимо нас на отметке в минус шестьдесят пять миллионов лет, когда на Землю упали несколько огромных астероидов, тем самым начав эру вымирания динозавров. А мы продолжали бороться и падать. Без своего прибора я не мог определить насколько далеко мы уже провалились во времени.  

Мне надо было забрать у «прыгуна» его крюк времени, чтобы он не смог содеять задуманное. У этого малахольного засранца не было шансов против меня. После недолгой борьбы я выдернул у него временной крюк и вытолкнул его в бурлящее жерло вулкана, где он исчез вспыхнув словно головка спички. Только вот беда, прежде чем исчезнуть в вулкане, парень успел нанести удар, сломав крюк, а вместе с ним и мою надежду на возвращение назад. Меня ожидало одно – вечно падать сквозь время. Я повторюсь, многие вещи, как нам кажется, случаются случайно. Я не скажу как так получилось, но что-то меня вытолкнуло из временной воронки. 

Я упал на скалистый выступ, разодрав кожу на руках и сильно ударившись головой. Я плюхнулся в тёплую вонючую воду. Кровь медленно текла из моих ран. Прежде чем мой разум погрузился во тьму, я увидел, что приземлился на мелководье, усеянное камнями, небо надо мной было затянуто чёрными тучами. Было очень жарко и влажно, дышать было очень трудно, мне будто не хватало кислорода. А потом свет погас, как мне показалось, в самый последний раз.

Как ты и догадываешься меня спасли. Спасла меня моя Любаша. Увидев, что я выронил свой крюк, она бросилась за мной, включив сканер, чтобы обнаружить меня, и крепко схватив свой крюк времени. Она нашла меня, истекающего кровью на мелководье, взяла меня на руки и забрала домой. Такая вот у нас была любовь с Любовью. Сплошная романтика и счастливый конец, как тебе может показаться. Но не тут-то было. 

После моего выздоровления я предстал перед высокой комиссией департамента времени. Мне вменялось нарушение десятка правил и вмешательство во временной код. Меня отстранили от работы с формулировкой «отправлен на заслуженный отдых», а папку с моим досье закрыли с грифом «Совершенно секретно».      

– Но я не менял историю! – попытался было я опротестовать их решение.

Мне ответили, что я провалился во времени более чем на три с половиной миллиарда лет. Дальше, чем любой путешественник во времени до меня. До того, как началась какая-либо жизнь на Земле. Их исследования показали, что жизнь внезапно вспыхнула по всей планете в течение миллиона лет после моего неудачного приземления на камни, распространяясь от того самого места. Когда я упал там и расшиб себе руки и голову, кровь и бактерии из моего тела попали в первичный бульон и дали начало нашему с тобой будущему. Они сказали мне: 

– Вы не меняли историю, вы её начали.

Моя Любаша услышав эти слова только и смогла произнести: 

– Бог мой!

Вот… Как-то так. А ты смеёшься.  

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также