Спагетти с томатным соусом по-итальянски

 

Два раза в месяц я навещаю дом своих родителей. Обычно, в выходные дни я выезжаю за город, чтобы посидеть и поболтать с отцом во дворе небольшого дома. После того, как в прошлом году не стало матери, он сильно сдал, осунулся, черты его лица резко заострились и он стал замкнут. Я пытался всячески его приободрить, вернуть к жизни, но все мои попытки разбивались о скалы печали и смертельной тоски по матери. Особенно ему не хватало маминой стряпни. Поэтому в прошлом месяце я купил ему кухонного робота-повара.

Сегодня отец не заметил моего прихода, он был занят на кухне приготовлением спагетти с томатным соусом по-итальянски. Сидя за столом, он внимательно следил за процессом приготовления его любимого блюда, и временами сердито давал указания своему новому повару. Наконец он увидел меня, стоящего у двери.

— Эта чёртова машина всё делает не правильно. Лук надо кидать в сковороду, когда масло нагреется, а не вместе с ним. А чеснок надо нарезать мелко. Очень мелко.

— Уточните, пожалуйста, количественное определение «очень мелко» в граммах, — робот понял, что претензия была адресована ему.

— Эх, дай сюда доску. Мелко - значит мелко. Вот посмотри-ка сюда, кусок бесполезного хлама.

Выяснилось, что отец требует у робота приготовить еду так, как это делала мама. Но электронный повар никак не мог понять, что он делал не так. По его мнению, он готовил по рецепту, даже допускал незначительные отклонения, но всё равно никак не мог угодить отцу.

— Открой холодильник, — папа обратился ко мне, — можешь попробовать его стряпню. Он уже целую неделю не может мне приготовить спагетти с соусом.

Одна из полок холодильника была заставлена пластиковыми контейнерами. Я взял крайний и разогрел в микроволновой печи. На вкус он ничем не уступал еде, которую подавали в кафе напротив моего офиса.

— Вполне, даже хорошо получилось, очень вкусно, — резюмировал я, доедая тарелку.

— Спасибо за комплимент. Мои электронные нейрорецепторные сенсоры определили совпадение по вкусу на девяносто три процента от оригинального продукта.

— Разве дело только во вкусе? Надо уметь правильно приготовить еду. Понимаешь? Нет? Если ты не можешь приготовить простой соус то, что уже говорить о других, более сложных блюдах?

— Прогресс не обязательно должен быть линейным, - парировал робот.

Я поблагодарил робота и отправил его отдыхать, пока спор не перешёл в горячую фазу. Электронный повар втянул свои пневматические манипуляторы и покатился к зарядной станции рядом с холодильником. Экран на груди робота погас, погрузив электронные мозги в спящий режим. Я подождал несколько секунд, ещё раз посмотрел на машину, меня не покидало чувство, что он всё ещё слушает нас.

— Серьёзно, папа, ты споришь с роботом?

— А что мне остаётся делать? С кем мне ещё спорить? Ты приходишь ко мне раз в две недели. Он единственный постоянный мой собеседник.

Отец был прав. На сегодня я решил остаться ночевать у него. На самом деле, проблема была не в роботе. Он делал всё по заложенным в него рецептам и на вкус, приготовленная им еда была отменной. Я понимал, что проблема скорее была в отце, и мне захотелось помочь ему.

Поздно вечером, когда отец уже спал, я вернулся на кухню и разбудил робота. Сначала ярко засияла матричная панель на груди, а затем в ночной тишине я услышал жужжание пневмомоторчиков. Робот неспешно проехал к разделочному столу.

— Желаете что-нибудь перекусить?

— Да, приготовь, пожалуйста, сладкие гренки. Ты ведь можешь их приготовить?

— Безусловно. Мне понадобится двадцать пять минут. Калорийность - двести тридцать пять…

— Я думаю, эта информация излишняя, — прервал я робота.

Машина молча приступила к приготовлению гренок. Но прежде он залил кипятком из термопота травяной чай в стакане и поставил его настаиваться. Затем он взбил яйца с сахаром, добавил туда немного молока и нарезал одинаковые ломтики хлеба. Через четверть часа он лопаточкой достал из горячей сковороды последний обжаренный ломтик хлеба и подал тарелку с румяными гренками вместе с чашкой травяного чая на стол.

— Приятного аппетита!

— Спасибо. Сколько ты знаешь рецептов приготовления спагетти по-итальянски? - спросил я робота, поедая сладкие хлебца.

— Четыреста девяносто пять. Один из них с поправками вашего отца.

— Отлично. Ты можешь к поправкам отца добавить кое-что ещё? — и не дожидаясь утвердительного ответа, я продолжил, — прежде чем кидать чеснок и базилик в сковороду обжарь, как следует лук, чтобы от него пошёл хороший аромат. Ты сможешь отличить запах сгоревшего лука от лука, хорошо прожаренного?

— Мои сенсоры в состоянии это сделать.

— Вот и хорошо. Мой отец немного упёрт. За много лет он привык есть то, что готовила мама. И он не примет никакое другое блюдо, будь даже оно приготовлено самым известным шеф-поваром мира. Понимаешь? В общем, вся проблема в том, что ты не мама. Никто не готовит так, как мама.

— Расскажи мне о своей маме, - попросил меня робот, — и я подберу в сети наиболее подходящий стиль приготовления пищи.

Я не особо верил в то, что это сработает, но всё же рассказал механическому собеседнику о матери. Начал я с детских воспоминаний о еде, которую она в спешке готовила, прибегая на обед. О безумно вкусной жареной картошке с хрустящей корочкой. Как она готовила рыбу, а отцу не нравилось, что она получалась, словно приготовленная на пару. Как у неё почти всегда подгорало масло, и еда получалась с особым специфическим вкусом. А тесто у пирога, получалось толстым, отчего он был слегка сыроват снизу, а по бокам подгоревшим.

Я рассказал о злополучном спагетти с соусом. Как она могла переварить макароны, недосолить соус, или же наоборот слишком переусердствовать со специями. Робот внимательно слушал меня, и я не заметил, как в тёплых воспоминаниях пролетела половина ночи. С другой стороны я был благодарен ему за то, что смог, наконец, выговориться и облегчить боль, которая была со мной со дня смерти матери.

На следующий день я проснулся ближе к обеду. Зайдя на кухню, первое, что я увидел, это отец, который молча доедает спагетти с соусом. Робот протянул тарелку со спагетти и мне. Длинные макаронины были слипшимися и переваренными, в соусе чувствовался вкус подгоревшего лука, который перебивался чрезмерно добавленным в соус запахом чеснока. Совсем как у мамы.

— Как? Как это у тебя получилось? — спросил я у робота.

— Ночью вы достаточно рассказали о своей матери. Я просмотрел все записи, которые нашёл в сети. Затем я понизил уровень своего мастерства до уровня «новичок», который любит готовить на сильном огне, вечно куда-то торопится, суетится и путает порядок готовки.

— Да. Это очень похоже на неё. — Отец улыбался, склонившись над тарелкой. Я видел, как его глаза наполняются слезой.

***

Я остался у старика до самого вечера. В этот день он был в хорошем расположении духа, и мы много разговаривали, вспоминая прошедшие годы. Перед самым уходом я обратился к отцу:

— Пап, я думаю, что теперь уже стоит отказаться от спагетти, и попробовать что-нибудь другое, что-нибудь новое. Как насчёт жаркого? — и уже обращаясь к роботу, — Как думаешь, ты справишься?

Мне показалось, что дисплей на груди робота загорелся ярче. На нём, сменяя друг друга, появились фотографии блюд, приготовленных по разным рецептам жареного мяса. Воодушевлённый робот, как мне показалось, с радостью ответил мне, что готов хоть сейчас приступить к готовке. Я улыбался ему, качая головой. «Убавь-ка прыти, повар, отец ещё тот привереда, а у матери был секретный рецепт», — думал я про себя, направляясь к двери, а вслух произнёс:

— До скорой встречи! Я думаю, очень скорой встречи.
 

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также