Сияние любви

 

Она прекрасна в своём розовом шёлковом платье. Лёгкая, прозрачная ткань не скрывает её идеальной фигуры, её упругих грудей и бёдер. Она знает об этом и поэтому заигрывает со мной, медленно проводя тыльной стороной ладони вдоль своего тела. Томно прикрыв свои большие голубые глаза и улыбаясь кончиками губ, она левой рукой проводит по огненно-рыжим, волнистым волосам, убирая их с лица. А затем неожиданно обернувшись в мою сторону игриво спрашивает:

– А ты знаешь, что подёнки живут всего один день?

Я молчу, мне плевать на подёнок. Хотя их наверняка не зря так назвали, если бы они жили дольше, их никто не назвал бы подёнками.

– А бабочка Атлас, кстати самая крупная бабочка в мире, не имеет рта. И на протяжении своей недолгой жизни, она ничем не питается и живёт только затем, чтобы принести потомство.

Я сижу на краю большой кровати и смотрю на Елену. Меня всегда поражали её энциклопедические познания окружающего нас мира. Рядом с ней, слушая её рассказы, я становился ребёнком.  Нет, кое-что я конечно же знал, но мне нравилось слушать её голос, который успокаивал и ласкал мой слух. Видя моё незадачливое лицо, она заливается звонким смехом, чем опьяняет меня ещё больше.

Скинув с себя прозрачное платье, она становится босыми ногами на кафельный пол и смотрит на большое окно до пола. Я тоже обернулся в сторону окна. Яркий закат зажёг багрянцем лёгкие облака и красное солнце почти скрылось под водами океана. 

Мы молча смотрели какое-то время на закат. Она грустно улыбнулась и переведя взгляд на меня тихо сказала:

– Уже скоро.

Моё сердце сжалось, пронзив болью всё моё тело. Я шёпотом ответил ей:

– Я знаю. Я буду скучать. 

Серое небо за окном совсем потемнело, но наша комната освещена пламенем, охватившем прекрасное тело моей Елены. Яркие искры летят во все стороны, угасая не долетев до пола. Всего через мгновение, на том месте, где стояла Елена, остались только пепел и лёгкий дымок. Я аккуратно собрал весь пепел и открыл окно, чтобы проветрить комнату от запаха гари.


***


Мы познакомились в ночном клубе. Уже рассвело, когда она ворвалась на танцевальную площадку полная сил и энергии. Под одобрительное улюлюканье толпы она двигала своим телом в зажигательном танце. В свете сверкающих огней цветомузыки наши глаза встретились. Она не прекращая танцевать прошла через всю танцплощадку ко мне и взяв меня за руки увлекла к центру. Её движения были идеальными и гармоничными, временами мне казалось, что музыка, звучавшая в клубе, следует за её танцем.  Она то отдалялась от меня, то прижималась ко мне своим  телом, и когда ритм музыки пошёл на спад, она приблизилась вплотную и поцеловала меня в губы. С того самого момента моя жизнь наполнилась яркими огнями. Я себе представить не мог до этого, что в то утро буду танцевать с самой красивой девушкой в мире. Покинув клуб мы отправились на пляж, где провели с ней весь день. Я уже и не помню о чём мы с ней целый день разговаривали, но таким счастливым я точно никогда не был. 

Ближе к вечеру мы пришли ко мне домой, но она не осталась со мной, пообещав вернуться на следующий день. Я боялся, что этот день не наступит никогда, и несмотря на бессонную ночь, долго не мог уснуть. Утром меня разбудил её стук в дверь. И мы опять весь день провели вместе, не отпуская друг друга ни на секунду. Мы были счастливы и пьяны своей любовью. Так прошла неделя, она вечером уходила, не говоря мне куда, а утром возвращалась ко мне.  

Однажды она призналась мне в том, что она Феникс. Что там, где живёт её народ, им светят три солнца, и у них никогда не бывает ночи.  Что все, кто живёт там, сотворены из пламени. Каким же я был тогда глупцом, что не поверил ни одному её слову. И когда в тот день она сказала, что останется у меня, я был счастлив втройне. А после, в последних лучах солнечного света, она грустно улыбнулась мне и произнесла: 

– Уже скоро.

И не успел я осмыслить сказанного ей, как её охватило пламя. Яркие искры, отлетавшие от неё гасли, не долетая до пола. Через мгновение от неё осталась только горстка пепла. Я не знал как реагировать на это событие и находился в лёгком оцепенении, не смея подойти к тому месту, где совсем недавно стояла Елена. От перенесённого шока я не мог уснуть до самого утра. Я сам себя накручивал разными плохими мыслями, пытался вспомнить и осмыслить всё сказанное ей вечером и всё же никак не мог поверить в случившееся. Вымученный вконец пережитым, я забылся крепким сном с первыми утренними звёздами.

А позже она сидела рядом на кровати и гладила мои волосы. Я притянул её к себе и крепко обнял её, словно мы не виделись целую вечность. Я боялся, что она снова исчезнет. Она улеглась рядом и призналась мне, что возрождаться из праха больнее, чем сгорать, превращаясь в пепел. В своём мире они живут в пламени, а в нашем она не может оставаться без солнечного света. И только её любовь ко мне заставляет её возвращаться сюда каждый день. 

***

Прошло несколько месяцев, я старался не думать о том, сколько раз она умирала ради нашей любви. Дни напролёт мы проводили вместе. Иногда гуляя по городу, а иной раз просто валяясь в постели. Она могла часами увлечённо рассказывать о чём угодно. Её слова оживали в моём воображении, перенося меня в неизведанные миры. Ночами я боялся, что не увижу своей прекрасной Елены снова. Я боялся, что однажды она устанет от этой боли и непостоянства. Что она навсегда покинет мой мир, и я буду обречен вечно думать о ней, глядя на багряный диск заходящего солнца. Наверное я большой эгоист, что не могу позволить ей уйти. 

Вот и сейчас я целую её снова и снова. А солнце за окном неуклонно движется вниз, приближая момент нашей разлуки. Она встаёт и грустно улыбнувшись говорит мне в который раз:

– Уже скоро.

Я бы мог сказать, что ей больше не нужно этого делать. Я бы мог отпустить её. Я бы мог сказать ей: «Я отпускаю тебя». Но я не делаю этого никогда.

Последний луч солнечного света поглотила чёрная пасть неба, и пламя пожирает её тело. В этом пламени я вижу не мифическое существо, а молодую девушку. Её лицо искажается в мучительной гримасе, прежде чем она превратилась в пепел. Запах обугленной кожи и сгоревших волос остается даже после того, как исчезли яркие языки пламени. Открыв окно я возвращаюсь в постель, где меня ждёт прах моей Елены. Я закрываю глаза и лежу в ожидании солнца.  

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии