Предложение

 

Я умираю. Возможно, мне придётся покинуть этот бренный мир уже завтра, быть может, через три дня, или через неделю, но в любом случае, в конце этого месяца мне не поднять бокал шампанского в честь нового года. Когда врач, в последний мой визит к нему, произнёс: «Неоперабельная злокачественная опухоль мозга», - его слова прозвучали как приговор. Он знал, что у меня нет семьи, нет родных, нет даже близких друзей. Нет никого, кто мог бы прийти мне на помощь, поэтому он предложил мне сразу же отправиться в хоспис. «Хоспис – не дом смерти. Это достойная жизнь до конца», - успокоил меня врач. Тогда я с благодарностью и смирением принял его предложение.    

Я лежал на кровати и смотрел сквозь открытую дверь на стены коридора. Они были окрашены в необычный для такого заведения тёплый персиковый цвет. В этот же нежный персиковый цвет были окрашены стены и моей палаты, от пола и до середины. Везде на стенах на разной высоте, висели картины, создавая атмосферу домашнего уюта. По коридору ходили люди, в основном медицинский персонал, но были среди них и волонтёры, которые приходили к таким одиноким людям, как я. Но сегодня я ждал не их. Во мне всё ещё жила надежда увидеть ангела. Да-да. Именно ангела. И нет, вовсе не потому, что я умирал.

На прошлой неделе, в одну из бессонных ночей, ко мне в палату пришёл человек в дорогом костюме. Я не заметил, как он вошёл. Он медленно обошёл комнату, внимательно разглядывая нехитрую больничную мебель, мои личные вещи, которые я принёс с собой, картины на стенах, и наконец, остановился у моих ног. Человек не внушал мне страха, тем более он улыбнулся, обнажив ровные белоснежные зубы. Он вежливо представился именем, которое состояло из одних согласных, и которое мне вряд ли удастся повторить.

— Я представляю АД. — Он выдержал театральную паузу. — Дьявол сожалеет, — (на самом деле не сожалеет, иначе, зачем ему содержать армию демонов), — что не может лично прийти к вам, чтобы предложить вам сделку. Но я рад сделать это за него.

Боль. Она была причиной моей бессонницы. Она была моей неотлучной спутницей последний год. И вот её не было. Я даже потрогал лоб, проверяя на месте ли моя голова. С того самого момента, когда появился этот щёголь, боль пропала. Такой ясности моих мыслей не было, наверное, никогда. Я даже с лёгкостью смог присесть на кровати и приготовился выслушивать самые фантастические предложения. Быстро взвесив свои шансы, я, естественно, не рассчитывал получить предложение вечной жизни, иначе всю Землю заполонили бы бессмертные грешники. Несметные богатства при моём нынешнем состоянии мне тоже ни к чему. Как впрочем, и безграничная власть. Не нужны мне и сладострастные любовницы, ведь право, к чему в моём возрасте и при моей болезни ещё и сердечные страдания.

— Мы хотим предложить Вам, — начало было торжественным, но затем он зачем-то извлёк из кармана пиджака записную книжку, сверился с записью и, смешно выпячивая губы, тихо продолжил, — ремиссию.

Моё лицо, ярче всяких слов выражало удивление. Он явился, чтобы предложить мне лишь только отсрочку. Сказать по правде, смерти я не боялся, ведь ничто меня не держало здесь, и смерть была бы избавлением от мук болезни. Но от повелителя преисподней я ожидал большего. 

— Эм-м-м. Да? — только и смог произнести я, при этом мои глаза округлились, а брови, собрав кожу на лбу в глубокие складки, полезли наверх.

— Да. — Обладатель шикарного костюма был невозмутим. — Боюсь это всё, что мы можем предложить Вам.

— Позвольте поинтересоваться, и на какой срок вы предлагаете отодвинуть мою смерть? И, очевидно, вы взамен потребуете мою душу?

Посланник ада зачитал заготовленную заранее информацию, из которой следовало, что гарантируемый срок ремиссии равен одному году, а далее меня ожидает неопределённость. Видимо, этот мелкий демон и на самом деле не был в курсе всех планов его босса. Далее, с его слов, при моём искреннем согласии, после моей физической смерти, я должен буду отказаться от права на свою душу, навечно.

— Мы вернём Вам год вашей жизни, который Вы потеряли из-за болезни. После смерти у Вас не будет никаких сожалений и угрызений совести. Ваша душа будет очищена от любого опыта прошлой жизни и предоставлена владыке ада.

— Неужели на Земле не осталось грешников, что дьяволу приходится добывать души таким образом?

— Извольте. Грешных душ в аду достаточно. Но раньше дьявол получал души ещё и из чистилища, теперь — нет.

Наступила неловкая пауза. Я делал вид, будто раздумываю над его предложением. Посланник ада, что верит мне. Молчание продлилось недолго. Демон с пониманием отнёсся моему отказу. Я не единственный человек на Земле, ожидающий своей неминуемой участи. Можно только представить, сколько раз он уже получал отказ.

— Я не буду стирать из Вашей памяти нашу встречу. У Вас есть ещё время всё обдумать. Поверьте мне, многие отказываются в первую встречу, но в последние минуты жизни Вы можете передумать, — демон на прощание кивнул головой и растворился в направлении входной двери.

Прошла неделя. Думаю, я смогу выстоять и с достоинством встречу свою смерть. Ведь всего неделю назад я даже и не подозревал, что у меня есть душа. Теперь я уверен в том, что дьяволу придётся постараться для того, чтобы заполучить её. Возможно душа — единственное, что есть у меня. Единственное, что имеет хоть какую-то ценность в моей жизни.

Нежные тона коридорных стен успокаивали. Медсёстры выполняли свою трудную работу, по первому зову направляясь к пациентам хосписа. Не оставался без внимания и я, молоденькая сестричка пару раз за утро справлялась о моём самочувствии. Скоро ко мне должен прийти волонтёр, чтобы помочь мне привести себя в порядок. Я заметил движение у кабинета врача. Заведующий врач рассказывала о работе хосписа человеку в костюме, который, как и многие чиновники был угрюм и серьёзен. Но проходя мимо моей палаты человек в дорогом костюме улыбнулся, обнажив ровные белоснежные зубы.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также