Слизь

 

Маленький городок на границе огромной пустыни изнывал под палящим южным солнцем. Горячий ветер, который затихал только для того, чтобы сменить направление, гонял по безлюдным улицам сухую траву и песок. И если бы, кто-нибудь приехал в этот город днём, то не встретил бы здесь ни души. Даже собаки не высовывали днём носа из тени. Серый город весь покрылся пылью и сильно обветшал.

Некогда здесь проживали тысячи людей, которые добывали нефть, а сам город был цветущим оазисом среди песков. В то время бесконечная вереница автомобилей тянулась в обоих направлениях. Всем казалось, что так будет продолжаться долго, лет сто, не меньше. Так всем сказали учёные. Им верили горожане и нефтяники.

Как бы ни было, но однажды нефть просто исчезла. Нефтяные насосы сначала качали из-под земли воздух, а затем их остановили. И они стояли, словно огромные птицы, опустив свои клювы к земле. Резервуары быстро опустели, а дороги на километры занесло песком. В городе остались лишь те, кому некуда было податься, и те, кто ещё питал надежду на то, что нефть появится обратно. Среди этих несчастных изгоев остался и я. 

Со мной никто и никогда не водил знакомства. Все считали меня грязным и дурно пахнущим. Тем не менее, чистить свои забившиеся клозеты приглашали именно меня. Или чинить трубы. А труб в этом городе было много. Потому что трубы нужны были мне. Никто не понимал, как успевали так быстро прохудиться трубы в их домах. Этого не понимал никто, кроме меня и моей слизи. Я оставлял кусочек слизи в новой трубе, и через неделю, или другую, труба давала течь. Старые трубы я уносил в свой сарай, где в подполье жила слизь.

Со слизью я познакомился позапрошлой зимой в канализационной яме большого мегаполиса, за тысячи километров от этого места. Слизь сказала, что ей нужна кровь земли. Это она убедила меня приехать сюда, и привезти в кузове фургона её аппарат. Я спрятал их в сарае, и помог оборудовать там подполье. Слизь никогда не отдыхает и всегда копается в своём аппарате. Когда ей нужны трубы, она даёт мне кусочек себя. И воссоединяется с маленькой слизью, когда я приношу трубу в сарай.
  
Слизь может, как испортить трубу, так и починить её. Из одних труб она сделала странную штуку, которую называла печкой. Другие трубы она соединяла между собой и втыкала в землю, как трубочку для коктейлей, пока однажды ночью из трубы в подполье не потекла чёрная жидкость. 

Слизь обрадовалось, увидев пульсирующую из трубы тёмную жижу. Она быстро подсоединила трубу к своей штуке. Сначала у неё ничего не получалось, нефть вытекала из неё и затопила подполье. Мне стало страшно, и я ушёл из дома. Какое-то время я жил за городом, на старой насосной станции. Я не знаю, сколько прошло времени. Город вымирал, и я решил проведать слизь. 

В подполье было чисто и сухо. Аппарат слизи стал намного больше, и теперь он вряд ли уместился бы в кузов фургона. Слизь сказала мне, что «тереполтиловала» кровь земли на свою планету. Она была мне благодарна. А потом мы попрощались, и она сказала мне, чтобы я уходил из города, потому что ей надо улетать. Мне кажется, что слизь плакала.

Я обратно ушёл на старую насосную станцию. И на следующую ночь мой сарай взорвался, а вместе с ним и добрая половина города. В новостях говорили, что там произошёл взрыв подземных газов. Глупые журналисты всегда торопятся поделиться глупой новостью. Но я знаю, что это никакие не газы. Я знаю, что это моя слизь отправилась к себе домой.
 

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также