Любовь сквозь пространство

 

Аудитория факультета молекулярной физики к десяти утра была заполнена до отказа, но, тем не менее, желающие посмотреть демонстрацию первого в мире эксперимента по взаимному проникновению твёрдых тел всё прибывали. Люди стояли вдоль стен и уже заполнили все проходы. Первый ряд был занят научной комиссией, как и полагается в подобных случаях, состоявшей из именитых профессоров и академиков. Рядом с ними разместились представители прессы. 

На сцене, вместо преподавательского стола, возвышался гранитный столб высотой в два с половиной метра и диаметром чуть более одного метра. Ближе к правому краю сцены стояла трибуна, за которой стояла женщина средних лет в стильных очках с красной оправой. Она нервно перебирала бумаги, бросала короткий взгляд то на аудиторию, то куда-то за сцену, и по всему её виду было понятно, что она сильно взволнована. Как только часы пробили ровно десять она начала свою речь. 

— Приветствую вас высокоуважаемая комиссия, а также всех присутствующих здесь гостей. Сегодня особенный день, и мне выпала великая честь представить вашему вниманию грандиозное открытие, сделанное профессором Робертом Викторовичем, а также, забегая немного вперёд, я, как ассистент и помощник профессора, прокомментирую демонстрацию наглядного опыта.

Зал притих,  внимая каждому слову, словно боясь пропустить что-то важное из слов хрупкой женщины.

— Все мы прекрасно знаем о четырёх агрегатных состояниях вещества. Это, конечно же, твёрдое, жидкое, газообразное, а также сюда принято причислять и плазму. Опустим все физические и химические свойства каждого агрегатного состояния вещества, надеюсь, мы все однозначно знаем их различия и можем выделить их особенность.

Женщина улыбнулась и на короткое время замолчала, оглядываясь на слушателей. В зале хранилась полнейшая тишина. К этому моменту волнение прошло, голос стал твёрже, и она продолжила. 

— Пространство вокруг нас теоретически считается изотропным. В какой-то мере изотропным можно считать и различные жидкости, чего не скажешь о твёрдых телах. Мы не задумываемся над тем, что каждое мгновение своей жизни находимся во взаимодействии с воздухом, а когда купаемся, то наше тело проникает сквозь жидкость. Но как обстоят дела с твёрдыми телами? Всем известно, что для того, чтобы получить сплав двух металлов, надо их расплавить, то есть перевести их в жидкое агрегатное состояние, чтобы они взаимно проникли и их атомы создали новые связи. Как вы думаете, возможно ли взаимное проникновение твёрдых тел без того, чтобы подвергать их термической обработке?

По залу прошёл гул, люди высказывали различные мнения, пока кто-то из прохода не крикнул: «Гвоздь можно вбить в дерево!» Слушатели практически разом согласились и тут же замолчали, ожидая ответа женщины за трибуной.    

— Отличный пример. Но вы и сами, наверное, догадались, что мы сегодня собрались не для того, чтобы обсуждать банальные вещи. В последние годы профессор Чистяков усердно работал над разрешением этой задачи. В квантовой теории поля допускается изменение в ограниченном пространстве, которые вызываются квантовыми флуктуациями. Развивая эту мысль, профессор, в конце концов, добился того, что одно твёрдое тело смогло пройти сквозь другое, словно сквозь газ или сквозь жидкость. И после череды успешных опытов над лабораторными мышами, он готов сам продемонстрировать своё изобретение перед широкой публикой. Разрешите пригласить на сцену самого профессора. Прошу Вас, Роберт Викторович.

Женщина, широко улыбаясь, повернулась всем телом и вытянула руку с раскрытой ладонью к центру сцены, куда из подсобного помещения направлялся профессор. Зал встретил учёного сдержанными аплодисментами. Красивая внешность и  спортивное телосложение никак не вязалось с его званием. Упругой походкой под шум зала он прошёл к гранитному столбу. Смущённо улыбаясь, он поднял правую руку, призывая всех к тишине.

— Здравствуйте. Я право не столь красноречив как моя очаровательная помощница Светлана Анатольевна.

Он повернул голову в сторону трибуны. При этих словах лицо женщины покраснело, а в глазах заблестел огонь. Она с восхищением смотрела на профессора. Так смотрят на предмет своего обожания, и все, кто видел её глаза в тот момент, уже не сомневались в её чувствах к нему. Зал снова загудел, ещё более смущая ту, что стояла за трибуной. Тем временем профессор продолжил, не обращая внимания на журналистов, которые тянули свои диктофоны в нетерпении задать интересующие их вопросы.

— По своей природе я человек действа, поэтому предлагаю сразу перейти к делу, а затем, я с удовольствием отвечу на все ваши вопросы.

Он снял с себя пиджак, который скрывал прибор, висевший на его поясе. Щёлкнув тумблером и покрутив на нём несколько ручек, профессор настроил его, затем удовлетворённо кивнув головой, он обратился к залу.

— Мне нужен один человек из зала, кто сможет подтвердить твёрдость и целостность этого гранитного столба. 

В зале засуетились, но раньше всех на сцену взбежал рыжий парень, один из студентов. Он пару раз обошёл вокруг столба, громко постукивая по его поверхности ладонью, и даже несколько раз ударил носком ботинка по его основанию.

— А теперь, когда ни у кого нет сомнений в том, что перед вами настоящий твёрдый гранит, я начну эксперимент. С помощью прибора, принцип действия которого я объясню позже, я пройду сквозь этот столб. 

Зал возбуждённо загудел. Сотни камер смартфонов были направлены на центр сцены, а задние ряды привстали и слегка подались вперёд. Профессор тем временем коснулся кончиками пальцев одной руки столба, и она до запястья вошла внутрь глыбы. Затем он вытянул руку обратно и показал её залу, отчего зал взорвался бурными аплодисментами, народ свистел и выкрикивал похвалы. Профессор Чистяков вновь призвал к тишине.

— Я хотел бы процитировать героя моей любимой комедии: «Для того чтобы проходить сквозь стены, нужны три условия: видеть цель, верить в себя и не замечать препятствий». В данный момент, я считаю, все три условия соблюдены. Встретимся на той стороне.

Зал в очередной замер, наблюдая, как медленно исчезает внутри гранитного столба тело профессора. Прошло четверть часа, сотни пар глаз внимательно следили за сценой, на которой ничего не происходило, никто не осмеливался нарушить тишину зала. Вдруг рыжий студент вновь оказался на сцене, и опять обошёл столб, постукивая ладонью по его поверхности. Убедившись, что никакого обмана нет, как нет и самого профессора, он, пожав плечами, вернулся на своё место. Ещё через пять минут зал взорвался громкими возбуждёнными голосами. Журналисты наперебой задавали вопросы. Учёные выдвигали одни предположения, студенты - другие. Наконец все они решили спросить у растерянного помощника профессора.

— Скажите, пожалуйста, Светлана Анатольевна, в чём всё-таки заключается идея изобретения Роберта Викторовича?

— Как я уже сказала, Роберт Викторович разработал портативный генератор квантового поля, — голос помощницы дрожал.

— Как долго его не будет? Это так и было запланировано? Если это не так, то может, мы сломаем камень? 

— Я не знаю что случилось, но ломать гранит нельзя ни в коем случае, мы можем разорвать тело профессора.

***

Прошло десять лет. Гранитный столб перенесли из аудитории в музей университета, куда на бессменную вахту перешла работать и Светлана Анатольевна. В десятую годовщину злополучного эксперимента она как обычно сидела за своим столом, и читала очередной выпуск научно-популярного журнала. Стильные очки в красной оправе она давно сменила на более практичные, и с большим количеством диоптрий на стёклах. Уже перед самым окончанием рабочего дня женщина с проседью на голове, как обычно подошла к столбу, чтобы попрощаться на ночь с любимым человеком, запертом внутри столба. Она коснулась ладонью поверхности холодного гранита, как вдруг почувствовала лёгкую волну, ей показалось, что её рука проваливается внутрь, словно гранит под её ладонью превратился в пластилин. Она испугано одёрнула руку и сделала шаг назад.

Сердце больно защемило, а затем попыталось вырваться наружу из неожиданно ставшей тесной грудной клетки, так что женщине пришлось прижать его правой рукой. Сквозь слёзы она видела, как из гранитного столба выходит её любимый мужчина, нисколько не изменившийся, такой же красивый и подтянутый.

— Роберт, я знала, — сквозь слёзы шептала женщина, — знала, что ты придёшь.

— Здравствуй, Света. Ну, конечно же, я пришёл, — профессор крепко обнял свою помощницу. —  Сколько прошло времени?

— Десять лет, Роберт. Тебя не было десять долгих лет.

— Я не учёл одного, изменения в пространстве привели к изменению хода времени. Для тебя прошли десять лет, а для меня время почти остановилось. Прости.

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также