Реальность

 

Сегодня был мой очередной седьмой день в этом таинственном мире. В этот день я обычно отдыхаю, как могу. В последнее время я больше предпочитаю сидеть на берегу тихого озера, в прохладной тени огромной ивы. Я погружаюсь в свои мысли, глядя на сверкающую поверхность озера, под которой кроется толща тёмной воды. Мне нравится трогать зелёную траву, на которой сижу, просеивать влажный песок сквозь пальцы. Всё вокруг кажется таким знакомым, и в то же время я знаю, что мир вокруг меня не реален.

Сколько недель уже прошло? Сотня? Другая? Или их было уже тысячи? Точного ответа у меня не было. Равно как не было ответа на вопросы где я? Или как я сюда попал? А главное — когда я? Да, именно, когда? Время было самым странным в этом таинственном месте, оно здесь имело свой ход, и не поддавалось никакому объяснению. Но во всей этой временной неразберихе неизменным оставалось только одно — семидневный цикл.

Я хорошо помню ужас первого дня, который, как мне казался, длился целую вечность. Я вдруг очнулся в тягучей серой тьме. Сколько бы я не старался, мне не удавалось ничего разглядеть, даже вытянутых перед собой рук. Неопределённость породила страх. Страх — парализовал меня. Я водил вокруг себя вытянутыми вперёд руками, не находя ни единой преграды. Напрягал свой слух, прислушиваясь к глухой тишине, но мои уши словно были набиты ватой. Казалось, серая тьма пронизывает всю мою плоть, и я уже полностью растворился в ней. Страх, пульсируя острыми шипами, перекатывался от живота вверх к голове, в которой несвязанные мысли с огромной скоростью появлялись из ниоткуда, чтобы с той же скоростью исчезнуть в никуда.

В какой-то момент одна мысль стала доминировать. Мне захотелось света. Я стал одержим идеей света, пока тьма, окружавшая меня, не разорвалась яркой вспышкой. Когда мои глаза привыкли, я огляделся по сторонам. Бесконечно-пустое пространство было наполнено ровным свечением. Я с любопытством разглядывал свои руки, затем мой взгляд переместился вниз. Новая волна ужаса перехватила моё дыхание. Подо мной была белая пропасть. Сильное головокружение лишило меня понимания где верх, а где низ. Я зажмурился что есть силы, но свет пробивался даже через закрытые веки. Я стал думать о темноте. Свет погас, вновь погрузив меня во тьму. Стало легче. В конце концов мне посчастливилось забыться глубоким сном.

На следующий день я проснулся отдохнувшим и полным сил. Мне казалось, что я уловил принцип, по которому сначала появился, а затем исчез свет. Последующие пять дней я посвятил созданию привычного для меня мира. Сначала, из-за того, что у меня было мало опыта, дела шли медленно, мне приходилось по несколько раз переделывать созданное. Зато к шестому дню у меня всё спорилось, и я заселил Землю, созданную мной, растениями и животными, рыбой и птицами. На седьмой день, удовлетворённый результатами своих трудов, я решил понаблюдать за своим творением. Так он и прошёл, — в созерцании и раздумьях.

А на следующий день… А следующего дня, к моему великому удивлению, не было. Я снова очнулся в тягучей серой тьме. В этот раз я не растерялся и повторил всё, что я делал ранее. День закончился скоро, как только я создал свет и тьму. И в последующие дни всё должно было идти именно в том порядке, в каком я провёл их в первый раз. День не мог закончиться, если не соблюсти очерёдность. Я мог бесконечно изматывать себя, меняя местами дни созидания, но и день мог длиться целую вечность. В шестой день всегда было много работы, которая была мне в радость. А после, я вновь отдыхал, созерцая мир, созданный мной. Мир, который кажется таким знакомым, и в то же время я знал, что он не был реальным.

Так проходили неделя за неделей. Были недели, пролетавшие на одном дыхании. Были и другие, когда время замирало, требуя от меня заданного порядка. Бывали недели, когда я откровенно халтурил, а были и такие, когда вдохновение побуждало меня создавать сказочный мир, наполненный единорогами и сверкающими драконами. Вчера, откровенно говоря, я был в ударе и создал по своему образу и подобию людей, — мужчину и женщину. Они были любопытными. Словно маленьким детям, им не терпелось всё перепробовать на вкус. Даже надкусили зелёных и незрелых яблок в саду, хотя я им настрого запретил трогать неспелые плоды. Заполучив расстройство желудка, они на какое-то время пропали в кустах.

— Как тебя зовут? — спросил вечером меня человек.

— Яша, — но решив добавить немного солидности, я исправился, — Яков.

— Яков, — повторил он за мной, — а меня? Как зовут меня?

Мне показалось забавным, если я их нареку именами первых людей.

— Тебя зовут Адам, а твою подругу — Ева.

— Прости нас, Яков. Мы ослушались тебя и съели тех плодов. — Его лицо было по-детски наивным. — Ты за это нас наказал? Прости, мы больше не будем.

— Я не сержусь на вас, — оторопел я, так как был застигнут врасплох неожиданным утверждением. — Разве я говорил о наказании?

Но они уже не слушали меня и скрылись за деревьями, весело называя друг друга по именам. Мне стало даже немного завидно им. Их радость была неподдельной, они были счастливы. По-настоящему.

Прошёл ещё один день. Я сижу в тени огромной ивы, предаваясь своим мыслям. Под внешним моим спокойствием бушевал целый ураган эмоций. Сегодня утром я разговаривал с Адамом. Он был всё также любопытен и наивен. Я рассказал ему о мире, который был создан мной в течение недели. Адам с интересом слушал мой рассказ. Затем, с таким же интересом, он выслушал историю о том, как я создал его самого, и его спутницу, в шестой день вместе с остальными животными. Мы ещё долго беседовали с ним на разные темы, ему было интересно узнать как называется тот или иной предмет, или животное. Тогда я предложил ему самому придумать им всем названия. Он с удовольствием удалился выполнять эту важную для него работу.

Я не стал ему говорить, что мир, который я создал, завтра может просто исчезнуть. Поэтому я решил просто понаблюдать за ним. Издалека. Пока есть время. Чтобы ни Адам, ни Ева не могли увидеть меня. Я отдалился и стал наблюдать знакомый для меня мир, и пусть для меня он был не реальным, но для них он был самым настоящим.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также