Глава 6 эпизод 5 «Тоннели — Милый Погребок»

 

в соавторстве с MrBubulyka

- Давай шевелись быстрее! – Сердито шипел Пашка, то и дело упираясь лбом в мелькающие прямо перед лицом рифлёные подошвы товарища. Матвей был младше по годам, но шустрее. Так оказалось и в этот раз. Не успел командир отдать приказ как тот уже юркнул в пролом. Теперь плетись следом. Вот так ползти по коробу подающего коллектора вентиляции, строго говоря по железной норе, радости мало, не развернуться, не двинуться лишний раз, ещё и вторым. Утешало одно. Им впервые дали задание, да какое! Разведка! Целая миссия! А этот… Приказ не выслушал, но прыгнул первым. Как всегда, сволочь малолетняя!

— Ну двигай батонами, не тормози! – Продолжал Пашка.

— Да как?! – Почти заорал Матвей, осветив при этом единственным фонарём гневное лицо друга. – Мне ползком бежать по-твоему?!

— Не ори тормоз!

— Сам тормоз! – Младший Учёт убрал фонарик и продолжил движение. – Ты лучше патроны-то оставляй, что Командир дал.

— Зачем, пенёк ты?! Боишься заблудиться в этой трубе? – Злорадно поинтересовался Паша.

Матвей, скрепя зубы промолчал, понимая правоту товарища.

Сквозняк, преследовавший ребят с начала задания, ни куда ни делся, мало того по мере продвижения вперёд усиливался.

Чтобы не врезать впереди ползущего по пяткам, Пашка придался размышлениям. Сквозняк в сторону движения. Так и должно быть. На то она и есть – подающая труба. Но воздух нужно нагнетать, значит наша дорога закончится, каким ни будь вентилятором, скорее всего здоровым и мощным. На том наша разведка и закончится….

Стоило ему так подумать и сквозняк резко усилился, превращаясь в настоящий ветер, плюс к нему добавилась едва ощутимая вибрация. Шахта-же, расширилась, позволяя пацанам ползти рядом. Пашка одним рывком оказался рядом с Матвеем, победоносно сверкнув глазами на чумазом лице.

— Доволен? – Сказал Матвей, светя фонариком на грязного и сердитого друга.

— Вперёд свети! Проводник блин! – Ребята двинулись дальше, под всё усиливающуюся вибрацию и нарастающий гул.

Вскоре стены шахты задрожали не на шутку. Шум работающего вентилятора заглушал все звуки. Труба стала походить на гигантский пылесос. Кажется, встань и вмиг засосёт в огромную мясорубку. К этому времени внутреннее пространство расширилось и в верх. Мальчишки, перепугано поглядывали друг на друга, но продолжали ползти.

Луч фонаря упёрся в горизонтально стоящий двигатель и бешено, вращающиеся лопасти, защищённые металлической сеткой. Тупик. Шахта делала колено уходя вниз под прямым углом. Но чтобы туда взглянуть мешал работающий вентилятор. Препятствие, преодолеть которое невозможно.

— Приехали! – Крикнул Паша. – Давай, поворачиваем обратно! – Кричал он, стараясь не запищать от давившего страха.

— Подожди! – Орал в ответ Матвей и смело двинул вперёд. Шаря лучом по полу шахты.

— Стой! Куда идиот?! – Пашка схватил друга за ботинок.

— Держи меня крепко! А то засосёт! – Через секунду Матвей обернулся призывно махая рукой. – Ползи сюда! Тут какая-то дыра в полу. – Вот в том и заключалась его суперспособность – всегда находить дырку, а главное в нужное время.

Осторожно приблизившись и вырвав у товарища фонарь, Паша внимательно рассматривал проём в полу. Так, прямоугольник, похоже люк, сервисный. Ну конечно, нужно же эту дуру ремонтировать. Ага, вот и замок. Про страх он и думать забыл, достав нож увлечённо завозился с простой щеколдой. После некоторых стараний створка люка со скрипом упала вниз, открывая взгляду металлическую лестницу.

— Давай туда! – Радостно голосил Павел, однако крепко держал друга за руку.

Парни благополучно выбрались из шахты. Сразу пропал ветер и стало намного тише. Спуск занял некоторое время. Замызганные, лохматые, но счастливые лица озирались вокруг. Задание продолжается! Самое главное!

— Ни фига себе! – Первым нарушил молчание Матвей.

— Ага! – Подтвердил Пашка.

Они стояли на верху железной конструкции в виде купола, настолько большого, что свет фонаря не добивал до края. В центр полусферы и входило то самое колено, квадратным сечением, со стороной размером в человеческий рост. Перед ребятами маячили углубления в покатой поверхности напоминающие обычные ступени.

— Ну чё? Идём дальше? – Пашка осторожно ощупывал ногой первую ступень.

Ребята не смело, но воодушевлённо двинули вниз. Конечно, никто из них не заметил, на покачивающемся по инерции люке, из которого они выбрались, крохотный, тускло мигающий огонёк. Тут и опытному-то бродяге не досмотреть, а пацанам и подавно…

Тоже время.

Главный пост наблюдения секретного объекта «Ротор».

Десантный нож со свистом рассёк воздух. Глухой стук и лезвие на две третьих вошло в доску.

— Замахало уже всё! – Зло вымолвил Прапорщик по прозвищу «Серп», медленно поднимаясь со своего кресла и бредя сквозь просторную комнату, заставленную пультами управления и мониторами к доске за ножом. Выдернув тесак, он так же неторопливо побрёл обратно. Плюхнулся в кресло занося руку для нового броска. На доске, в которую неизменно вонзался клинок красовалось корявое изображение то ли свиньи, то ли коровы с пятачком, грубо намалёванное чёрным маркером. Ниже изображения чернела пояснительная надпись, столь-же корявая и написанная тем же маркером.

«Полковник Симменс – Гандон» — Гласила надпись.

Полковник являлся непосредственным начальником прапора в свою очередь возглавляющего роту охраны секретного военного объекта Ротор.

Прапорщику до смертельных колик надоело всё! Ему надоело торчать в этом бункере. И как попали сюда? Бред просто какой-то. Возвращаясь с очередного рейда, по разведке и уничтожению одной из многочисленных банд, они уставшие и потрёпанные встретили этого слащавого баклана одетого в форму Армии Возрождения и с ним ещё кучу яйцеголовых придурков. Баклан представился Полковником Симменсом и передал прапорщику приказ, заверенный лично генералом Орловым, о том, что с настоящего момента и до особого распоряжения отряд прапорщика передаётся в распоряжение полковника для охраны особо секретного бункера. Хм… Может у старика крыша утекла? Таких псов войны, которыми являлся его отряд и под охранку? Не логично как-то. Но тогда, измученный бессонницей и постоянным напряжением мозг соображал слабо. Сработал главный солдатский рефлекс: приказ – есть приказ. А подписи и печати? Кто их рассматривал? Но позже, прапорщик попытался ещё разок и более внимательно глянуть на тот приказ. Однако неоднозначные намёки, да и прямые требования показать бумагу разбивались о Симменса как вода о скалы. Серп не собирался всё так оставлять Он терпеливо зондировал почву, изучая этот проклятый подвал, но пока не находил выхода и всё больше убеждался в том, что данная контора к Армии отношения не имеет, в принципе!

Но сейчас, был один из тех дней, когда на прапора накатывало. Ему надоело даже говорить: «заеб…ло», глагол, обычно произносимый в такие дни. Он нашёл менее избитое слово: «замахало», и теперь повторял и думал этим термином постоянно.

Его замахало сидеть на заднице и ничего ни делать, но идти куда-то, тоже не особо хотелось – замахало уже ходить. Его замахало кидать нож в доску. Замахало вставать и ходить за ножом. Жрать не хотелось – замахало жрать! Водки бы сейчас, но тут царил сухой закон – замахал он уже вместе с Симменсом и этим проклятым погребом!

Нож в очередной раз просвистев по комнате вонзился в пятачок Симменсу.

— Замахало уже! – Буркнул Серп и поплёлся к мишени.

Рядом, за мониторами сидел дежурный сержант Пипкин. Он опасливо покосился на сжатую как пружина спину прапорщика и тщательнее прикрыл листок, лежащий на столе перед ним. Пипкин, (урод из местных, как не вежливо именовал его Серп), мечтал подсидеть начальника и стать старшим охраны. Осталась мелочь – свалить Серпа, но эта была козырная мелочь, самая трудновыполнимая часть плана. Всякие подляны подстраиваемые Пипкиным терпели неудачи. Прапор, каким-то неимоверным образом вычислял все старательно спланированные гадости, после чего жестоко избивал сержанта. Хотя Пипкин и был в двое больше размерами, но всегда щедро получал по морде, не зря этот окаянный прапор получил такое прозвище — Серп.

В настоящее время, щурясь здоровым глазом (второй заплыл роскошным фингалом), и от старания высунув кончик языка, Пипкин писал докладную записку на имя командира объекта полковника Симменса. О том, что его начальник игнорирует устав объекта, хает начальство, больше матюками, избивает образцовых солдат, кидает нож в нарисованную свинью, а свинью называет полковник Симменс. Всё это описать требовало времени и сил. Пипкин пыхтел как мог. Он знал, что прапорщик не подойдёт к мониторам, его видите-ли замахало! Поэтому докладную он не заметит, однако стоило прикрывать бумагу, потому, что, если заметит, затолкает в такое место откуда доставать будет трудно, стыдно и при людях неудобно.

Оба служивых, увлечённый каждый своим. Серп – состоянием – Замахало! А Пипкин – кляузой, прозевали срабатывание входного датчика движения. Но сигнал настойчиво мигал красным. Звуковой зуммер прапор, ещё раньше, распорядился выключить нахрен! Ибо его замахало уже!

В конце концов Пипкин, обратил-таки внимание на мигание системы оповещения. Торопливо спихнув недописанную докладную в ящик стола он бодро вскочив выпалил:

— Товарищ прапорщик срабатывание тревоги! Входная система!

Серп, как раз возвращался с ножом в руке к креслу.

— Ну и куле ты на меня бельмо вытаращил! Флинт мля… — Устало изрёк прапор плюхаясь в кресло. – Замахал ты меня уже, а?!

— Дык, я-же… Дык, вы же начальник-то! Вот я и докладываю! Всё как положено!

Взмах руки, пятачок Симменса поражён на сто процентов. Лишь после броска, безразличные, но пронзительные глаза Серпа впились в Пипкина.

— Где?

— Центральная шахта! Датчик номер один! – Отрапортовал сержант.

— Опять из Леса какую ни будь мразь засосало. Замахало оно! – Ворчал Серп. — Надо этому пи..ру доложить. Соедини меня!

Резво схватив трубку и нажав кнопку вызова, Пипкин в душе засиял. Та-а-а-к! Назвал полковника «пи..ром», не забыть записать.

— Полковник! – Не скрывая пронизывающую голос неприязнь, говорил прапорщик. – У нас срабатывание системы! Центральная подающая! Действую по плану поверхностной дезинфекции!

— Действуйте! – С мягким акцентом подтвердил полковник Симменс.

Намеренно не добавив уставного: «Есть», Серп бросил трубку. Перегнувшись через стол, он хлопнул по большой красной кнопке, затем пробормотав:

— Замахало оно уже. – Вернулся к упражнению метания ножа.

Ребята стояли у основания купола. Перед ними находилось две закрытых шахты, берущие своё начало у полусферы. Одна уходила вперёд, другая вертикально вниз. Посмотрев по сторонам, они увидели на некотором расстоянии похожие тандемы из шахт.

— Ну, и куда пойдём? – Не решительно спросил Матвей.

— От этого здорового кругляка шахты отходят. – Чесал затылок Пашка. – Нужно посчитать сколько их. Давай, ставь патрон и пошли направо.

— А кто это тебя командиром назначил? – Возмутился младший Учёт, но в карман за патроном полез.

— Ты же сам спросил куда идти, вот я тебе и говорю – пошли направо.

— Ладно, пошли направо. – Блеснувший в свете фонарика патрон опустился на ту шахту, перед которой стояли ребята.

Спустя, примерно полчаса они вернулись к своей метке.

— Двенадцать. – Задумчиво произнёс Пашка. – Столько-же вниз. Ну похоже всё. Пора возвращаться. Больше мы ни куда ни залезем.

— Подожди. – Матвей подобрал патрон. – Давай чуть вперёд пройдём, по этой шахте, там что-то светиться видишь?

Действительно, впереди виднелось свечение.

Павел знал, они разведали достаточно и лезть внутрь комплекса, это мало того, что опасно для жизни, так ещё и является нарушением приказа. Однако его, как и любого мальчишку разбирало любопытство. Покривив лицом, он пополз вслед за Матвеем.

Как оказалось, свечение давала вентиляционная решётка. Парни лежали на коробе пристально вглядываясь сквозь неё. Белизна, душевые кабинки, ряд унитазов за непрозрачным стеклом, слабый запах хлорки.

— Параша! Счастлив? — Ворчал Паша. Ворчал, скорее не на друга, а на то, что столь влекущее свечение оказалось банальным санузлом. – Всё пошли обратно!

— Подожди Пашка. – Матвей выхватил нож и стал ковырять край решётки.

— Ты! … Ты чё творишь одноклеточный?! – Павел вцепился в руку товарища, пытаясь отодрать его от его, не совсем замаскированного занятия. – А вдруг спалят нас?! Придурок.

— Да брось ты меня! Ссать приспичило, сил нет, я сейчас быстренько!

— Ну ты, вообще уже! – Шипел Паша. Но решётка отвалилась в сторону, и Матвей, не слушая товарища, осторожно спустился на стены кабинки, затем спрыгнув на пол устремился к ближайшему унитазу, по пути торопливо расстёгивая штаны. Кто знал, что эта сумасбродная выходка спасёт парням их юные жизни…

Через образовавшуюся дыру просунулась косматая голова Павла и он вслед за другом спрыгнул на пол, продолжая шипеть и осыпать Матвея ругательствами. Его гневный поток прервал оживший под потолком динамик внутренней связи:

— ВНИМАНИЕ ВСЕМУ ПЕРСОНАЛУ! ВНИМАНИЕ ВСЕМУ ПЕРСОНАЛУ! ЧЕРЕЗ ОДНУ МИНУТУ БУДЕТ ПРОИЗВЕДЕНА ДЕЗИНФЕКЦИЯ ВЕНТИЛЯЦИОННЫХ ШАХТ! ВСЕМ ПРЕКРАТИТЬ РАБОТЫ И ОДЕТЬ ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ! – Далее сообщение повторялось.

Парни стояли, раскрыв рты, заворожённо таращась на динамик.

— Противогазы! Быстро! – Опомнился Павел. Ребята мигом оказались облачены в защитные маски. Нормативы по одеванию противогаза, там, на верху, были значительно короче, не успел, второй попытки не будет. Они забились в кабинку плотно прикрыв за собой двери стали ждать.

— ДЕЗИНФЕКЦИЯ НАЧАТА! – Произнёс динамик и замолчал. Сколько они так просидели, тесно прижавшись друг к другу, боясь пошевелиться и дыша в пол вдоха, им казалось вечность. От вновь ожившего динамика, оба резко дёрнулись.

— ДИЗИНФЕКЦИЯ ЗАВЕРШЕНА! ПРОСИМ ПРОЩЕНИЯ ЗА ВРЕМЕННЫЕ НЕУДОБСТВА! ПРОСЬБА ПЕРСОНАЛУ – ВЕРНУТЬСЯ К ВЫПОЛНЕНИЮ СВОИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ!

Медленно стащив противогазы, парни вертели головами и шмыгали носами, словно пробуя воздух на вкус. Жить, вроде можно. Проворно взобравшись назад в шахту и приладив на место решётку, разведчики торопливо двинули в обратном направлении.

«А Вас, товарищ полковник, называл пи..ром.» — Старательно выводил Пипкин, заканчивая донесение.

— Замахало оно уже. – В очередной раз буркнул Серп, метнув ножик.

Аккуратно сложив бумажку Пипкин глянул на монитор, где моргал ещё один сенсор обнаружения.

— Товарищ прапорщик! У нас кажись проникновение! Уже внутри! Душевые, уровень «А»!

Медленно опустив занесённую для броска руку, Серп как удав на мышь взглянул на сержанта.

— Ты чё, Пипкин?! Замахать меня хочешь? Так я тебе мурло-то почикаю! – Он зловеще потряс ножом.

Сержант перепугано отступил и плюхнулся на свой стул.

— Ну чё замёрз военный?! Звони пи..ру!

— Дык, а Вы, товарищ прапорщик. Вы же должны…

— «Дык», «дык»! – Передразнил Серп, злобно скривившись. – Сам звони! Скажешь я вышел! Замахал он меня уже.

Схватив трубку, сержант вызвал начальство.

— Товарищ полковник! Докладывает сержант Пипкин!

— А где прапорщик? – Перебил Симменс.

— Дык он, это…, вышел!

— Вышел? Мило. Что Вы хотели сержант? И можно не орать, я и так прекрасно Вас слышу.

— Проникновение на объект, товарищ полковник! Срабатывание внутренних сенсоров обнаружения! Душевые уровень «А»!

— Понял Вас сержант. Хорошо. Прапорщик вернётся тревожить не будем. Я сам займусь. Давно у меня уже учёные просят собачку проверить.

— Есть! Товарищ полковник!

— Отбой.

— Это уже интересно. – Подал голос Серп, поигрывая ножом. – Значит не тревожить? Значит сам справится? Собачку проверить… Замахало оно уже! Прапорщик вскочил, пряча нож. – Пипкин! Ребят в ружьё!

— Дык…, это…, полковник сами сказали займутся.

— Ты чё там буровишь, таракан?! Выполнять! – Серп схватил автомат и покинул помещение. Наконец-то, кое какие занавески скрывающие тайны этого милого погребка стали приоткрываться.

Тоже время.

Секретный объект «Ротор». Лаборатория радиоэлектроники. Уровень «С».

— Хорошенький, хорошенький мой, да? Никто нас не любит. Никто нас ни понимает. – Ворковал молодой инженер Вензель, поглаживая ужасного вида существо, похожее на здоровенную собаку или волка, доходившего в холке, Вензелю до груди. Там, где его рука касалась монстра шерсть, или что это было не понятно, моментально мимикрировало принимая окрас ладони инженера. Эту тварь создавали для поиска и уничтожения людей. Не зная жалости и усталости, не зная отдыха и сна, существо призвано было выполнить задачу, несмотря ни на что. Армированный скелет, усиленные нановолокнами мышцы, нервная система с реакцией хищного насекомого, внешняя броня, способная выдержать несколько попаданий пули пятидесятого калибра. Источники питания, с открытыми Лесом возможностями увеличили свой ресурс на порядок. Покров тоже являлся шедевром электроники. Каждая шерстинка произведена искусственно, со вживлёнными микродиодами, управляемая собственным процессором, могла замаскировать тварь, придав ему любой окрас. Когти и клыки из новейшего материала могли, не напрягаясь разорвать боковую броню БТР-а. Глаза – камеры с высочайшим разрешением. Уши – локаторы, которым бы смело позавидовали иные системы ПВО. Монстр был готов к эксплуатации. Вензель занимался последними штрихами, налаживая взаимодействие всех систем. Но и эти работы были выполнены. Сейчас инженер прогонял тесты, ожидая испытания образца в полевых условиях.

Людей Вензель не жаловал, не мог, ни хотел с ними общаться, наводить мосты, создавать контакты. Люди – хлам, думал он. Пройденная ступень эволюции. А вот кибернетические организмы — это да! Совсем другое дело. Нажал кнопочку, он тебя понял, и никакой индивидуальности, характера, подходов и прочей человеческой шушеры. Сейчас, когда его никто ни видел, Вензель во всю придавался нежности к новому образцу. К людям, таких чувств он питать не мог, считая это просто нелепым.

— Так, так, так, мой хорошенький! А ну ка! – Инженер нажал кнопку переносного планшета, существо покорно подняло переднюю лапу, нажал другую – открыло рот. Так он мог забавляться сутки на пролёт, забывая ходить в столовую, лишь усталость брала своё и он разочарованно брёл в свой кубрик, не раздеваясь падал на постель, не на долго забываясь тревожным сном. Затем вскакивал как ошпаренный, торопливо бежал к образцу, хватая планшет и продолжая оттачивать ненужные уже команды.

Когда запищал сигнал вызова, Вензель сердито поморщившись отложил планшет и поднял трубку. Он знал кто его вызывает.

— Да полковник.

— А почему так вяло, друг мой? А где наше приветствие?

— О чём Вы вообще? Давайте к делу, мне некогда! – Раздражённо сказал инженер.

От такого тона, обычно спокойный Симменс, стал не на шутку заводиться.

— Ну, во-первых, Вензель! Вы, наверное, забыли кто из нас подчинённый, а кто начальник. В следующий раз извольте проявлять уважение и субординацию к вышестоящим! – Полковник перевёл дух, с удовлетворением слушая, как инженер нервно сопит в трубку. – Во-вторых! Вопрос, по существу. Образец Два готов?

— Готов полностью! – В голосе Вензеля зазвучал не прикрытый энтузиазм. Не ужели?! На конец-то испытания! Он боялся своим неуместным ликованием спугнуть наклёвывавшуюся удачу.

— Слушай приказ! – Торжественно начал Симменс. – Проверить нарушение границ объекта! Конкретно – уровень «А», район душевых и прилегающие площади! Нарушителей уничтожить! По исполнении доложить мне лично!

— Понял! – Трясущимися от радости руками, Вензель схватил планшет. – Выполняю! – Бросив трубку, он защёлкал, набирая команды. Застывший как изваяние зверь, вдруг присел на лапы готовый к прыжку.

— Ну что Малыш? – С нежностью произнёс Вензель, вводя координаты и проверяя фокус камер. – Вперёд! Покажи им там! – Инженер демонстративно утопил клавишу «ВВОД». Створки толстых дверей поползли в стороны, через миг существо исчезло в коридоре комплекса. Вензель закрыв дверь, с азартом припал к экрану.

— ВНИМАНИЕ ВСЕМУ ПЕРСОНАЛУ! – Раздалось по громкой связи на общей волне. – ПРОВОДЯТСЯ УЧЕБНЫЕ ИСПЫТАНИЯ ОБРАЗЦА НОМЕР ДВА! ПРОСЬБА КО ВСЕМ, СОХРАНЯТЬ СПОКОЙСТВИЕ И ПО ВОЗМОЖНОСТИ НЕ ПОКИДАТЬ СВОИХ РАБОЧИХ МЕСТ!

— Ага! – Ворчал Серп, обращаясь к своей команде, десятку проверенных бойцов в броне, стоящих рядом. – Так я тебе и не покину, пи..р! Замахал ты уже! – От былой апатии не осталось и следа. Глаза прапора весело горели. – Ну чё Пацаны?! Идём посмотрим, что там за образец такой? – И первым направился в район душевых.

Отряд КВАД-а. У входа в бункер.

… — Ещё не один голодный не обосрался – Гневная отповедь Скратчеса предназначалась для испытывающего вечную жажду Джокула.

И в этот момент из трубы показалась голова первого разведчика. За ней вторая.

— Дядя Коля! Дядя Коля! – На перебой закричали головы стараясь первым вылезти из провала. Оказавшись на земле клубок из ребят расплёлся и кинулся к Командиру с тем же криком: «Дядя Коля!», пыхтя и отталкивая друг друга они говорили одновременно.

— Стоп! – Слегка повысил голос Николай. – Командир! Помните орлы? Командир, а не дядя Коля, мы на работе, не на базе. Теперь по одному. – Николай смотрел на парней. Из-за их чумазости и растрёпанности, совершенно невозможно было понять кто из них, кто. – Давай ты. – Он махнул рукой на левого бойца. Им оказался Павел. Тот начал доклад, сбиваясь и перескакивая с одного на другое, но нить рассказа ну упускал. Однако парни всё время норовили толкаться и гневно шикали, по переменно перебивая и вставляли свои реплики. Доклад вышел полный эпитетов и междометий, но понятный.

— Рисуй! – Приказал Командир, обращаясь к Павлу. Боец схватил протянутую ветку и торопливо изобразил на земле круг.

— Вот! – Ликовал Павел, так как финальная часть доклада осталась за ним. – Это круг, только не круг. На самом деле купол. В него и выходит эта труба. – Он ткнул большим пальцем за спину, туда где зиял пролом. – А уже от купола отходя двенадцать шахт, расположенных по кругу. – Павел торопливо пририсовал к кругу двенадцать неровных лучей. Получилось, такое себе солнышко.

— Понятно. Молодцы! – Похвалил Николай. – Свободны пока. – Детвора принялась умывать свои чумазые морды из фляжек и уже через минуту, шутя сцепившись шумно покатились по земле.

— Ну, какие мысли народ? – Командир оторвал потеплевший взгляд от качающихся по полу разведчиков.

— Да понятно всё. – Взял палку Скратчес. – Купол. – Он ткнул в рисунок. Конструкция, подающая, это воздуховод. Почти план.

— Так-то оно так. – Кивнул Николай. – Но главного-то не узнали. Что там делают в этом подвале? И почему купол?

— Давай я сгоняю по-быстрому. – Предложил Макс.

— Палево там наверно. – Все взоры устремились на обычно молчаливого Верта. – Как-то слишком просто! – Продолжал снайпер. – Зашли – вышли и ничего. Так не бывает.

— Палево там не наверно, а наверняка. – Отвечал Макс. – Но я выкручусь Командир. Не из такого выкарабкивался.

Николай утвердительно кивнул.

— Давай.

— Дядя Коля! Ой! Командир! – Затараторила малышня, оказавшись тут как тут. – А разрешите мы тоже пойдём, покажем всё! Быстрее будет, а? – Две пары глаз, выразительно-просительных в упор сверлили Николая. Тот перевёл вопросительный на Скратчеса.

— Не возражаю. – Улыбался Макс. – Но кто-то один.

— Ага! – Хором отозвались ребята и таким же хором кинулись в пролом. Застряли и задёргали ногами.

— Эй! Эй! Эй! – Крикнул Командир. Хватая попавшийся под руку ботинок и рывком вытаскивая обладателя ботинка из пролома. Им опять-таки оказался Павел. Он сердито сопел и метал молнии в сторону счастливой матвеевской физиономии, торчащей из шахты.

— Пошли. – Усмехнулся Скратчес пропадая в туннеле.

— Сюда, Макс! – Весело шептал Матвей, возясь с решёткой над душевой.

— Стой! – Приказал Скратчес подползая. – В сторону! Запомни! Слушать меня с полуслова и держаться позади! Понял!

Матвей бодро кивнул. Он пылал от счастья. Снова на задании! А Пашка, хе-хе, щегол!

Неуловимым движением Скратчес сковырнул решётку. Младший восхищённо цокнул языком: у них с Пашкой на это занятие ушло значительно больше времени. КВАД-овцы бесшумно опустились на пол. Макс уже рассматривал электронный замок, открывающий двери в коридор. Что-то прикинув, он отогнул полу куртки, меняя ножи. Новый, появившийся у него в руках, быстро зашёл в щель, предназначенную для ключ-карты. Плавно приоткрыв дверь Макс вглядывался в закругление ярко освещённого коридор. Внезапно он увидел человека в белом халате, спешно толкавшего перед собой тележку, заставленную какими-то сосудами. Скратчес прикрыл двери. Повернулся к Матвею и многозначительно приложил указательный палец к губам, сам припадая ухом к дверному проёму. Спустя минуту, он резко распахнул двери схватил человека за ворот халата и втащил в душевую. Макс прижал ошалело поводящего глазами пленника к покрытой белоснежным кафелем стене и уткнул ему нож, точно в сонную артерию. Кивнув Матвею на дверь, он тих спросил у человека:

— Жить хочешь?

Тот лихорадочно затряс головой.

— Хорошо. Отвечать быстро и односложно! Понял! Ты кто?

— Л-л-л-а-а-борант.

— Что это за место?

— Объект «Ротор».

— Сколько этажей?

— Три. Вниз. «А», «В», и «С», латинскими символами.

— Что на первом?

— Здесь это… — Лаборант замялся. Макс сильнее надавил на горло ножом. – Ай! – Вскрикнул пленник. – Хорошо! Хорошо! Здесь людей на органы разбирают.

— Твари! Второй что?

— Там тоже с людьми опыты проводят. Что-то с регенерацией связано. Я точно не знаю! Правда!

— Третий?

— «С», самый нижний, там электроника и техника всякая, точнее не скажу.

— Что за купол в центре?

— Какой купол? – Не понял пленник.

Скратчес легонько стукнул его коленом в живот.

— А-а-а-а-Й! – Снова заблеял лаборант, задохнувшись и сгибаясь пополам. Макс резко поставил его на ноги. – Понял! Не бей только! Центрифуга там, толи генератор, хрен разбери! Я не техник! Ну честно!

— Ладно. – Скратчес боролся с желанием просто прирезать этого незнайку. – Дверей много. Смотрю, все закрыты, как туда попасть?

— Ключ! У меня в кармане! В наружном возьми! На этом уровне все двери открывает, кроме лифта! Вам отсюда не выйти!

Макс выудил блестящий пластиковый прямоугольник. А сам прикидывал, нахрена ему ключ, узнали достаточно. Дальше лезть – точно нарвёмся. Этого прибить или оставить?

— Макс! – Тревожно крикнул Матвей, наблюдающий за коридором. – Топот слышу! Бежит кто-то! Много!

Лаборант начал открывать рот, может крикнуть хотел, а может сказать, чего. Скратчес не стал рисковать. Удар локтем в висок и тихо усадил бесчувственное тело на пол. Сам метнулся к молодому оттесняя его в сторону. Беглый взгляд в коридор. Пока ещё не показались. Но точно толпа бежит. Дверь, напротив. Закрыта.

— Туда! – Рванул вперёд, вставляя ключ в щель-приёмник. Открылось. Не обманул ублюдок! Шаг в тускло освещённое пространство. Дверь автоматически закрылась. Топот ног пошумел и понёсся дальше. Макс оглядел помещение, в котором они оказались. Чистота, но запах грязи присущий только человеческому телу, проступал явственно. Ряды клеток, расставленных вдоль дальне стены. Движение в крайней из них. Не разобрать. Скратчес напрягся. Придётся подойти поближе.

— Стой тут! – Это Матвею. Сам двинул вглубь помещения. Все клетки пустые, кроме одной. Человек. Прикован наручниками за обе руки к разным сторонам клетки. Усталый пронзительный взгляд. Избитое лицо. Голый торс покрыт рубцами. Некоторые свежие из них сочится кровь, падая на грязные штаны узника и на свалявшуюся подстилку клетки. Опустив нож, Макс присел рядом. Человек попытался улыбнуться. Сухие губы треснули, обнажив обломки зубов и кровоточащие дёсны. Улыбка трансформировалась в гримасу боли.

— Попить дайте. – Хрипло выдавил узник.

Скратчес спохватился, отстёгивая от пояса флягу и протягивая её сквозь прутья клетки. Человек виновато улыбнулся, слегка встряхнув прикованными руками.

— Сейчас! Прости. – Макс выудил другой нож. Звякнув, спали наручники. Узник жадно припал к сосуду. Протягивая флягу назад, он благодарно кивнул.

— Ты как здесь?

— Да так получилось.

— Знаешь, что ни будь об этом комплексе?

— Всё! – Глаза человека блеснули в полумраке. – Я его строил.

— А тут как очутился?

— Так всю команду строителей…, того… а что бы добру не пропадать, решили не убивать нас, а разобрать на органы. Всех уже… Я последний остался.

— Вроде таких… — Макс стушевался. – Прости… Ну, кормить должны хорошо, содержать там, что бы товар был…

— Так и кормили. Но я был не согласен со всем этим… — Узник усмехнулся, но усмешка сменилась приступом надсадного кашля.

— Тебя как зовут?

— Рустам. Друзья Казахом кличут.

— Ты идти сможешь Рустам?

— Не знаю. Пробовать нужно. Давно я здесь. – Низкая клеть не позволяла человеку встать в рост, в ней можно было только сидеть. – Но вам эту железяку не открыть. Тут замок хитрый. И датчики ещё, видишь там сбоку?

— Датчик вроде не проблема. – Макс вытащил из кармана глушилку, произведение Тринадцатого, мысленно благодаря Командира, за то, что тот, чуть ли не насильно засунул прибор ему в карман. Макс отказывался от всяких электронных штучек. А вот… Пригодилась. – Так, с этой хренью разобрались. А замок… Да и по хитрее видали. – Провозившись пару секунд клетка распахнулась.

Поддерживая освобождённого, они подошли к замершему у двери Матвею.

— Кто это? – Спросил Младший.

— Рустам. С нами пойдёт. – Отвечал Скратчес. – Ну ты как? – Обратился он уже к Казаху.

— Вроде держат ноги.

— Эх, тебе бы сейчас чего покрепче воды. – Сокрушался Макс. – Веселел бы шлось.

— Макс. – Позвал Матвей. – У меня это… Ну, в общем…, Джокул дал. – Пацанёнок протягивал свою флягу. – Там не вода, что, я не знаю, но не вода – точно! Он боялся, что у него Командир заберёт, так мне её и подсунул, сказал, мол тест для настоящего разведчика. Меня-то, дядя Коля обыскивать не будет. На держи!

Скратчес свинтил пробку, принюхиваясь и резко убрал голову от горлышка.

— Фух…. Как эту гадость пьют ещё?! На. Только потихоньку. – Он протянул флягу Рустаму. Тот сделал пару глотков. Не скривился. Потом глотнул ещё раз.

— А дяде Джокулу передашь, что он старый ракло! Скажешь, дядя Макс сказал! Понял?

Матвей, с улыбкой кивнул, крепя докуловский сосуд к поясу.

— Значит так Рустам, у нас тут уже шухер небольшой, поэтому отходить придётся возможно громко. Держаться позади меня. Матвей поможет тебе идти. Сможешь?

— Смогу! – Младший вскочил, с готовностью подставляя плечо новому попутчику.

Скратчес придирчиво оглядывал пустой коридор. Его грызло беспокойство. Тут пройти то, пару метров, в двери напротив, там в вентиляцию и уже к своим, но эти пару метров… Понимая, что медлить больше нельзя, да и не выстоишь тут ни чего кроме неприятностей, он отдал команду:

— Двинули!

Вот они в коридоре, как прыщи на заднице. Ярко, пустынно, подозрительно тихо. Как же медленно плетётся Казах! Вот двери душевой. Преодолели порог. Хлопок позади как музыка. Макс пропустил парней вперёд. Почти расслабившись, подумал: залезть бы в трубу побыстрее, а там в узеньком пространстве хрен меня возьмёшь. Покосился вправо. Лаборант на месте, так и сидит. Стоп! А откуда кровищи столько! Слева раздался клацающий звук. Скратчес резко прыгнул вперёд на лету поворачиваясь к невидимому противнику. Но увиденное поразило даже его.

— Мать твою… Матвей! – Паренёк с Казахом тоже обернулись и онемели.

— С-с-с-с-о-б-б-ба-чка… — Выдавил Младший, зеленея на глазах.

— Это динозавр… — Подал голос Рустам. И смог вытаращить даже заплывшие от побоев глаза.

К ним неминуемо и неумолимо приближался образец номер два.

Макс сразу понял, что тварь не живая, и что за глазами-объективами, где-то прячется управляющий. Время шока прошло. Наступило время трижды битых рефлексов. В его руках, как по мановению волшебства очутился крупный тесак.

Скратчес качнулся влево. Тварь повторила манёвр. Вправо, монстр продублировал приближаясь. Макс почти завалился влево. Образец прыгнул, открывая чудовищного вида пасть. Падая на спину Скратчес вонзил клинок в шею твари. Та дёрнувшись замерла, в считанных сантиметрах от лица человека.

Рывком выбравшись из-под туши монстра Макс крикнул:

— Валим! Валим! Валим! Оно не сдохло! Повезло просто! Быстро! – Подбежав к Матвею они стали поднимать слабо помогающего Казаха к вентиляционному люку.

В это мгновение двери душевой с треском распахнулись и всё обозримое пространство заполнили люди в броне и со стволами, предусмотрительно занимая фланги. Тройка беглецов оказалась на прицеле десятка стволов. Бросив своё занятие и бережно пристроив Рустама у стены, Скраичес шепнул Матвею:

— Как только начнётся свалка, ужом в шахту и нахер отсюда! Сам! – Он перевёл взгляд на Казаха. Узник согласно закивал головой. Понимая безвыходность положения.

— Но… — Начал было Матвей, в глазах у него стояли слёзы.

— Молчать! Выполнять! – Скратчес со своим любимым ножом в руке, медленно шагнул навстречу последнему бою.

Впереди всех стоял человек без брони и тоже с ножом. Макс пристально посмотрел в его глаза. Усталость. Решительная готовность к смерти. Весёлые искорки азарта предстоящей схватки. Да, подумал Скратчес. С тобой то я помучаюсь. Так бы может и был шанс. Плевать что стволов куча. В такой тесноте они только обуза. С тобой сцеплюсь, а остальные меня и положат. Спокойно. Не напрягаясь. Как в тире. Ещё и выдох, небось пред выстрелом сделают. Но с тебя я не начну красавец, вы все, этого и ждёте, а хрена вам лысого, ещё повоюем.

— Отставить Пацаны! – Прогремел голос. Нарушая звенящую от напряжения тишину.

Человек спрятал нож. Стволы вокруг беглецов опустились.

— Ты это… — Продолжал говорить лидер отряда. – Иди куда шёл Брат! Мы тебе не враги. Сами тут случайно.

Повторять дважды не пришлось. Резво запихнув Рустама и Матвея в шахту, Макс, прежде чем исчезнуть обернулся к спокойно стоящему человеку. Секунда пристального взгляда.

— Может свидимся наверху.

— Может свидимся. – Безразличным эхом повторил незнакомец. И уже изнутри шахты Скратчес услышал его спокойный голос.

— Так вот ты какой, образец номер два! Замахали они уже все!

Отряд КВАД-а. У входа в бункер.

— Кого в ещё с собой припёрли, э? Разведчики! – Возмущался Джокул глядя на вываливающуюся из провала процессию.

— Рустам это. – Буркнул Макс. Помогая стоять спасённому человеку.

Подошедший Командир пристально взглянул в глаза Казаху.

— С нами пойдёт! Носилки человеку живо! Уходим. Верт Прикрывающий.

— Ну, раз Шеф сказал… Ну чё пакемоны! Оглохли! Шевелись! Раз! Раз! Раз! ГЫ-ГЫ!.

Секретный объект «Ротор». Лаборатория радиоэлектроники. Уровень «С».

— Ну как так?! Ну как же так?! Малыш! Мой Малыш! – Бесновался Вензель, неистово стуча по клавишам управления. Он видел, что образец «жив», моторика в норме, но ослеп, следовательно, беспомощен и парализован. Есть такая функция в программе. Вензель сам же её и прописывал. Сразу вскрылись неучтённые прорехи, программу нужно переписать, и броня в уязвимом месте слабая. Отказ камер – стоп машина, если грубо. Ну, что бы не влез ни куда. – Какой-то человечишка! Какой-то жалкий человечишка! – Причитал инженер, воя от ярости, он схватил себя за волосы и стал биться головой о стол.

Уровень «А». Душевые.

Это был хороший процессор. Дорогой. Надёжный! Не из дерьмового кремния. Сапфиры и бриллианты. Такая электроника не знает перегревов и сбоев и выполняет вложенную в неё программу до конца. Сам того не ведая, Макс перерубил подающий кабель на камеры образца, тем самым обездвижив монстра. Тот мог ориентироваться и на слух, но программа есть программа. Повезло.

Внутренности образца номер два.

— Доклад о повреждениях.

Процессор: Исправность сто процентов.

Моторные функции: Исправность сто процентов.

Маскирующий процессор: Исправность сто процентов.

Конечности: Исправность сто процентов.

Слуховые локаторы: Исправность сто процентов.

Камеры кругового обзора: Опрос и диагностика не возможны!

— Причина?

— Повреждён кабель управления камерами

— Повреждения кабеля?

Питающий канал визуализации: Исправность ноль процентов.

— Дублирующий протокол. Резервная цепь.

— Резервная цепь на активна!

— Активировать резервную цепь!

— Переход к активации резервной цепи. Предупреждение: Внимание! Активация резервной цепи шин визуализации повлечёт снижение заряда источника питания!

— Опрос уровня заряда основного источника?

Уровень заряда основного источника питания: Уровень заряда девяносто три процента.

— Предполагаемое падение после активации резервного канала визуализации?

Существенное падение.

— Предполагаемый остаток уровня заряда?

Сорок шесть процентов.

— Причины такого падения?

Множественные короткие замыкания вспомогательных цепей.

— Время работы механизмов при уровне заряда источника — сорок шесть процентов.

Предполагаемое время работы механизмов двести часов в автономном режиме.

— Активировать резервную цепь визуализации!

Резервная цепь активирована! Предупреждение: Внимание! Уровень заряда основного источника питания ниже пятидесяти процентов!

— Игнорировать предупреждение!

Предупреждение проигнорировано!

— Поиск директив! Запрос на выполнение команд! Основная цель утеряна! Продолжить выполнение?

Лаборатория радиоэлектроники.

— Ожил! Ожил мой мальчик! Так что там у нас. – Вензель был похож на безумца. Не даром говорят: «очкарик в белом халате, опасней психа с пулемётом». – Конечно выполнять! А это кто с тобой рядом? Ах вы звери проклятые! Малыша обижать?! – Ну сейчас я вам устрою. – Вензель резво набрал команду. От машины пришёл запрос.

— Выбранные для ликвидации объекты находятся под директивой неприкосновенности. Запрос: «Да», «Нет», «Всё ровно выполнить»? – Дело в том, что всему персоналу в униформу были зашиты чипы, отвечающие на вопрос: «Свой-Чужой», на роте охраны тоже были чипы, но слетевший с катушек Вензель приговорил их всех.

Безумный инженер утративший окончательную грань реальности с силой стучал по кнопке «ВВОД»

— ДА! ДА! ДА! Конечно выполнить!

Душевые.

Солдаты во главе с Серпом опасливо разглядывали чудо техники. Кто-то просто глазел, кто-то гладил странную на ощупь шерсть, пытаясь выдрать кусочек дивно переливающейся субстанции, кто лез в пасть, пробуя остроту огромных клыков.

— Эх Пацаны, не трогали бы Вы лучше эту образину. — Говорил державшийся чуть в сторонке прапор.

В этот момент, образец номер два обернулся и как-то не по машинному пристально поглядел на говорившего. Началась кровавая баня…

Через пару минут, среди кусков мяса и луж крови, одиноко стоял механический монстр и, казалось с тоской смотрел на провал в вентиляционной шахте. Задание не было выполнено на сто процентов. Одному объекту удалось вырваться. Образец номер два, в силу своей физиологии не мог лазить по шахтам вентиляции… а двумя этажами ниже счастливо хохотал «хозяин» монстра. Набирая команду покинуть бункер и продолжить преследование.

На поверхности.

Отряд КВАД-а, спешно, но без суеты покидал место расположения секретного объекта «Ротор».

Николай шёл рядом с самодельными носилками и тихо задавал вопросы новому знакомому, Рустаму, тот был по истине кладезем информации о бункере.

Прошёл вибросигнал рации. Николай нажал клавишу приёма.

— Верт – Командиру!

— Да, Андрюха!

— Вылез один. Снять?

— Пусть опишет как выглядит. – Спросил шагающий рядом Макс.

— Верт, опиши его!

— Обычный, рост средний, нож в руке, камуфляж простой, в кровище весь, потрепали видать.

— Это наш парень, Коля, не надо. Я его там, в низу встречал.

— Андрюха, отставить! Снимай прикрытие!

— Понял. Догоняю. Отбой.

Комментарии