Ским и планета молний

 

Гигантская планета оставалась неприступной. Верхние слои атмосферы, словно электромагнитные щиты, не пропускали ни одного сигнала. Посланные на поверхность планеты дроны пропали, и команде флагманского фрегата «Солус» оставалось только гадать о судьбе аппаратов. После короткого совещания на капитанском мостике, было решено отправить на поверхность планеты пилотируемый разведывательный модуль, под управлением опытного астронавта.

— Ским, мы всецело полагаемся на твой опыт и мастерство. Приказ центра взять пробы грунта с этой чёртовой планеты мы должны исполнить, но помни — при малейшем намёке на угрозу немедленно возвращайся обратно, — напутствовал пилота командир.

— Командир, всё будет путём. Всякое уже повидали, а тут всего-то планета какая-то. Короче, готов я. Поехали, — как обычно отмахнулся Ским.

***

Ским по касательной приближался к внешней орбите планеты. Визуально это была самая обыкновенная планета, на которой бушует электрический шторм. Местами на поверхности проявлялась вулканическая активность, отчего небо над этой местностью было затянуто пеплом и дымом. Но по большей части это была пустынная равнина, изрытая бездонными трещинами.

Скиму показалось, что он слишком медленно идёт к цели, и он решил слегка поменять угол атаки. Дела пошли веселей. Планета увеличивалась в размерах, и когда корабль уже вошёл в более плотные слои атмосферы, Ским почувствовал сильнейшую нагрузку на корпус корабля, которая усугублялась постоянными электрическими разрядами. К тому же из-за молний оборвалась связь с фрегатом. Вокруг всё было наэлектризовано, Скиму казалось, что он слышит треск и шипение, которые должно быть стояли при этом в воздухе. Тем временем крылья корабля раскалились добела, надо было или тормозить, или возвращаться на внешнюю орбиту. Двигатели работали на пределе, но выровнять положение Скиму не удавалось. Включилась аварийная система корабля, бортовой компьютер решил вмешаться в ход событий. Ским нехотя нажал на кнопку, давая добро для включения компьютера. И словно оправдывая все его худшие опасения, компьютер голосом Джокула приветствовал:

— Ты чего творишь, хмырь старый? Вырубай движок, не то хана нам обоим, — выждав небольшую паузу и давая прийти в себя ошалевшему от такого заявления Скиму, компьютер продолжил, — Вырубай, говорю, движок. Спланируем ниже электрической зоны, и уже у самой поверхности затормозим двигателями. Ферштейн, хмырь? Гы-гы-гы.

У Скима не было обиды на беззлобные оскорбления, произнесённые голосом старого товарища. Стало даже немного спокойнее, услышав знакомое гоготанье. Он знал, кто виноват, это Дайм в последний раз копался в электронных мозгах корабля. Вот он с чего так хитро тогда улыбался, говоря про апгрейд. Ским по-стариковски пробурчал проклятия в адрес Дайма и  выключил ручное управление, полностью доверившись машине. Корабль быстро терял высоту. Ским чувствовал, как напряжение в корпусе корабля сначала возросло, а затем стало ослабевать, и за пару километров от поверхности компьютер голосом Джокула сообщил: 

— Не боись, старый пздун, щас тормознём! 

Двигатели включились, и корабль тут же сбросил скорость, чтобы безопасно где-нибудь приземлиться. Компьютер выбрал для посадки довольно широкую ровную площадку и продолжил балагурить:

— Раскрывай скорее люки, пока не задохнулись! Гы-гы-гы! Всё, приехали!

Ским быстро развернул переносную буровую станцию. Пока робот отбирал пробы, астронавт осматривался по сторонам. В бесконечных всполохах света,  без световых фильтров на шлеме, можно было ослепнуть. С севера и востока были горы. Южнее от него было какое-то голубоватое свечение, которое Ским решил осмотреть по пути назад. Загрузив пробы в контейнеры, он вернулся на своё место.

— Джо, рули в южном направлении, заберём пробы с этого озера, — Ским указал пальцем точку на скане местности и отметил про себя, что обращается по имени к компьютеру. 

— Та! Легко, старичок! — продолжал фамильярничать искусственный интеллект.

Корабль двинулся в нужном направлении. Приближаясь к источнику свечения Ским отметил, что оно действительно по форме напоминало озеро. Предварительное сканирование поверхности показало, что это никакая не жидкость, а скорее какое-то аморфное тело. Приземлившись на берегу «озера», Ским направил робота для забора пробы. Вездеход остановился у самой кромки, и принялся за свою работу. Стоило манипуляторам опуститься для забора пробы, как «озеро» обтекло аппарат и стало засасывать его в свою утробу. Мощности электромоторов вездехода не хватило, чтобы освободиться, и вскоре он вовсе пропал с экрана монитора.

— Надо зависнуть над объектом, и как только отщипнём кусок этого голубого говна, дёргай что есть мочи на базу! Как понял? Похоже нас послали сюда именно за этим.

К удивлению Скима компьютер молча приступил к исполнению приказа. Как и в прошлый раз, «озеро» обхватило спущенный на стальном тросе контейнер. Ским приготовился сбросить внешнюю лебёдку, в случае если корабль не сможет оторваться, и приказал:

— Взлетаем!

Двигатели корабля натужно взвыли, трос снаружи натянулся как струна. Через мгновение корабль всё же взмыл вверх, оторвав кусок светящегося тела. Вместе с этим снизу от «озера» пошёл мощный электромагнитный импульс. Компьютер ушёл в перезагрузку, двигатели заглохли, но корабль по инерции пока продолжал движение. Ским нервно несколько раз нажал на кнопку запуска системы, хотя понимал, что это никак не ускорит включение корабля. И когда, достигнув наивысшей точки параболы, корабль пошёл обратно вниз, наконец-таки включился бортовой компьютер. От такого включения Ским забыл о всякой тревоге и страхе, который испытывал несколько секунд назад. Не каждый день приходится слышать, как кроет благим матом искусственный интеллект, в свойственной только для Джокула манере, что могло означать только крайнюю степень опасности, пережитую ими ранее. 

— Хорош уже материться! — приказал Ским. 

— Нет, ну ты видел! Обоссаться и не встать! — не унимался компьютер. — Ским, ты только не бзди, но эта байда снизу растёт. 

Компьютер вывел на монитор изображение с внешней камеры. Контейнер и треть троса светились голубым светом. С каждым разрядом молнии свечение усиливалось, а расстояние до лебёдки уменьшалось. Не трудно было догадаться, что будет, когда корабль достигнет верхних слоёв атмосферы, где электрические разряды не прекращаются. Надо было решать, или сбрасывать груз, или же рисковать жизнью. 

— Джо, включай гипер!

Ским понимал последствия включения гиперпрыжка в зоне действия гравитации большой планеты, но выполнить задание он обязан, даже ценой своей жизни. 

— Да ты чё, хмырь? Тебя же разорвёт в мелкий фарш. 

— Прекращай базар и исполняй!

— Как скажешь, хмырь! Пока, придурок!

Послышалось шипение, и сознание Скима разорвалось миллиардами звёзд, прежде чем погрузиться в полную темноту.

***

— Здарова, хмырь! — первое, что услышал Ским, приходя в сознание. — Ну, ты и слабак! Гы-гы-гы! Вырубился с половины дозы. 

— Где груз? — сознание Скима всё ещё было мутным, голова гудела, словно с похмелья.

— Кому что, а лысому расчёска. Всё нормально, друг. Ты того, это… расслабься. Я тебя усыпил, чтобы ты не сдох от сверх перегрузки. Груз отсёк на орбите, как только пересекли электрическую зону. За ним уже отправили другой корабль. Похмеляться будешь, хмырь? Гы-гы-гы.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также