Тайные тропы — Глава 26

 

На площади, перед губернаторским домом, стояла толпа, разделённая на два фронта. Они о чём-то громко спорили. Мы не привлекая внимания, прошли через ворота и вот уже несколько минут, пытались понять причину. Выкрики из толпы смешивались, превращаясь в неопределённый гвалт, но одно было ясно, одни почему-то защищали губернатора, вторые были готовый линчевать его. Стражи нигде не было, да и «гвардейцев» было не видать, хотя я узнал пару мужиков, бок о бок с ними, мы защищали Крепость от зверья. Они были в обычной одежде, правда, очень потёртой, но бережно залатанной. Сейчас без бронника и автомата, один из них выступал на стороне тех, что требовали кары.

-Есть идеи? – Спросил я товарища.

-Нет. Я наших нигде не вижу.

-Может в больничке?

-Вряд ли, похоже, тут вся Крепость собралась, только вооружённых людей нет, и губернатор, паскуда, из окна выглядывает.

-Вот что, смотай до госпиталя, посмотри, что и как, а я попробую выяснить что тут.

Амурский кивнул, и рысью метнулся в сторону больницы. Я же, напротив, аккуратно вышел из-за дома и направился в сторону людей. С каждым шагом становилось всё понятнее, отдельные крики перестали смешиваться, стали слышны чёткие фразы. «Убийца», «на вилы», «поделом».

До меня доходили и более непечатные фразы, но их я пропускал мимо ушей. Меня не замечали. А вот Амурского я заметил, он как раз подходил к толпе с другой стороны. Жестами он объяснил, что в госпитале пусто. Самый главный крикун аппозиции, выступающей на стороне губернатора, на ступенях перед домом, заливался соловьём.

-Ну и что, что желтоглазых повесили, туда мутантам и дорога, это из-за них на нас зверьё прёт, все, почти все искатели, с желтоглазыми в отрядах не возвращаются, они прокляты! – Вещал он. Голос дрожал, глаза блестели, толпу заводил, и себя, в том числе, и уже почувствовал власть. Часть толпы ему одобрительно выкрикивала. – Губернатор ещё слишком долго их терпел, я бы уже давно всех перевешал.

-А куда тогда его шакалы дели девчонку желтоглазую, что пришлых привела, и их самих? Ведь не болтаются они, со всеми, тут дело не чистое, и почему оружие у стражи отобрали? А если мутанты опять на стены полезут? – Это уже раздавалось из другой стороны толпы.

-Пришлые и есть пришлые, тебе-то какое дело Никола? А на желтоглазую вообще плевать, они и так пропадают, а потом за место них зверьё прёт, не нашего рода девка, мутант. – Тот, что стоял на ступенях, чуть ли не слюной брызгал. – А приказ был, вот и отняли, не наша забота, приказы обсуждать, или ты как бывший комендант, хочешь бунт поднять?

-Ты что несёшь идиот, какой бунт, я требую разъяснить, за что жителей перевешали и оружие отобрали. – Из толпы вышел рослый молодой парень и начал надвигаться на особо разговорчивого типа. – По какому праву он перевешал наших друзей, с которыми мы уже давно жили вместе, и ничего худого от них не было.

-Бунтовщик, — взвыл горлопан. И часть народа, тут же подхватило окрик. Из толпы уже полетели камни.

У меня внутри похолодело, куда увели? Что вообще происходит. И опять толпа взревела, когда парень упал, держась за голову, видимо кто-то попал в него особо метко. Кровь брызнула на землю. А у меня в мозгах что-то перещёлкнуло, холодная ненависть поднималась из глубины, рука сама нашарила винтовку. Первый в воздух, чтоб немного присели, второй в горлопана. Экспансивная пуля разворотила грудь крикуна, оставив на месте входа фарш а на выходе большую и не красивую дыру и облако кровавых ошмётков. Понятно теперь почему «дум-думы» запретили у военных, крови было море. Только не нужен уже был стаду заводила. Процесс сам пошёл. А ведь по отдельности, спроси любого, чего кричал, он скажет, все кричали и я кричал. Самое мерзкое в человеческой природе, после фанатизма, это стадный рефлекс. Часть людей оглянулись на меня, и пару секунд вдупляли,  а потом, хищно блеснув глазами, начали надвигаться. Но тут с другой стороны раздалась автоматная очередь.

Амурский разрядил несколько патронов в воздух, остужая пыл, собравшихся.

-Отошли. Отошли я сказал, вы что здесь устроили, где наши друзья? – Меня пробрала злоба, закинув винтовку за плечо, я достал пистолет и направил в толпу, Амурский обошёл с другой стороны, держа людей на прицеле.

Я подошёл к парню, что единственный вышел из этого дурдома. Было не всё так страшно, хотя и смотрелось жутковато. Ему камнем рассекло бровь, и кровь заливала всё лицо, глаз не открывался, но парень был в сознание. Просто шок.

-Куда. Делись. Мои. Друзья? – раздельно, по словам спросил я его. Но, похоже, из ступора его было вывести трудно. Люди вместо того, что бы разойтись или разбежаться, стояли как стадо баранов. Ну, в конце-то концов, они просто массой бы нас задавили. Здесь человек двести как-никак. Уже направив дуло пистолета на других, я подошёл и повторил мой вопрос снова.

Ни слова в ответ, а вот это начало уже раздражать. Придётся действовать радикально, из ступора сами они выйдут не скоро. Выстрел, один схватился за голень и взвыл. Выстрел, второй повалился с раной в бедре. До третьего дело не дошло, язык развязался сам.

-Гвардейцы, гвардейцы увели, — заладил он, на высоких тонах, подняв руки на уровень груди в останавливающем жесте. – Вчера вечером, гвардия стала вылавливать желтоглазых, и сажать в клетки, а утром повесив их, они приказали, сдать оружие, забрали ваших друзей и ушли.

-Куда? – тихо, очень тихо проговорил я.

-Я не знаю! Сказал что знал, не стреляй.

На миг я и сам подумал, что выстрелю, почти поверил в это, уже выжав слабину курка. Я заметил периферийным зрением, как Амурский сместился ко мне за спину. Видимо не ожидал КВАДовец такого поворота событий. Не выстрелил, все же, сдержался. Только плюнул под ноги. Пистолет, однако, в кобуру я не убрал.

-Кто знает?

Мне указали на окно, в котором пару минут назад, светилась лицо местного царька.

-Сань, присмотри за электоратом, чтобы без глупостей, очень тебя прошу.

-Мальтер, — он хотел что-то сказать, но только махнул рукой. – Ладно, иди.

Под бывшим зазывалой уже натекла приличная лужа, и пройти по крыльцу, так, чтобы не уделать берцы кровью, был физически не реально. Поэтому входя в дом хозяина Крепости, я оставлял алые следы на полу. Губернатор сидел у себя.

-Что за цирк ты здесь устроил? – С порога начал он.

Но натолкнувшись, на мой взгляд, осёкся. Он ещё не понял, но уже догадывался что, сейчас будет происходить, что-то не хорошее. Он хотел было встать, но сходу получил, рукояткой пистолета по лицу, наотмашь. На скуле начал наливаться сочный кровоподтёк, а я уже присматривал подходящий предмет интерьера, чтобы сходу, не давая ему сообразить, вытрясти информацию.

Взгляд мой натолкнулся на моток парашютных строп.

-Слушай сейчас внимательно, — начал я нарочито спокойно, ни орать, ни кричать, ни слова лишнего. – Сейчас я задам тебе несколько вопросов, и если на них ответишь, то считай, что легко отделался, если нет, будешь помирать долго и мучительно, это я тебе гарантирую.

Он зверем глянул на меня, зажимая ладонью, щеку.

А стропы-то хорошие, ещё капроновые, мировая веревка из них теперь. Думал я, пока вязал петлю и наблюдал, как округляются глаза у хозяина Крепости.

-Говорить будем?

-Иди к черту.

-Ад пуст, все черти здесь. Еще, по-моему, Шекспир сказал, и тут я с ним полностью согласен.

Мордовать таких людей нет резона, не того сорта человек, и угрозы не проймут, и избиение, тут нужно деликатнее, но на все нюансы не было времени. Ещё раз, двинув ему по лицу рукоятью, я накинул ему на шею петлю и натянул. За жизнь он, конечно, трясётся, только вида не подаёт, и побои ведь зараза выдержит, и пытки. Но вот когда собственная гортань сдавит воздуховоды, прорежется красноречие. Я привязал другой конец стропы к спинке стула и начал спускать его в открытое окно. Не особо тяжёлый, но бросать было нельзя, иначе шея сломается. Стропа натянулась, постепенно сдавливая горло губернатора. Слабенько, но при такой технике, каждый вздох даётся труднее и труднее.

-А теперь, господин губернатор, перейдём к вопросам и ответам. Где мои друзья?

-Чтоб ты сдох, гнида. – Прохрипел он.

-На лишние слова, тратить выдохи не советую. – Спокойно, почти скучающе произнёс я, хотя всё внутри клокотало, и хотело крови. – Говори.

Дипломатия — туфта. Она работает только на пороге смерти, и губернатор, похоже, созрел для переговоров, наблюдая, как натягивается верёвка.

-Вчера вечером пришёл гонец, с юга. Он принёс указание, от Профессора. Девку желтоглазую, что вас привела и ваших, под конвоем на базу к нему, — ему явно было трудно говорить, лицо налилось красным, на лбу высыпали капли пота, — а всех остальных скитальцев повесить.

-Кто и куда? – я конкретно, ничего не понимал, зачем было это нужно, кому, с какой целью увели наших?

-Профессор бывший, из учёных, что Лесом занимались, да облажались, у него… база… на юге… — Его лицо уже приобретало, фиолетовый оттенок, а глаза налились кровью. – У него там куча людей при оружии, лаборатории, деньги, ресурсы.

-Не тяни кота, адрес. – Я обошёл его, и обрезал верёвку. Он этого не слышал, сейчас до него доносились только мои слова, агония лёгких, и кровавые тамтамы в висках. От страданий это его не спасёт, петля, на то и петля, чтобы затянувшись, развязаться.

Он назвал смутно знакомые улицы и отключился. Мне не нужен был лишний труп в картотеку, я снял с него удавку. Послышалось сдавленное сипение, а я смотрел на нож в руке. Может и стоило бы добить урода, но как-то рука не поднималась. А ведь он бы убил, не думая, у таких как он, личная выгода заменяет кодекс чести.

На улице народ уже разошёлся, Амурский стоял, прислонившись к стене спиной. Я подошёл к нему и вкратце пересказал результаты экспресс допроса. Мы  прикинули по карте маршрут, выходило довольно далеко, но если не телится, можно было и нагнать, но если опоздать, то придётся воевать вдвоём против всех.

-Как ты себе это представляешь? Даже если мы догоним местных, повторяю, местных. Что ты намерен делать? Отстреливать их из своей вундервафли? Это только в плохих боевиках это проканывает, ну либо по хорошо спланированному плану, у нас в сухом остатке, ни киногероя, не хорошо продуманной стратегии. – Возмущался КВАДовец , пока мы шли к воротам. – А если переть на базу…

-А если переть прямо на базу, — перебил я его, — то нам нужен, либо план, либо люди.

-Но плана-то нет, людей можно набрать, но склады-то под замком.

-Тут искать людей бесполезно, нет тут людей. Они даже не дернулись, когда я их начал отстреливать, причём не убегали, да и на нас не кинулись, а ждали своей очереди. Нас было всего двое, а их пара сотен, делай выводы, я стадо за собой на бойню не поведу.

-Ну, не обобщай, есть ли среди них кто-то, должен же быть.

-Нет Сань, из человека можно сделать скота, но человека из скота не получиться.

-Сгущаешь, товарищ.

-Поводов пока не было выдвинуть иную теорию, только подтверждения этой вижу.

Мы уже пересекли мост, и я стал держать курс на север, пусть и было за полдень, но теперь я более-менее ориентировался.

-Стой Лёнь, так куда мы сейчас, нужно же наших выручать, а мы, если заплутал, на север идём.

Странный он всё же человек, противоречивый даже. Впрочем, честный, и на неимоверный риск пойдёт, и грудью на копьё, просто потому что, это правильно. Но лучше пока приберечь голову на плечах, у меня уже родилась небольшая идея.

-Слышал такое когда-нибудь, враг моего врага – мой друг. Так вот, для этого случая можно и перефразировать, враг моего врага – мой друг, а за деньги, ценный союзник, смекаешь?

Призрачная возможность, крохотный шанс, но все же он был, и я схватился за эту соломинку. Тех денег, что были у нас, хватало на это дело.

…Только бы не убили сразу, а там и с самим чёртом добазариться можно…

«Так послать вперёд его»

…Нет, труп накроши на мне, и будет очень не красиво, если выяснится это только впоследствии, так не красиво, что падай…

«Значит в открытую»

…Да друг в открытую…

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии