Тайные тропы — Глава 7

 

Санкт-Петербург, 4 дня до пандемии

После произошедшего у начальника, сон так и не шёл. Я прошерстил интернет в поисках какой-либо информации о лесе. Оказалось, что в мире уже много случаев, неизвестных широкой общественности, о пропаже людей в тайге, о новоаномальных образованиях в лесах близ Урала, я конечно знал немного больше, но уже много времени правительства всего мира уверяли людей что угрозы нет, по прогнозам в отчёте по гербициду, и данных что мне удалось узнать, эвакуация которая должна быть объявлена, пройдёт не далее чем через неделю.

Украину, точнее среднюю полосу этой страны, напасть не возьмёт всерьёз, лесов после активной вырубки тех районов там осталось совсем немного. Нужно обезопасить себя, рассуждал я, близких, предупредить. Нет, чревато последствиями, слухами, паникой, нужно сделать всё тихо.

Я не мог поехать с институтом, они явно что-то замышляли. Первое они ставят на пост руководителя научной группы по модификации отравы, олуха. Второе, не допускают перспективный отчёт на собрание. Третье, убивают олуха. Это мне уже совсем не понравилось.

Нужно дёргать отсюда на Украину.

На утро я был подавлен, пытаясь выявить крупные, стратегические объекты, я нашёл несколько предположительных мест, куда скорее всего будут отправлены эшелоны людей. За всем этим я позабыл, что обещал Олесе провести с ней день. После звонка, я собрался и выполнил обещание, в конце концов мне нужно было развеяться, привести мысли в порядок.

Мы гуляли по Петербургу весь день. По тихим улочкам, по набережным, мимо музеев и памятников архитектур. Я и забыл как люблю свой город. Какой он красивый, родной.

Я слушал бесконечные истории всевозможных памятников и улиц. Олеся грезила Питером, она всегда очень жалела, что в детстве пришлось уехать отсюда, а теперь уже самостоятельно вернуться на свою маленькую родину. Мне грело это сердце и разрывало одновременно. Девочка, говорил я сокрушённо, и только в своих мыслях, возможно придётся покинуть свою мечту ещё на столько же лет, или даже навсегда, угроза быть выселенными на кромку существования собственной планетой, реальна. Но рано было говорить ей об этом, она сияла как ребёнок, когда показывала мне очередное знаковое место. А я смотрел и улыбался, что ещё было делать?

Всё повторилось и на следующий день, и следом за ним.

На четвёртый день время вышло, нужно было действовать. Интернет уже пестрил случаями внезапных катаклизмов и таинственных смертей, о странных животных и аномальных погодных эффектах. Я ей всё рассказал, кроме событий в институте, не следовало ей знать о той грязи, она плакала, не верила, но в конце концов здравый смысл возобладал, мы взяли билеты и покинули наш общий дом, нашу маленькую родину. Она верила, что не надолго, я надеялся, что не навсегда.

Через неделю прошла плановая эвакуация, но крупные города погибли сразу. Под завесой пыльцы, которой лес атаковал внезапно. Паника на улицах, крики. Кто-то бежит, кто-то грабит, кто- то просто опустил руки и ждал конца.

Погибли миллиарды. Эвакуировать всех было не возможно. Я промахнулся с местом всего на десяток километров, поэтому добраться до места не составило особого труда. Но когда мы следовали к специально оборудованным убежищам случилось ужасное.

Не Лес, люди. Она бежала за мной, зелёное облако уже накрывало населённый пункт, но ветер был на нашей стороне, у нас было в запасе время. Но стадо было не остановить, когда люди смешиваются в толпу, это страшно, когда толпу гонит страх, это конец. Нас пытались растолкать, пробиться к пункту раньше остальных. Мы держались за руки, толпа была не укротима. Она споткнулась, упала. Людям было все равно. Эти твари были так озабочены своей шкурой, что не замечали никого вокруг. Я пытался её найти, но за мельтешением всего и каждого вокруг это было равносильно, поиску соломинки в бурном ручье. Чуть позже когда толпа схлынула, мне удалось найти её, но было уже поздно. В пыли лежало бездыханное тело, под головой растеклась багряная лужа. А переменчивый ветер накрывал остатки города пыльцой. Меня возвратил к реальности окрик солдата у ворот.

-Скорей, а то накроет!

Я взял себя в руки и поспешил в убежище.

Человечество в тот день погибло, остались только выжившие…

Комментарии