Глава 9. «Край»

 

Если я за этими приключениями и сбился с намеченного маршрута, то не значительно. Правда пришлось достаточно долго обходить «западный язык», как назвала его Лада. Область Леса действительно напоминала чем-то язык. Вот только граница Леса, того что с большой литеры, теперь заняла архипелаг привычного перелеска, через который мог пройти любой желающей. Теперь там находилась настоящая чащоба. Непроходимые тёмные дебри, куда без особой нужды не совались даже егеря.

Сейчас, наверное, звери охаживают новые владения. Что самое странное, звери селились именно в Лесу, а выходили только по известной надобности, жрать.

Перевесив автомат со спины в более удобное положение, я прошёл недалеко от границы чащи. На моё счастье видимо у кого-то наверху закончились сценарии злоключений, и я не встретил по дороге, ни собак, ни кабанов, ни волков, ни другой живой и опасной твари.

Севернее «языка» располагался форпост возражденцев, а западнее усадьбы. Между холмами в дали уже виделись деревянные постройки, и я решил остановиться отдохнуть. Дорога к полудню окончательно раскисла, и на преодоление последнего участка пути могли уйти остатки сил.

Я не знал, чем обернётся встреча с раскольниками и готовился не к самому тёплому приёму. Могло выйти, что меня и на порог не пустят, а откроют стрельбу сразу, а могут и в клетку бросить. Вообще в жизни всегда нужно готовиться к худшему, даже если надеешься на лучшее.

«ну давай, снова всплакни о нелёгкой судьбе»

…Кому это надо? Явно не тебе, из тебя хреновый собеседник…

«просто выбирай правильные темы и давай поговорим я «за»

…О чём?! Охота, женщины, последние новости может?…

«святой рандом, ну зачем ты поселил меня в голову такому унылому куску какахи»

Видимо мой визави так досадовал, что хотел мысленно припечатать ладонь ко лбу, вот только действие возымело обратный эффект. Я вдруг ни с того, ни с сего с размаху ударил ладонью в лоб себя же.

-Вот это номер, ты охренел?! – не сдерживая удивления, я вскрикнул в голос. Удар был весомым, да и ладонь после этого саднило, но больше меня всё же удивило наличие этого удара, а не сила.

-Ба, давно мечтал сделать что-нибудь этакое. – Голос у Шизы был мой, но более твёрдый и резкий. – Так я ещё и говорить в голос могу! Хаха, это уже что-то!

-Так вот, завязывай! Мало того, что ты у меня в башне сидел, сейчас ещё и глотку драть за меня начнёшь. А ну лезь обратно.

-И зачем мне это делать? – Мой захребетник нахально улыбался.

-Затем что так сказал я! – Собрав всю волю и самообладание в кулак, ударил им в землю, представляя что бью себя.

Несколько секунд ни чего не происходило, и казалось бы что наваждение ушло. Но через пару минут, когда я немного отошёл от пережитого шока, голос вернулся снова. В своей привычной форме из под черепной коробки.

«тебе не говорили в детстве, что всем нужно делится?» — обиженно пролепетал он.

…Я всегда был эгоистом, слушай, зачем был этот цирк?…

«да надоел ты мне своими истязаниями, у нас есть цель, мы к ней идём, это я понял прекрасно и с этим не спорю. помни я это всё-таки ты, мы несколько отличаемся, но мы с тобой это одна личности, просто на две стороны, и те не особо отличающиеся друг от друга. мы принимаем решения тоже вместе, пусть ты этого и не осознаешь, но так и есть, все за и против всегда взвешены и уравновешены. но самокопания из раза в раз слушать уволь!»

…Ладно, я лишний раз не гружусь, а ты не бузишь, хорошо?…

«договарились»

…Зашибись, нужно будет к психиатру сходить…

«вот это уже конструктивно, одобряю! мне только любопытно сколько психиатров осталось в мире?»

…Мне больше интересно, как это лечат…

«эй!» — Оскорбился Шиза. – «я, не такой плохой, от меня и польза есть!»

…Вот пока эта польза превышала твою говорливость не к месту, я про ребят со смирительными рубашками не думал…

«Ёпт! Справа!»

Повернувшись, я увидел, как ко мне несётся здоровая слюнявая псина. Я никак не успевал перехватить автомат для стрельбы, поэтому просто выставил его перед собой, чтобы блохастый сходу не вцепился мне в глотку.

Зверь был не велик, но злобен. Мне повезло перехватить его так, что я попал крышкой ствольной коробки прямо в пасть собаке. Веса собаке не хватало, но она рвалась к моему горлу за счёт когтей, которыми распарывала мне одежду на груди, благо, пока не добравшись до моего бренного тела.

Был бы пистолет, можно было бы попробовать быстро выхватить его и разворотить брюхо псине парой очередей. Глок штука прожорливая, и в режиме автоматической стрельбы опустошает магазин крайне быстро, зато шквальным огнём можно легко отбиться почти от любой угрозы в тесном контакте. Но так как все мои вещи, кроме рюкзака, остались где-то в подпространстве, о пистолете я мог только мечтать и продолжать бороться с исчадием ада, забрызгавшего слюной мне всё лицо.

Продолжись это борьба ещё несколько минут, и у блохастого были бы всё шансы достичь своей цели, но тут над псиной возникло то, что закрыло свет выглянувшего солнца. Он оттащил собаку за поводок и приказал охранять. Из моих онемевших рук вывалился автомат, и я просто пытался прийти в себя, но это сделать мне не дали.

-Вставай, руки держать, так чтобы я видел! – Наведя на меня оружие, рыкнул человек.

Одет он был немного странно. На армейский камуфляж то тут, то там были сделаны кожаные нашлёпки, воротник и разгрузка были обшиты мехом, оружие я так и не смог опознать, поскольку она была вся завёрнута в маскировочную ткань и обмотана всевозможными тряпками защитного цвета. На лицо небрит, мешки под глазами, сами глаза серые пустые. В общем, типичный представитель семейства Края.

Выполняя команду спасителя (или всё же пленителя), я не мог не отметить, как он держится. Было в его образе что-то звериное, наверное, встреть такого ночью, не сразу разберёшь человек или что-то иное.

-Кто такой, чего тут делаешь, это территория Поселения Край, я имею право убить тебя на месте. – Скороговоркой отчеканил тот, а его пес в это время подобрался и зарычал, мол, хозяин, только дай знать, и этот двуногий уже не встанет.

-Бродяга я, просто бродяга! Я к вам за советом, вы же знаете практически о любых артефактах, что дают аномалии. Я нашёл кое-что такое, с чем раньше никто не сталкивался, и мне нужен совет.

-К нам не часто заходят за советом, тем более чужаки. Но Лес учит нас с уважением относится к тем, кто ищет знания. – Он немного переменился в лице, расслабился. Вообще краевец обладал мягким успокаивающим голосом. – И если ты не врёшь, тебе ничего не грозит, только магазин от автомата сними и иди за мной. Сгон рядом. – Пес тут же потерял ко мне интерес пошёл рядом с хозяином.

Пришлось подчиниться.

***

Центром поселения егерей и вправду была усадьба. Хоть время и не пожалело строение, краевцы его бережно восстановили, как могли. Обрушенные секции были надстроены из дерева, вместо выбитых окон были подобия витражей. А по округе были построены аккуратные бревенчатые домики, странные большие помещения и идолы языческих богов, так любимы краевцами. Всё это напоминало обычную дремучую деревеньку, скрытую от глаз.

Внутри усадьбы меня отвели в просторный зал-кабинет с массивным длинным т-образным столом, за которым с одинаковым успехом мог работать как преуспевающий бизнесмен, так и приносить в жертву младенцев культ сатанистов. Разное болтают, но с чего-то же разговоры пошли, ведь так?

Перед тем как пройти в дом, меня попросили сдать огнестрельное оружие, на нож же посмотрели снисходительно. Был у них завет что ли, что воин никогда не расстаётся со своим личным оружием. На том и порешили, рюкзак я опрометчиво оставил рядом со стойкой для оружия и прошёл в зал.

Обстановка была аскетичная, но уютная, стол накрыт белой скатертью, на столе кувшин и пара стаканов. Окна и ставни на них отделаны с особой выдумкой. Резные стулья и чурбаков. А над самим столом какое-то усатое растение по типу клубники. Оно раскинуло усы по всему потолку, и там где соприкасалось с потолком, возникал новый кустик, который в свою очередь пускал свой ус дальше, выходила занятная паутина. А в самом центре растение прародитель свисает несколькими яркими соцветиями.

«стремно, но красиво. интересно его тут посадили или оно росло здесь изначально?»

…Я думаю, посадили, видишь, какая структура. Так ровно вырастить паутину, стилизованную под водоворот, ничего не поправляя. Хотя хрен знает этих краевцев. Может, такой нашли и поняли что это знак свыше…

В этот момент в зал зашёл старик. В стилизованной под древнюю Русь рубахе и кожаном жилете. Лицо у него было строгим, будто высечено из камня, который под тяготой лет был испещрено трещинами морщин. Аккуратная длинная бородка связанная кожаным ремешком, да и сухая поджарая комплекция выдавала в нём педантичного и серьёзного человека. Вот и всё что можно было сказать об этом человеке. За ним в зал зашла пара типичных мордоворотов.

-Здравствуй, меня зовут Белый. Я местный староста, мне сказали, что ты ищешь совета. Что же я слушаю. – Белый сел на стул во главе стола и развёл руки в приглашающем жесте.

-Да, я вот по какому вопросу… — но староста, подняв руку, меня прервал.

-Ты бы для начала представился мил человек, кто да откуда?

-Меня зовут Мальтер, я из обычных бродяг. Я нашёл одну любопытную вещицу… — но был опять прерван.

-Где нашёл, покажи что это?

-Вот! – порывшись немного в контейнере, я выложил на стол фиолетовый цветок. За полгода он не потерял ни объёма, ни цвета. Был всё таким же, каким я его и нашёл. – Я нашёл его далеко отсюда, думал, что это какое-то растение, но потом пришёл к выводу, что это всё-таки артефакт.

-Было бы это растение, было бы проще, но что-то с этим цветком не так. Я чувствую странную энергию. – Староста крутил «огрызок» в руках рассматривая его со всех сторон. – Гибрид это.

-Гибрид на подобии «живокоста»?

-Нет, живокост растёт только на полях Леса, по-вашему, в аномалиях, а этот? Что-то рядом находилось?

-Считай, что в чистом поле рос, кустом, как дикая роза. И рядом не было ничего такого. Но вопрос в другом, можно ли вырастить его искусственно, или где-нибудь найти ещё такие. Я думал, вы могли их встречать, может не здесь, а на тропах бродягам не известных.

-Боюсь тебя огорчить, но такого ни я, ни братья мои не встречали. Какие же у него свойства, раз ты так хочешь найти ещё таких цветов? – Староста отложил артефакт, что крутил в руках и вглядывался всё это время.

-Для выяснения всех его свойств мне и были необходимы другие образцы, поскольку на вид он очень хрупок, а единственное его свойство известно мне, это подавление аномальной активности.

-Подавление какого рода? – Старосту, похоже, вопрос заинтересовал.

-С помощью него можно, без каких либо последствий пройти, допустим, аномальное поле, или собрать артефакты на участках где они роятся. Можно оградить базу от движущихся аномалий. – Я старательно подбирал слова, думаю, егерям не очень понравится, если они узнают мой истинный интерес в его свойствах.

Аномалии опасны тогда, когда их не видишь, когда не можешь ничего противопоставить, и даже в густых аномальных полях можно найти тропки. А вот войти в непроходимую чащу, а через неё пройти в тылы противнику, откуда нападения чаще не ожидают, откуда могут пойти лишь мутанты, или звери с окраин. Это уже друзья мои преимущество. Преимущество неоспоримое в холодной войне, которую в тайне ведут группировки. И не важно что на кону, территории с открытыми противостояниями, дальние форпосты и линии, связывающие населённые пункты. Дороги кочевников, тропы бродяг одиночек, линии снабжения возражденцев, святыни краевцев. Всё это при должном подходе можно взять под контроль, главное, чтобы эту мысль не стал развивать кто-то, у кого в голове главенствует жажда власти и добычи. И я обладаю таким маленьким карманным генератором проблем для всех и каждого, но хочу при этом мира, для всех и каждого.

Чаще всего люди наделенные властью думают только об одном, как эту власть приумножить. А по мне так счастье для всех даром, как писали фантасты. Нет, я вовсе не идеалист, просто хорошо понимаю, что если что-то делать, то делать наверняка. Многим это не понравится, многие потеряют свой статус, ту же власть, но сделать это необходимо, пока планета не сожрала нас всех к чертям. Каждый день Лес ширит свои границы, пусть по чуть-чуть, но неумолимо. Свободных территорий всё меньше, Лес прижимает с одной стороны, группировки с другой, и в конце концов кланы вроде моего станут перед выбором, на чью сторону встать, чтобы только не стреляли со всех сторон. И я чувствую, что война эта будет кровавой.

Когда сталкиваются ни люди, ни интересы, а идеологии, подкрепляемая отчаянием, и когда одной правды на всех будет не достичь, война пойдёт по одному возможному сценарию – На уничтожение…

Я ничего не смогу сделать, когда придёт то время. Но я могу сделать так, чтобы людям было куда вернуться. Чтобы они смогли вздохнуть полной грудью, набрав в лёгкие чистый воздух, не боясь ни какой заразы, ни дикого зверья.

И что тогда делать с этим карманным генератором будущего?

-Взять будущее в свои руки! – Резонно заметил староста. А всю тираду, что раздавалась у меня в голове, я похоже произнёс в слух, с головой у меня всё же беда.

-Когда ты родился, сынок? Во времена рыцарей Круглого стола? Ты что, не слышал? Совесть, честь умерли. – Усмехнулся он, снова взяв в руки «огрызок». Меня ухватили за плечи руки телохранителей и насильно усадили на стул, с которого я попробовал вскочить. – Понимаешь в чём вся дилемма, Мальтер. Ты был прав, когда сказал, что человек наделённый властью хочет лишь больше власти. В этом и есть корень всех зол. – В глазах старика промелькнуло безумие. – Лес не зря уравнял шансы, он говорит с нами, он оставит в живых только тех, кто верен Матери Природе, кто нашёл гармонию с миром! И никакие её ошибки не помогут вам это пережить. – Он помахал в руке цветком. Мимолётная мания сошла также быстро, как и появилась, Белый успокоился и пригладил редкие волосы на черепе. – Но в твоих словах что-то есть, шанс один на миллион конечно, что ты прав, я подумаю над твоими словами.

Он достал из ящика стола какое-то странное устройство. Каркас кубической формы, с ручками и проводками, поместил туда артефакт и нажал на тумблер. Послышался легкий гул и каркас обрёл полноценную кубическую форму. Грани сверкнули синим цветом, контейнер захлопнулся. Это был современный контейнер для артефактов, по слухам разработанный гениями группировки егерей. Они часто пользовались артефактами в отличие от тех же возражденцев, и им приходилось изобретать более легкие способы работы с «дарами» Леса. Вот у одного такого и вышло сделать лёгкий и прочный контейнер, ни замков, ни каких либо тяжёлых экранирующий стенок, чистая энергия.

-Этого в клетку. – Убрав контейнер в тумбу стола, сказал Белый. – Сегодня вечером Лес примет две жертвы вместо одной. Идолы давно не пили свежей крови, а кровь врагов своих они ценят выше любой другой.

Староста остался сидеть за своим столом, размышляя о чём-то своём, скрестив руки на груди, но меня это уже не волновало. Меня скрутили его мордовороты и повели в подвал. Я не сопротивлялся и не кричал проклятий. Я проиграл, в который раз. Но идти на бойню я не собирался, слишком многое для меня было поставлено на карту.

Коридоры, коридоры, лестницы, подвал. Ничего особого мне на глаза не попалось, всё однотипное и однообразное. Меня снова обыскали и затолкали в клетку, грубо сваренную из арматуры.

В клетке, напротив, у стены сидел обычного вида парень. Ничего примечательного в нём не было, глазам было отчаянно не за что зацепиться. Короткие волосы, лицо без шрамов, одежда неприметная. Типичная серая личность, которых не счесть на пустошах и в лесах. Видимо второй приговорённый.

Рюкзак мой кинули в проходе у дверей, как и всё остальное, что отобрали. Сами же охранники не утруждали себя вахтами или чем-либо подобным, а просто запустили в помещение с камерами собаку.

Пес выглядел настолько безобидно, насколько вообще могла выглядеть собака весом около девяносто килограмм и около метра в холке. Пес был спокоен как каменный истукан, но стоило мне чуть приблизится к решетчатой двери, встал в боевую стойку и зарычал.

-Руки высовывать не советую. – Спокойным тоном сказал мой новый приятель, не поднимая головы. Потом словно проснувшись, он встал, разминая шею. – А тебя за что взяли бродяга? Кому-то из этих фанатиков дорогу перебежал?

-Вроде того. – Если моё появление заставило его оживиться, то на меня ситуация оказала скорее подавляющий эффект. Кончилась инициатива, нужно было рвать когти, пока вели по коридору. Собак я физически переношу плохо, а когда тебя стережёт блохастый, который, особо не напрягаясь, может тебе голову откусить, то вообще труба. Чтобы хоть как-то отвлечься я попытался хоть как-то поддержать диалог. – А ты за что тут?

-Да убил одного из верхушки этих клоунов, да не ушёл, повязали. Блин такой унылый закат карьеры, а я ведь был хорош. Ну, ты прикинь, и какой финал? – Заключённый со злости ударил ногой в пол, так что пес подскочил и зарычал. – А ты вообще молчи собака, задушил бы голыми руками, да руки коротки.

-Я думал, убийцы выглядят немного иначе. – Предположил я, судорожно пытаясь найти хоть какую-нибудь лазейку.

-Нет, а что такого, — он провёл рукой по ежику волос, — в нашей профессии, чем ты неприметнее, тем способней.

-Я не к тому. Что-то ты на редкость многословен. – Мысли метались словно мухи, а я монотонно бил по полу, с каждым хлопком, припечатывая негодные идеи.

-Да, тут ты прав, — перевёл дух он, — наверное, от нервов. Подыхать не хочется дружище, совсем не хочется. Твари они, нет, чтоб сразу пулю в череп, так нет, они куражатся. Приведут на полянку, где стоит одинокий клён, проведут ножиком по шее, брызнет кровь, а дерево возьмись да откройся, как мухоловка прям, и будешь ты в нём задыхаться, да перевариваться. И не дохнешь сразу, а кричишь, долго кричишь бродяга. Сам слышал. – Он провёл рукой по лбу. – Не хочу! – В отчаянии он саданул ногой по стене решётки, да так что каблук его ботинка отлетел в сторону.

Истерический хохот разлился над помещением, нервы у моего товарища по неудаче сдали свои позиции, отдав предпочтение безумию. А мне с этим откровением наконец пришла в голову годная идея! Спасительная лампочка Ильича как нимб разгорелась над моей головой, посылая уверенные сигналы из космоса прямо в мозг, минуя черепную коробку.

Когда-то, ещё до всего этого, я любил почитывать фантастику. Так вот, в одной из книжек главный герой таскал с собой особый тайник, да не где-нибудь, а в каблуке ботинка. Сначала это выглядело ребячеством, но я проникся к этой идее, после того, как тот самый тайник меня выручил. А таскал я в нём, ни что иное как взрывчатку. Ну как взрывчатку, так баловство, небольшие пакетики с термитом, для вскрытия замков. Хотя туда могла бы вполне уместиться отмычка, но кто на что горазд, мне удобнее работать с воспламеняющимися веществами.

Термит, штука очень полезная. Температура горения достигает пары тысяч градусов, что позволяет прожигать чуть ли не танковую броню, а навесные амбарные замки, которые здесь в ходу и подавно.

Оставался вопрос с собакой.

-Тебя как звать наёмник? – спросил я, прихватывая каблук ботинка обратно на крепления и снимая второй.

-Верт. А что ты делаешь? – спросил он, поднимаясь на ноги.

-Я собираюсь отсюда бежать, ты в деле?

-Ещё бы! Что нужно делать?

Собака, до этого безмятежно посапывая, лёжа между клеток, подняла голову и зарычала. Пока не стало поздно, я постарался как можно точнее бросить заряд между прутьев клетки. Закон подлости работает всегда и везде. Мешочек с зарядом ударился о прутья и упал. Пес тут же напрягся и вскочил, он кинулся к непонятной вещи, но Верт не дремал. Решётка вполне позволяла просунуть меж прутьев руку, чем он и воспользовался, предусмотрительно ударив четвероногого в нос. Собака взвизгнула и отпряла на мгновение, и тут же бросилась на прутья клетки. Но за мгновение в наше время можно успеть много, например, утащить взрывпакет из-под носа у нашего четвероногого сторожа. Рука убийцы и слюнявая пасть монстра разминулись в каких-то долях секунд. Со злобным рычание пес кинулся на стены его клетки, а Верт, отскочив в сторону, с довольным видом спросил.

-Что дальше?

-Ждём пока блохастый успокоится, и валим. Наверху по обстоятельствам, но мне нужно добраться до кабинета старосты.

-Белому хочешь морду начистить?

-Нет, он у меня кое-что забрал, и я хочу это вернуть!

-Не горячись, мне до этого дела нет. Мне на склад оружия, вернуть мою винтовку, но нас быстро хватятся.

-Поэтому ты взорвёшь склад.

-Как? – Глаза наёмника загорелись.

***

Сарай с вместительным подвалом, оборудованный как склад оружия и боеприпасов, полыхнул почему-то зелёным пламенем, а по земле прошла ощутимая дрожь. Это был сигнал, мы договорились с Вертом бежать в разных направлениях, рассчитывая спутать следы и увеличить шансы.

Часовой, что шлялся у ворот, простите, нёс службу караульного, смотрел на пожарище с открытым ртом, но придя в себя, он схватился за оружие и побежал к горящему складу, оставив вместо себя на страже собаку.

«что у них за мания на собак?»

Стоило мне пошевелиться, как пёс навострил уши и встал в стойку. Огонь на базе краевцев разгорелся с новой силой, пожар перекинулся на жилые дома. Я потянул пистолет пулемёт со спины, что мне вручил Верт, перед тем как мы расстались у оружейки. С едва слышным щелчком застёжки фастекса, что удерживали мп 7 на ремне, разошлись. Достать собаку удалось только на излёте. Пес молча бросился на меня, преодолев десяток метров за секунду и прыгнул на меня. Половина магазина ушла на пса, ещё половина на патрульного, заметившего меня на секунду позже, чем я его. За рёвом пламени и криками людей, работу штатного глушителя никто не услышал.

Вырвавшись за пределы базы, я со всех ног кинулся в сторону ближайших знакомых троп, рискуя налететь на аномалию или лёжку кабанов. Возможность погони была актуальна, и наплевав на риски, я поднажал. Лучше уж быстро, чем как говорил Верт, долго и со вкусом.

Через пару часов беспрерывного бега я вышел в знакомые места, сердце едва не выпрыгивало из груди, а лёгкие саднило, словно по ним прошлись наждаком. С хрипами я ввалился в многоэтажку, особо не заботясь, увидит ли кто это или услышит. На улице уже была непроглядная темень, а меня клонило в сон со страшной силой, заряда бодрости было только на то, что бы поставить пару растяжек и сигналку на окно.

В квартире, что я вломился, было упёрто почти всё, но из того что было, можно было поддерживать огонь до утра. Тяжёлые занавески, надёжно скрывали меня от разоблачения со стороны. Да и если была погоня, то с собаками меня найти не так сложно. Оставалась надежда только на то, что до утра меня не настигнут.

Сидя у скромного бездымного костра, я достал из отощавшего рюкзака контейнер, в который был заключён «огрызок», пару батончиков и остатки воды.

…А как же хорошо день начанался…

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии