Тайные тропы — Глава 6

 

Что есть люди? Люди есть биологический организм, приспособленный приспособляться. Живучи эти черти как тараканы, нет, не в смысле без головы девять дней, а потом от голода ноги протянуть, а в смысле, чтобы ни случилось, они будут стараться строить общество. Одни подчиняться, другие управлять, третьи, довольствоваться тем малым, что им уготовано. К чему же я это, жизнь на  чёрном рынке кипела, солнце уже заходило, а торгаши всё нахваливали свой товар. Тут можно было найти всё, если конечно вы могли за это заплатить.

Проходя мимо лавки с бидонами, на которых красноречиво большими буквами было написано спирт, моё внимание привлекли два человека. Они яро спорили и было видно один из них не упустит своего.

-Командир, ну один бидончик, что тебе жалко, или тяжело?

-Тормози Джокул, мы и так много всего набрали, пора торопиться, до стоянки бы успеть до темна.

-Ну кэп, успеется, когда ещё представиться возможность так богато затариться.

Ладно, — вспылил второй, — но только один и валим.

Тот, кого командир назвал Джокулом, метнулся к прилавку. Спустя минуту он уже вышагивал рядом со своим командиром с пятидесяти литровым бидоном на плече. Как возможно скажите вы? Очень просто, правда совсем не дешёво, на них были одеты чуть ли, не скафандры высшей защиты, со встроенными экзоскилетами, кажется, эта модель называлась «зубр», нечета моим обноскам, их использовали Возрожденцы, но можно было их достать и тут, хотя было и два жутких минуса в этих доспехах. Первое, энергии они жрали, при её отсутствии воин закованный в такую броню становился живой консервой, и самостоятельно из неё не выберется, и второе, привлечение внимания…  Хотя пожалуй эта парочка вряд ли кого-то боится. Но было бы не удивительно, если бы это и правду были Возрожденцы,  война войной, а торговлю никто не отменял.

Тем Рынок и кормился. Формально эта территория принадлежала Хану, но тут не запрещалось быть никому. Бродяги, егеря, Возрожденцы, тут обитали все, это место ассоциировалось с торговлей, и как сказал кто-то давно «деньги не пахнут» потому и торговли со всеми, сюда не допускалась только та сторона с которой Хан вёл прямую конфронтацию. Но благо это было не часто. Недавний конфликт с милитаристами ещё не успел пустить Чёрному рынку много крови, поэтому на людей в армейском камуфляже особого внимания охрана не обращала.

По дороге к Бадяжнику, я прошёл мимо рыночной площади и заглянул только в одну лавку, там заправлял Хабиб, мой хороший знакомый и почитатель экспериментов. Табак он мешал со всем, чем только мог, и его товар пользовался спросом всегда. Хотя легко можно было достать и сигареты и самокрутки, я предпочитал исключительно трубку, был такой пунктик у меня, взяв как обычно мешочек яблочного табака и перекинувшись с ним парой слов, я дошёл-таки до Бадяжника.

В шатре у местного фармацевта я его не застал и решил дождаться на улице. Я закурил и услышал недалеко от себя гитарный перебор. Тех у кого не было денег на гостиницу вставали лагерем недалеко от сюда. Запах костров, разговоры и смех, редкая печальная музыка чуть не погибшей цивилизации, всё это нёс ко мне ветер. Отголоски разговоров поутихли, и я смог разобрать в доносившейся музыке, руку мастера, это был настоящий музыкант, хорошо владеющий инструментом. Поймите меня правильно, были умельцы, которые могли на трёх струнах добротно сыграть какой-нибудь старый шлягер, тут же чувствовалось нечто большее. Меня заинтриговало и я решил подойти ближе.

Я не ошибся, то на чём играли здешние барды, и в подмётки не годилось, этому инструменту, нет даже так, Инструменту.

Но к сожалению за красотой музыки я почти прослушал саму песню, а смысла в ней пожалуй было столько же сколько и в самой музыке. Люди собрались у костра и внимали ему. Тут были все. Я заметил пару бригадиров Рынка, так же заметил кучку солдат, так и не вставших от своего костра, но обративших свои понурые взгляды, в центре ютились бродяги, это было и так понятно, я заметил пару знакомых лиц, но гитариста я узнать так и не смог, потом, уже после я спрашивал других, но никто не запомнил как пришёл и как ушёл музыкант.

Мы были такими разными, но видя, как боец рынка стоит плечом к плечу с бродягой, солдат глядит не на егеря с которым только что готов был лезть в драку, а слушает, как и остальные, я то же встал рядом, и слушал пока Музыкант не закончил.

-Укажут нам путь, лучи фонарей,
И нам подпоют ржавые петли подъездных дверей,
Туда, где нас ждут оставленные города,
Мы сможем пройти, мы сможем вернуть, вернёмся туда…
Мы сможем пройти, мы сможем вернуть, вернуться туда…

Эти слова тронули душу каждого из нас, мы вспомнили свой покинутый дом. Не нужно было слов что бы понять, что творилось у нас внутри в те минуты. Мы не забыли откуда мы, мы вернём свой дом, чего бы это не стоило…

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии