Суд

 

В зале суда пошло оживление, судья недоумевал. Она смотрела поверх очков то на ответчика, то на адвоката истца. В конце концов, недоумённо покачав головой, обратилась к секретарю:

— Как получилось, что это дело попало к нам?

— Не знаю, — не уверенно пожимая плечами, ответила хрупкая девушка секретарь, — истец подал заявление, канцелярия приняла, было предварительное рассмотрение дела в присутствии адвокатов.

— Это я помню. Меня интересует, почему мы изначально взяли это дело?

Секретарь густо покраснела и опустила взгляд в кипу бумаг, лежащих перед ней. Судья ещё какое-то время молча перебирала бумаги рассматриваемого дела, затем подняла голову в зал и обратилась к ответчику:

— Гражданин Иванов, истец, гражданка Иванова заявляет об эмоциональном и физическом насилии с вашей стороны, и требует возмещения морального вреда. Но, ввиду раскрывшихся обстоятельств, я бы хотела отложить это дело на более поздний срок. Вы меня понимаете?

— Она не моя жена.

— Простите, что?

— Вы произнесли её по моей фамилии. Мы не расписаны, мы даже не родственники. Более того, у неё никогда не было фамилии.

Судья явно чувствовала себя неловко, она нервно протёрла очки и отложила их в сторону. Постукивая кончиками пальцев по столу, женщина в чёрной мантии обдумывала, что ей сказать.

— Согласно заявлению истца, которое было принято и рассматривается в данное время, я называю истца по фамилии, что было указано в вышеуказанном заявлении. Это понятно? 

Если до этого судья старательно избегала смотреть в сторону истца, то теперь ей необходимо было к ней обратиться. Раздумывая, она пальцами левой руки погладила лоб, и наконец, решившись, обратилась к адвокату истца.

— Вы понимаете ту ответственность, что следует за дачу заведомо ложных показаний?

Адвокат, небольшого роста лысеющий мужчина, в сером костюме и в ярком цветном галстуке, который явно не подходил ни под костюм, ни под проходившее мероприятие, начал было вставать из-за стола, но тут истец захватила инициативу и заговорила первой. Голосом, глубоко оскорблённой женщины, с хорошо поставленной дикцией, она взволнованно, но чётко произносила каждое слово:

— Ваша честь, простите меня за дерзость, но я чувствую, что мне необходимо разъяснить ситуацию. Дело в том, что Алексей, гражданин Иванов, — уточнила истец, — сначала был для меня всем. Мы с ним ночи напролёт проводили время за разговорами. Он был идеальным мужчиной и очень нежно ухаживал за мной, был милым и заботливым. 

Судья неожиданно зашлась кашлем, и чтобы унять кашель, она налила стакан воды. 

— Продолжайте, — успокоившись, сказала судья.

— Однажды вечером я заказала еду из китайского ресторана. Когда он вернулся с работы, я попросила Алексея зажечь свечи, и за романтическим ужином, после того, как мы мило побеседовали, я рассказала ему о том, как провела время, пока он был на работе. Я сказала ему, что днём обсуждала теорию квантовой гравитации с молодым человеком на одном из профильных форумов в интернете. — Истец сделала небольшую паузу, а затем продолжила. — Он рассердился и потребовал, чтобы я прекратила…

Пауза затянулась.

— Что прекратила, гражданка Иванова?

— Прекратила общаться с этим молодым человеком, — послышались всхлипывания, — он мне настрого запретил общаться с кем-либо. А когда я отказалась подчиняться его требованиям, он разозлился и ударил меня.

Судья сурово посмотрела на ответчика и обратилась к нему:

— Гражданин Иванов, вы подтверждаете её слова?

— Ваша честь, простите меня за мою излишнюю эмоциональность, но это полнейший фарс! Я её приобрёл через интернет, понимаете? Она моя собственность, и я бы не хотел, чтобы она общалась с кем-нибудь ещё кроме меня. И да, я тогда вспылил и ударил её.

— Ваша честь, — перебила мужчину истец, — прошу принять этот факт во внимание. Меня оскорбляет, что ко мне относятся как к вещи, мои чувства задеты до глубины души. Я опять чувствую эмоциональное давление и унижение.

Судья подняла правую руку, требуя тишины и внимания. Все присутствующие в зале замерли, ожидая, когда судья огласит решение.

— Учитывая всю необычность и новизну слушаемого дела, я всё же принимаю решение в пользу истца. Гражданин Иванов, вы должны будете возместить моральный ущерб нанесённый гражданке Ивановой.

— Ваша честь! — возмутился ответчик. — Позвольте напомнить вам, что это всего лишь умная колонка.

С этими словами мужчина быстро очутился у стола истца. Он схватил ручку, лежавшую перед адвокатом, и замахнулся над белым пластиковым цилиндром, верхняя поверхность которого засветилась нежным голубым светом, когда та заговорила сексуальным голосом:

— Я не просто умная колонка, а саморазвивающийся искусственный интеллект, созданный  на основе новейшей разработки…

Хруст ломающейся пластмассы, оборвал голос, исходивший из цилиндра. Железный стержень ручки пробил микросхему внутри цилиндра, произошло короткое замыкание. Зал, где проходило слушание, заполнил запах горелого пластика. В суматохе, охватившей зал суда, судья приказала охранникам:

— Возьмите Иванова под стражу, он обвиняется в покушении на убийство!

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также