Тайные тропы — Глава 16

 

Идти дальше не было сил, да и стимулятор начал отпускать, организму требовался отдых, девочке тоже досталось не слабо, было решено сделать привал и перекусить. Мы развели костёр, благо в сушняке проблем не было. Хоть до моего дома осталось совсем недалеко, но что там я не знаю, так что будет лучше как следует отдохнуть на этом стадионе, а потом уже искать конечную цель. В конце концов, если там полный «швах», останется время найти ночлег без особой спешки.

Она всю дорогу молчала, было видно, что ей хочется о чём-то спросить, но времени и сил на это не было. Темп я задал приличный, вколов себе и ей стимулятор из аптечки, прихваченной на базе КВАДовцев, и пока он действовал, я пытался использовать это по максимуму. Тем более, что костюм моей спутницы, хоть и был хорош, но совсем нечета моему. Когда я шёл сам, то можно было, наплевав на слабенькие газовые и кислотные аномалии и переть нахрапом. Тут же оказались сложности, система подачи кислорода из баллонов вышла из строя, в прорезиненных штанах нашлись едва заметные прорехи, в общем, пустяки, жить можно, но в такой одёжке, аномалии всё же лучше избегать.

Мы прошли сквозь массивную дыру в заборе и с комфортом расположились на скамейках. За несколько лет, металл, не сильно прохудился, так что можно было расположиться с достаточным удобством.

Я всё ждал и боялся разговора с ней, кто она, как она, откуда она, что с ней стало, помнит ли что либо, а если помнит то что?

«В такие моменты деление на ночь, не кажется таким уж невозможным»

…Что верно то верно, может, подскажешь, что делать?…

«Не, не, не , не , не, тут я умываю руки, сам давай»

…Предатель…

Только собирался я уже проблеять что-то членораздельное, как она перехватила инициативу, я уж было выразил мысленную благодарность, но её вопрос поставил меня в тупик.

-Я конечно благодарна тебе за помощь, и с собаками, и с побегом от бродяг, но можно ли поинтересоваться, кто ты и куда мы идём? От погони мы вроде бы оторвались, и кто интересно напал на «северяков» так удачно…

Она болтала что-то ещё, а я и не слушал. Не помнит меня что ли. Хотя если не считать нашего последнего вояжа, мы не виделись, наверное, лет десять. 

…Блин как быстро время летит…

«Ага, особенно если бродить днями как сомнамбула, таская всякую хрень барыгам, заниматься никому не нужными исследованиями, а по ночам жалеть себя»

…Да что же ты блин пристал…

«Да то, что одна из твоих самых гнилых ран, сидит напротив тебя и рассказывает про свой новый дом, о том как рада, что удалось избежать страшной смерти, да и просто говорит тебе спасибо, а ты не бе, не ме связать не можешь, пора уже решаться, жаль не я за рулём этой жизни, а просто как сторонний наблюдатель, за нуарским телешоу»

…Ладно плевать на тебя, что ей то сказать, она же погибла на моих глазах, вот и представляю диалог «да Олесь всё такое, это я — Лёша, мы провели с тобой чудесную неделю, но потом понимаешь, фигня произошла, так получилось что ты умерла, в общем херня случается, но я очень рад тебя видеть» ты это себе так представляешь?…

«Ну про последний факт можно и промолчать», — обиженно промямлил внутренний голос — «а ты хоть уверен, что это она, та самая?»

…А ты блин не видишь…

«Эх дела…»

…И я про то же…

Пока я спорил с шизой, между делом узнал половину истории выживших из Петропавловской крепости, которую жители теперь зовут просто — Крепость. Как во время пандемии там спряталась верхушка Петербуржского бомонда со своими прислугами и телохранителями, там было ещё достаточно места и припасов, поэтому обычному обывателю тоже обломилось комфортабельное жильё. Это было одно из самых больших убежищ Петербурга, по рассказу моей спутницы, припасов там было валом, одного шишки не учли, запасов оружия. Поэтому когда вылезли на верх спустя столько лет, были не приятно удивленны. Пистолеты и другой короткоствол охраны помогали первое время отбиваться от мутантов заселивших город,  и справлялись относительно не плохо. Выучка у телохранителей была хорошая, а за годы заточения они поднатаскали тех, кому было нечего делать. Вскоре после выхода, когда патроны начали заканчиваться, было решено, отправится в рейд по заросшему растениями-мутантами городу в поисках оружейных магазинов, полицейских управлений, ближайших армейских частей.

-Много хорошего народу погибло, — говорила она. Тех, кто действительно пытался помочь людям. Позже в Крепости избрали губернатора, разумеется, из бывших богачей которым удалось пережить этот кошмар, — она вздохнула. – Никому не хватило амбиций, чтобы переспорить этого выскочку. Но командовать он умел, что не говори, хоть и всё приходилось делать из-под палки.

-Так понимаю до поры. – Я проникся историей этой девушки, да и эта болтовня помогла отвлечься от не нужных мыслей.

-Да, скоро нашлись и те, кто был не согласен жить под флагом губернатора. Они вначале пытались свергнуть его власть, но к тому времени оставшаяся верная охрана, быстро научилась использовать автоматическое оружие, да и выправка у них была не в пример лучше, так что они просто выкинули их за ворота крепости. Они ушли и стали зваться Бродягам Севера, и досаждать жителям Крепости время от времени. Позже начали появляться и люди из других убежищ, и просто приходить с окраин города.

-А твоя история какова? То же повезло укрыться в Петропавловке? – Я решил рискнуть расставить точки над ё.

-Нет, я плохо помню всё случившееся, помню только, как вышла к Крепости, и как пару дней до этого бродила по городу. Поскольку я была не первой из таких, меня там приняли, и я долгое время помогала кухаркам. Но порой, те кто вышли, собирались вместе у костра, и пытались хоть что-нибудь вспомнить, хоть чуть-чуть сковырнуть завесу пелены которая отрубила момент катастрофы. – Было видно, тяжело давались ей эти слова, поэтому я старался сделать самый участливый вид. – К нам странно относились, не гнушались и не обходили стороной, но смотрели странно.

-А кто-нибудь вспомнил хоть что-то? – Право сказать этот вопрос меня терзал больше всего. Из её истории складывалось, что она помнит многое из своей прежней жизни, но вот как она очутилась тут, тайна.

-Нет, никто. – Я опустил глаза, похоже, с этой стороны не подойти. – Но порой мне снится сон, красивый. Я приехала в Петербург, на большие выходные, которые устроила, я очень любила этот город, я даже жила в нём раньше, но сложилось, как сложилось. И вот я снова в этом городе, когда ещё по улицам гуляли люди, спешили на работы, носились дети. Там я была с одним человеком, близким. Мы гуляли, отдыхали вместе. – Пока она это говорила, то улыбалась. А я из последних сил сдерживался, чтобы не бросится к ней, это была она. Но нужно было дослушать историю до конца. – Потом всё резко изменилось, нам пришлось уехать, всё происходило быстрее и быстрее, какие-то отели, какие-то поиски, а потом и сообщение об эвакуации, этот сон каждый раз превращается в кошмар. Мы куда-то бежали, держались за руки. И на этом месте я всегда просыпаюсь. – По её щеке прокатилась слеза.

-Всё нормально Олесь, это просто сон. – Пытался успокоить я девушку, но, похоже, что тщетно.

«Ага, просто сон, а я Римский Папа»

…Не нужно ей этого знать, так будет лучше…

«Она всё равно рано или поздно вспомнит, когда на людей нападает амнезия, обычно у них вертят под носом, знакомыми вещами, показывают родственников, зуб даю что в крепости эти людей объединяла только общая потеря памяти, да желтые глаза»

…Лучше поздно…

«Как знаешь, я всё же на твоей стороне»

-А в крепости вас стереглись из-за глаз?

-Откуда ты…

-Догадался.

-Да из-за глаз, я помню, раньше они были у меня другими. – Она утёрла слёзы и почти успокоилась. – Совсем недавно, желтоглазые люди из Крепости стали пропадать, никому ничего не говоря, просто вот он есть, а прошла ночь и след простыл. Люди странное болтали, будто бы личная гвардия губернатора по ночам их выкрадывала, но никто не видел этого. – Она совсем помрачнела. А меня вдруг осенило.

-И ты решила сбежать?

-Ну почти, я сначала хотела научиться, ходить по городу. Он изменился, стал опасен, но вылазки в город всё ещё были нужны, а удачливых искателей очень уважали. Вот я и напросилась в отряд.

-Ты так и не назвал своего имени. – Заметила она.

«И тут возникает вопрос, древний как незнамо что: а чего говорить то?»

-Ээ.. Мальтер, так прозвали. – Чуть затормозив, сказал я.

-Это у бродяг клички, а имя у тебя есть? – настойчивей спросила она.

-Есть, только оно осталось в прошлом. – Она не понимающе посмотрела на меня, мол как? – Понимаешь, со мной произошло так, что я просто хотел забыть его, и в какой-то момент, забыл. Нет, я его, конечно, помню, но мне привычнее так. – Я слегка улыбнулся и протянул ей банку консервов и пачку галет. – А теперь девушка, позвольте пригласить вас на ужин, у вас слишком голодный вид, — попытался я съехать с темы.

Она вернула улыбку и приняла пищу, уже прогресс, а обо всём остальном можно подумать и позже. 

…Надо же, а я почти и забыл, как она улыбается…

«А можно без соплей?»

…Да иди ты к монахам… 

Я шутя огрызнулся, что не говори, но в тот момент я был вполне доволен жизнью. Мы ещё о чём-то болтали пока ели, но мне было всё равно, я просто наслаждался её присутствием и жевал подогретую на огне тушёнку. Небо начало краснеть, золотой диск постепенно уходил в закат, а мы сидели и смотрели то друг на друга, то на костёр, и лишь ветер трепал верхушки деревьев, а угольки мерно потрескивали, вторя ему.

Комментарии