Глава 8. «Король неудач»

 

Давайте поговорим о возможностях человеческого мозга. Точнее, как сделать так, чтобы ваш котелок спросонок стал похож на ядерный реактор.

Этому на самом деле способствует достаточно много вещей. Рассмотрим одну из них поближе. Замечательнейший пистолет ГШ-18, под патрон 9х19 миллиметров парабеллум. Черное воронение, слегка потёртое под поверхностями движущихся деталей. Предохранитель снят, ствол направлен в цель. И держит её мой старый знакомый Витамин со знанием дела пусть и расслабленно, но вся равно было видно, что красуется. Дуло ствола смотрит чёрным зевом прямо мне между ушей, а я как последний придурок пытаюсь вспомнить, в каком году этот экземпляр был принят на вооружение родимым МВД.

«в две тысячи первом»

…Спасибо…

Ситуация выглядела прескверно, как ни посмотри. Лада с Итаном связаны, Женя в руках у сухощавого типа в форме возражденцев, который намедни делился с нами едой, даже веревки не нужно было, девушка просто не понимала что происходит. Витамин, нехорошо щурясь, направляет оружие на меня, да того самого «грача», о котором я распинался выше. А остальная гвардия, сложив руки на оружие, стоит у дверей из подвала.

-Доброе утро урод! – Весело пробасил Витамин. – Лапы к верху и прошу на шмон.

Преображение смирного солдата в развязного гопника, не было для меня чем-то из ряда вон выходящим. Я даже чего-то подобного ожидал, вот только надеялся, что до этого не дойдёт. Видно я всё же слишком хорошо думаю о людях, с другой стороны не всех же красить в чёрный цвет. Эх, знал бы где упаду, не упал бы.

Поднявшись с дивана, я тут же попал в оборот. Пистолет тут же сняли вместе с кобурой, нож вытащили из-за голенища сапога, о остальных мелочах я вообще лучше помолчу. Лишь однажды один из тех, кто меня обыскивал, смутился, не зная лезть ли в мой контейнер для артефактов. Видно мой внешний вид производил на него впечатление. Аккуратно отцепив его, он отложил контейнер к остальным мелочам, брезгливо вытерев руки о форму. А вот моя карманная артиллерия ему явно понравилась, он даже похвастался перед остальными, мол, гляньте какая штука, такую только в кино и видел.

Ладе же предусмотрительные ребятки просто заткнули рот кляпом, и я чувствую, что специальной тряпки для этого у них предусмотрено не было, поскольку на девушке не было одного ботинка, да и босая нога наводила на мысли. Вместо уложенного конского хвоста, растрепанные волосы, губы разбиты, а глаза наполнены ледяной яростью, она не бушует внутри, нет, только ждёт момента, чтобы выплеснуться, словно наводилась из крупнокалиберного пулемета на врагов, предвкушая кровавую баню.

Итан, так вообще был без сознания, не откинулся ли?

И почему я не проснулся во время экзекуции, возни, должно быть, было не мало. Расслабился, однако.

-Теперь ты выведешь нас к лагерю ставки Хана, и не дай Боже снова завести тебе нас в какое-то болото. – Обратился ко мне новоиспечённый главарь шайки.

-Рыло, да чё ты с ним разговоры разговариваешь, — вмешался один из шестёрок. – Пистолет к затылку и танцуй что закажут.

-Ты меня ещё поучи Рябой. С тобой вообще будет отдельный разговор. Если ты еврея ушатал, что не встанет, отрабатывать будешь.

-Оклемается, — с ехидством отмахнулся Рябой. – Кто ж знал, что он такой дрыщ, его соплёй перешибёшь.

В тот же момент Итан стал приходить в себя. Беспредельщики не отличались особой фантазией и поступили с ним также как и с Ладой. Заёрзав по полу и что-то мыча, он пытался встать, кстати, достигая определённых результатов, за что и получил по рёбрам.

-И зачем мне это делать? – Тупо спросил я.

-Затем, что бы я тебе дыню не нашпиговал свинцом. – Заулыбался Витамин, он же Рыло.

-Давай прикинем, ты же умный человек, ведь хватило ума прибиться к возражденцам под видом сельчан. – Попытался взять инициативу в свои руки я, садясь на диван. – Вот ты такой грозный и страшный застрелишь меня, предположим, — не стесняясь жестикуляции, я начал разворачивать остатки сухпайка, в поисках завтрака. – И что дальше? Дороги ты не знаешь, твой бывший начальник, скорее язык себе откусит, смотри как тебя буравит, — продолжал я, намазывая галету сыром своим ножом, который я под неодобрительными взглядами забрал из кучи вещей снятых с нас. – Я знаю на что идут рабы на чёрном рынке, в своё время фантастику очень любил, так вот в одной книжке таких как они называли «отмычки», их пускают вперёд и заставляют собирать арты в труднодоступных местах. Если повезёт и хозяин дружит с головой, то они живут на месяц-два дольше, а если не дружит, ну как карта ляжет. Другие же идут, грубо говоря, на каторгу, под кнутами и побоями, они заняты на стройках, шахтах, дерьмо например разгребают, в прямом смысле этого слова. Меня такая перспектива не радует, лучше сразу пулю в голову, как ты грозишься. – Подытожил я, сливая остатки чуть тёплого чая в стакан. – Я повторюсь, зачем мне это делать?

-Значит с гонором да? А если я начну тебе один за другим пальцы отрезать? Это адская боль, — оскалился мой собеседник.

-Пытки пошли, это мне нравится, уважаю. Вот только, — я начал закатывать рукав больной руки. И продолжил с демонстрацией. – Ничего не сравнится с тем, когда твоя плоть плавится на глазах, когда аномальное пламя прожигает тебя насквозь, пропекает, словно свинину на гриле. А потом ты видишь, как всё то, ради чего жил, сгорает в этом всепожирающем огне, а тебя переломанного и опустошенного выкидывает из этого ада, а у тебя едва хватает сил, чтобы пистолет к виску приставить. – От воспоминаний меня немного занесло, хотел сказать коротко и ясно, а получилось как всегда. И уже не сдерживая себя, проорал в лицо. – А этот долбаный пистолет не выстрелил, а тебя тем временем окружила свора собак! – Чем сильнее горит огонь внутри, тем быстрее он прогорает. Успокоение пришло так же быстро, как и нахлынул пожар, оставив после себя лишь пепел и холодную решимость. Вены на руке бугрились, будто живя собственной непонятной жизнью, извивались под красно-малиновой кожей. – Думаешь, ты сможешь предложить мне нечто большее?

Бандит задумался, поигрывая пистолетом в руке. Теперь он не стоял, а сидел на противоположном диване. На самом деле я очень рисковал, рыло мог не поверить и начать экзекуцию прямо здесь. Дело в том, что после трагедии полугодичной давности я не стал «суперменом», я так же чувствовал боль, да я чуть с ума от неё же не сошёл, когда в том месяце меня укусил болотный гнус. Ядовитая зараза оставила незначительную ранку, утянув за собой кусок моей плоти. Проблемы начались позже, когда ранка начала гноится, вот тогда я чуть на стены не полез, но сейчас не об этом.

-Я не знаю, дурной ты, или просто придуриваешься, да и плевать мне ровным счётом. Но, так или иначе ты сделаешь то, что мне нужно. Давай знаешь что, давай спросим у наших девчонок, хотят ли они прожить ещё день другой. Ты у нас гордый, батрачить на говнах не хочешь, а они что?

-Заложники? Да как я мог забыть о них. – Картинно погрустнев. – Ну да, вот только они тебе нужны.

-Когда речь заходит о выживании, я не поскуплюсь.

-А что тебе остаётся, ну еврея в расход, думаешь, я разжалоблюсь? Мы оба в курсе, сколько стоят люди на Чёрном Рынке. Хан сколько хочет может разгонять рынки рабов, но между делом их никто не отменял. А деньги тебе очень нужны, возражденцы ведь просто так не оставят пропажу целого отряда, будет расследование, и тебе кровь износу, но придётся залечь, и залечь так, чтобы не нашли.

-Тогда при таких раскладах я не понимаю, зачем ты тогда ломаешь комедию? Насколько я понял, ты уже всё посчитал. Ты старательно наводишь на мысли что нужны все, причём бесишь меня всё сильнее своим не желанием помогать, комик недоделанный, так и чешутся руки тебя завалить. Чего ты добиваешься? У меня всё ещё остаётся рыжая. Знаешь, как визжат от боли дети бродяга? Знаешь, по глазам вижу, что знаешь, — заулыбался главарь. – Ну, так как поступим?

-Вы же уже пробовали выйти наружу? – Теперь либо пан, либо пропал.

-И у нас это не получилось, — подобрался Витамин.

-Вот теперь мы подходим к самому интересному. – Делая вид, что ковыряюсь острием ножа в ногтях, скучно сказал я. – Я один заметил, что мы в подвале, подстанция, что питали этот посёлок, вот уже много лет не работает, а свет горит? И вы ещё хотите угрожать хозяйке этого места расправой и пытками? Аномалии очень по разному реагируют, если с их артефактами что-то происходит, -подбавив в голос зловещие нотки произнёс я, они могут и схлопнуться например.

Лица предателей вдруг стали потерянными. Двое из них поднялись по лестнице и начали барабанить в люк, пытаюсь вынести деревянную конструкцию. Сухой, оттолкнул девушку и тоже подбежал к лестнице. Им всем вдруг стало резко не до нас.

Переглянувшись с Ладой и получив утвердительный кивок, я подошёл сзади к Рылу и вогнал нож по самую рукоятку ему в шею.

Дальнейшие события иначе как набор отдельных кадров в моей памяти так и не отобразилось.

Вот выпадает из ослабевшей руки бандита пистолет. Вот Лада выпутывая руки из узлов, кидается к своему оружию. Итан рывком падает под ноги бандитам, спускающимся с лестницы. Выстрел. Выстрел. Выстрел.

***

Я не знаю каким образом нам удалось выжить в той перестрелке. Либо небывалая удача, либо наши ангелы хранители настолько круты, что те, кто помогал выкарабкаться людям с тонущего Титаника, нервно курят в сторонке.

Без потерь, конечно, не обошлось, перестрелка в бетонной коробке штука опасная. Мы с бывшим командиром группы отделались лёгкими ранениями, несколько пуль по касательной задели наши бренные тушки. Итану досталось больше, его вражья пуля настигла прямо в том глупом положении в каком он провалялся весь бой. Накрытый телами новобранец получил пулю в бедро, которую сейчас обрабатывал медик отряда возражденцев, пришедших на выручку, по аларм маячку Лады. Она включила его ещё вчера, на привале, когда пришла в сознание.

Жене повезло больше всех и меньше одновременно. Пока была перестрелки, она пряталась за диванами, и только чудом ни один рикошет её не задел. Но когда одна из пуль угодила в старые настенные часы с кукушкой, вдруг вздрогнула и завалилась на бок. В горячке не было времени выяснять, что случилось. Я прижимая руку к окровавленному боку пытался подтянуть к себе чей-то автомат, а Лада не давала высунуться из проёма дверей последнему бандиту.

В этот момент наверху открылся люк. Это был командир отряда пришедших на выручку. Бандит с перепугу высадил в него остатки магазина, благо толстая броня «Зубра» выдержала. Каждое действие имеет равное по силе противодействие, о чём и узнал последней предатель отряда.

Когда из подвала вынесли рыжеволосую девушку, как я и предполагал, аномалия схлопнулась. Что бывает с одиночной аномалией, чей артефакт вытащили? Правильно, она перестаёт существовать.

И сейчас я сидел бок обок с рыжеволосым артефактом и курил, думая о своём. Она же в свою очередь пыталась осознать себя. Что любопытно её уже сложно было назвать девочкой, выглядела она на двадцать с небольшим. Черты лица заострились, выпуклости увеличились, роста прибавилось.

…Да, симпатичный артефакт, ничего не сказать, загляденье просто. – Вот так сидел я и терзался. – Для меня это в принципе стандартный день, ну перестрелка была, ну убили кого, самого зацепило, благо не страшно. А для неё, что творилось у неё в голове? Загадка…

«импровизация получилась не плохая, но уж больно рискованная»

…О проснулся, где же тебя носило?…

«такой замут пропускать, нет уволь, с попкорном отлично пошло. и зрителей в зале кроме меня не было, и звук отличный, и потрясающий эффект присутствия, когда к твоей нашей голове ствол приставили. а когда ты кривляться начал. на Оскара ты конечно не тянешь, но добротно, аплодирую стоя»

…Спасибо, сам безмерно доволен, что тебе есть ещё где жить…

«хорошо, что повезло»

…Это с какой стороны посмотреть, пристрелили бы, не мучился бы сейчас так…

«мученье?»

…Знаешь сколько нам ещё до Усадьб топать? Плюс ребро подбито, плюс по этой снежной каше, это сродни астрономической подставе!…

Обречённый вздох был мне самым ясным ответом.

К нам подошла Лада и передала девушке запасной комплект одежды, та благодарно кивнула и стала одеваться, я дурак, сам в себе, и не заметил, что девушка озябла и уже несколько минут тряслась рядом.

-Лада, мне бы свалить, я не так погулять вышел, пока мы до вашей базы дойдём и всё оформим, я кучу времени потеряю. Можешь подсобить? – Попытался я отделаться лёгким испугом.

-По уставу не положено, но, — она оглянулась на переговаривающихся о чём-то возражденцах. – Я думаю, проблем не будет. Сейчас поднимется очень много неприятных вопросов, и неучтённый бродяга нам будет как козе боян.

-А неучтённый артефакт? – Я взглядом показал на переодевающуюся девушку.

-Пристроим, но сомневаюсь, что она будет ходить строем и распевать речовки. – От такого я уже очень натурально подавился дымом.

-Вы там совсем извращенцы?

-Нет, это только по праздникам. – Сказала она отсмеявшись.

-Лучше приходите к нам на новый год, речовок и стоевых не обещаю, но праздничный стол будет. Карта есть?

***

Уже уходя, ко мне подбежала Женя.

-Ты не снами? – Видно за своими мыслями она прослушала ту часть, в которой я мылю лыжню в противоположную сторону.

-Да, мне как-то не по пути, и дела ещё не сделаны, куда собирался изначально. – Как можно безобиднее попытался я отвязаться от неё, но девушка только потупилась. – Увидимся ещё Рыжик, только пока не отставай от капитанши, она пристроит куда-нибудь, а позже обязательно свидимся.

Сам бы я в такой бред не поверил, но кажется помогло. Девушка почти вприпрыжку побежала обратно.

…Если в возрасте и прибавила, то в мозгах нет. – Звучало это как диагноз, но благо никто не слышал, ну или почти никто…

«мило и не смышлёно, эх носит же земля таких»

***

Ещё долго сидел я на крыльце того дома. Всё вслушивался, не вернётся ли аномалия на своё прежнее место. Голоса раненых, но ещё живых бандитов, оставшихся в подвале, хорошо мне запомнились, их словно рвали на части. Ни кому бы не пожелал подобной участи. Надежнее было бы просто взорвать то место к чертям, благо запаса реагентов в рюкзаке хватило бы на два таких домика. Но аномалия не вернулась и через час, и через два. А потому, закинув рюкзак на плечи, а ремень автомата, подаренного офицером возражденцев, на шею двинул в сторону Усадьб.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии