Терминал

 

Человек в дорогом шерстяном костюме нервничал, он то поправлял галстук, то глядел на свои золотые часы. Но чаще всего он снимал очки, отчего правая позолоченная дужка была более тёмной, чем левая. Он проверял чистоту стёкол на свет, и возвращал их на место. Вдруг, словно вспомнив что-то важное, он открывал кожаный портфель и перебирал документы, и, убедившись в их наличии на время успокаивался. Наконец, на табло в зале ожидания высветился номер его билета и номер терминала, откуда ему предстояло отправиться в другую часть страны. Он быстро огляделся, выискивая глазами нужный ему терминал под номером тринадцать.

Человек поднёс билет к сканеру на стене, после чего щёлкнул электронный замок, и дверь терминала автоматически открылась. По узкому коридору уверенно ступая по мраморному полу в лакированных итальянских туфлях, он прошёл к сотруднику порта, который встретил его широкой улыбкой на лице.

— Добро пожаловать в международный порт мгновенного перемещения! Прежде чем вы пройдёте в кабину телепортации, хочу напомнить вам о возможных побочных последствиях. Возможно небольшое головокружение и кратковременная дезориентация в пространстве. Ни в коем случае не поддавайтесь панике и как можно больше наберите воздуха в грудь. Можете повторить эту процедуру несколько раз. 

Сотрудник, всё ещё широко улыбаясь, смотрел на человека в очках, ожидая от него встречных вопросов. Но тот всем видом показывал, что он не впервые пользуется услугами телепортации, и просто часто закивал головой, тем самым давая понять, что ему всё это уже знакомо.

— Напоминаю, что перемещаться вы будете без одежды, ваши вещи отправятся отдельно. Среди вещей нет органики?

— Нет, — человек отрицательно завертел головой.

— Отлично! Сложите свои вещи и одежду в коробку и заходите в кабину для телепортации. И последнее, должен предупредить вас о смертельной опасности, если на вашем теле окажутся неорганические соединения, как то имплантаты, протезы, чернильные татуировки. Вы подтверждаете их отсутствие на вашем теле?

— Да. — Человек утверждающе закивал. — Я чист.

— Что же, на этом всё. Спасибо, что воспользовались услугами нашей компании. Счастливого пути и удачи!

Молодой сотрудник дождался, когда клиент сложит вещи в коробку, которая тут же исчезла по транспортерной ленте за резиновыми шторками в чреве камеры. Затем, когда клиент вошёл в кабину для телепортации, оператор внимательно осмотрел его на экране, чтобы убедиться в отсутствии на теле посторонних вещей и предметов одежды. Отчитав вслух от пяти до одного, как его учили на курсах операторов, служащий порта нажал на кнопку «Перемещение». В кабине на мгновение стало светлее, не сказать, что это была яркая вспышка, но изображение на экране засветилось, поэтому ничего нельзя было увидеть. Затем на несколько секунд кабина погрузилась в полнейшую тьму. Когда экран монитора снова ожил, оператор увидел, что клиент остался в кабине, и находился в полной прострации. 

В это же мгновение через служебный вход в помещение терминала вошли несколько человек из службы безопасности. Двое из них без лишнего шума и очень быстро увели куда-то всё ещё не пришедшего в себя клиента. Начальник  смены дождался, когда за ними закроется дверь.

— Ты внимательно читал инструкцию? — спросил он,  заглядывая в глаза молодому оператору.

— Я? Да, читал, — заикаясь от волнения, ответил оператор.

— Что ты должен был сделать после перемещения клиента? — напирал старший.

— Э-э-э… Ну, как бы… это, — мялся молодой человек.

— После того, как в кабине погаснет свет, ты должен был запустить процесс зачистки, нажав вот эту красную кнопку, — лицо старшего покрылось красными пятнами, брызгая слюной, он продолжил, — система даёт несколько секунд, для того, чтобы, или отменить перемещение, или автоматически уничтожить исходный биоматериал. Тебе разве об этом не говорили на курсах операторов? Ты должен был нажать красную кнопку с надписью «Зачистка». Что тут непонятного? 

Начальник стоял, выпучив глаза и указывая пальцем на злополучную кнопку. Молодой трясся от страха и осознания того, что он совершил что-то непоправимое. Ему казалось, что он сейчас же умрёт от разрыва, бешено колотящегося в груди сердца. Его дыхание стало прерывистым, глаза застелила пелена. 

— Что будет с тем человеком? — Заикаясь, спросил он. Ему хватило смелости поинтересоваться и своей участью. — А со мной? Что будет со мной? Меня уволят?

Начальник смены посмотрел на молодого оператора, и удовлетворённый результатом проведённой беседы, перешёл на более спокойный тон. 

— Клиент успешно телепортировался и ничего не знает о том, что случилось в точке отправки. Если бы ты сделал всё по инструкции, то аппарат сам бы уничтожил исходный материал, развеяв в пустоту его тело всё до атома. Но иногда случаются сбои, как например, сейчас, и тогда остаточный биоматериал подлежит физическому устранению вручную, так, чтобы и следа не осталось, — как-то обыденно произнёс старший. — Что касается тебя, то ты будешь и дальше работать, но в следующий раз, исправлять свои ошибки пойдёшь сам.

Оператор чувствовал, что его вырвет, он сделал несколько глубоких вдохов. 

— Почему нельзя оставить обоих?

— Потому, что нельзя две ноги всунуть в одну штанину. Потому, что человек уникален в своём сознании, и, по сути, по одну сторону остаётся только пустая оболочка, наделённая базовыми инстинктами. Ещё вопросы? — молодой отрицательно замотал головой. — Тогда до конца недели отдыхай, и внимательно перечитай инструкцию, а с понедельника снова на работу, а там главное не забывай про кнопку зачистки.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также