Глава 5 «Беспрерывные молнии»

 

После нескольких часов ходу, за моей спиной начинались разговоры вполголоса.

-Я не понимаю, зачем мы её тащим. Это она нас завела в болото!

-Без неё нам на базе голову оторвут, и это в лучшем случае.

-Ник, это абсурд, из-за неё мы потеряли Семёна, Штуцера и Миху. – Не унимался, бунтовщик.

-От этого никто не застрахован. – Вмешался я. – Если бы я встретил не вас, желторотых, а допустим уже сплочённый и подгнивший отряд возрожденцев, дела бы мои были в глубокой аномалии.

-Тебя вообще не спрашивали, и куда мы идём?! – У него явно были проблемы с нервами. Хорошо хоть не стал скандалить прямо там на болотах. Адреналин, знаете ли, вымещает поверхностные мысли, а сейчас вот отошёл от пережитого, и начал качать права.

-Привал, — я посмотрел на часы. – Десять минут, нужно до темноты найти укрытие, не нравится мне небо, может, будет Шторм.

Есть три типа людей, одним живётся проще, вторым труднее, третьим обычно не везёт. Так вот, первые просто плывут по течению, вторые, знают, чего хотят, последние же, представляют собой совокупность первых двух видов.

С первыми мне проще, у них есть стабильная жизненная позиция. Они почти никогда не пойдут с ней в разрез, и просто продолжают жить, это основная масса людей. Серые, угрюмые, податливые, доверчивые, бывают, конечно, исключения, но где же их не бывает?

С другой категорией сложнее, сложность заключается в их целеустремлённости и желании идти по головам других, ради достижения своих целей. Одни просто хотят послаще жрать, да покрепче спать. Других влечёт власть, третьих эфемерные идеи и призрачные ценности. И их проблема заключается в том, что их чаще всего не замечают, и не воспринимают всерьёз, что влечёт разлад в их духовный мирок. В большинстве своём, ни чего из себя не представляют, потому что, хочу у них выше, чем могу. Нет, иногда своего они добиваются, хм, даже не так, добивались, сейчас за чужой счёт выезжают очень редко.

Третьим сложнее всего, их не воспринимают в толпе первых, потому что не понимают. Их используют вторые, которые поумнее и понаглее. А ведь тоже люди. Есть мечты, желания, страсти. Но их страстям никогда не быть услышанными, лидерские качества в таких людях давятся специально, чтобы не мешали умным и жадным дядям делать деньги, иметь власть и добиваться своего. Им не везёт по жизни, их принижают коллеги, а после, когда они и сами, убедившись в этом, волочат своё жалкое существование, уже не помышляя о журавле в небе, довольствуясь синицей в руках. Но если им повезёт встретить нужных людей, получить правильные знания, и набраться опыта, то из них получаются превосходные лидеры. Они понимаю и тех и других, и могут использовать сильные и слабые стороны каждого. Правда такое случается крайне редко.

Печальная статистика, но такова жизнь. И ни один из типов не может существовать без других, это как детская игра, камень, ножницы, бумага. Некий круговорот человеческого естества.

Передо мной сейчас стоял, как можно было догадаться, второй тип, самого низкокачественного помола, ибо «ни хрена не знаю, но уже хочу», мерзковатый тип, нет, не плохой, но неприятный.

-Как звать? – Спросил я, подходя к нему.

-Ну, Витамин. – Ответил он с вызовом.

-Послушай Витамин, ты зачем в Армию Возраждения подался? – Он не ответил, видимо искал поддержки остальных. – Насколько я знаю, у них главная идея вернуть всё на круги своя. Такие фэнтезийные паладины местного разлива, несущие добро с пулемётом наперевес. Так что, закрой варежку и соответствуй! – Уже с нажимом произнёс я.

-Так, это я что… Не я вел в это грёбаное болото, а она!

-Она ваш командир, это всех касается! – Я обвёл взглядом поляну, где мы притормозили. – Мне на вас плевать, я вам ни чего не должен, как и вы, мне. Но вот перед ней, мне будет не удобно если и вы сгинете.

-А она тебе кто? – Задал вопрос парень, сидящий рядом со спальником, на котором лежала девушка. Кажется, его звали Итан, его выдавали опаленные брови.

-Если бы она не сделала, то, что сделала, на её месте в коматозном состоянии валялся бы я, и с большей долей вероятности бы уже переваривался. И если мы закончили игру в почемучек, то отдыхайте.

Я подошёл к импровизированным носилкам. Часть лица капитанши отекла, вздувшиеся вены на виске и шее то и дело шевелились, подобно змеям, а сам отёк напоминал один большой синяк. На лбу были заметны капельки пота, в уголках глаз запеклись маленькие бороздки крови, дыхание сбивалось, переходя на хрип, а кулаки сжимались в судорогах.

Во время движения никто не отвлекался, я заставил всех осматривать сектора, и кажется зря.

Камень, кинутый болотной тварью, видимо был весь покрыт слизью или грязью с болот. Оставленная им ссадина уже давно не кровоточила, зато сильно нагноилась.

-Что с ней? – Пока я осматривал изменения состояния девушки, ко мне подошёл парень с подпаленными бровями.

-Плохо, скорее всего, это из-за инфекции, которая попала в ранку от камня. – Я начал отстёгивать контейнер для артефактов. – Итан, ты ведь Итан? – Молодой боец кивнул. – Поддержи ей голову. – Я приложил светящийся изумрудным блеском артефакт прямо к загнивающей ссадине.

-С ней всё будет в порядке?

-Как карта ляжет, я ещё прежде не видел подобного. Хотя нет, был случай. Помню как мой товарищ Восток, как-то забрёл в хвойный подлесок, не знаю, что он там увидел, но когда смог разговаривать, сказал, что там на полянке нимфы танцевали, а он прятался за еловыми ветками и смотрел. Ну, понятно, что при этом он не головой думал. Так вот, он настолько увлёкся вуаеризмом, что не замечал ничего вокруг. Проходи рядом, какая зверушка, всё, пропал бы мой друг Восток, но нет. Ему просто прилетело хвойной веткой по лицу. Тут-то у него мозг и встал на место. Востока как током ударило, морда распухла, сказать ничего не может, даже моргает как робот. Ему повезло, что еловая лапа ударила вскользь, а не впилась иголками в кожу. А дело было в минерализованной смоле, маленькие частички, попавшие на кожу, и застрявшие в порах от температуры тела растворились и парализовали некоторые мышцы лица. Его потом местный эскулап месяц отпаивал. Но до сих пор мужик разговаривает, как будто чаем горячим рот ошпарил, некоторые нервные окончания безвозвратно загнулись. Но тогда у меня не было этой вот штуки.

Артефакт в руках завибрировал, а нежный свет, льющийся от «яблока» начал меркнуть. По моим пальцам пробежали паутинки изумрудных молний, перескочили на голову и начали скакать вокруг раны. Гной испарялся, вздувшиеся вены на глазах разглаживались, дыхание успокаивалось, и хоть лицо побледнело, но на щеках проступил румянец.

Итан смотрел на метаморфозы со смесью радости и недоверия.

-Вот видишь, природа может не только калечить, это как баланс белого и чёрного. Появилась множество способов откинуть копыта, но взамен нам дали вот эти вот ништяки. – Я покрутил у него перед лицом разряженным тусклым «яблоком».

Девушка заворочалась на импровизированных носилках и застонала, пыталась дотянуться руками до лица.

-Дружище достань аптечку, артефакт только выводит заразу из организма, он не лечит, у неё сейчас сильно организм истощен, да и ранку на голове обработать нужно. – Итан пошёл в сторону рюкзаков, где расположились остальные отдыхающие бойцы. – А ты товарищ капитан лежи и не дёргайся, лучше скажи, где у вас база или ближайший аванпост хотя бы.

Она промычала что-то невразумительное, видимо от постоянного напряжения голосовые связки не могли нормально функционировать. Поняв что ничего из этого не выйдет девушка начала непослушными руками ощупывать карманы разгрузки. Пальцы путались в репейниках застёжек, но всё же через некоторое время она смогла извлечь какое-то устройство, напоминающее брелок от ключей. После нажатия на единственную кнопку, брелок стал мигать красным огоньком.

«кто бы мог подумать, что такие игрушки сохранились, неужели наладили радиообмен?»

…Они облазали все военные склады и базы на своём пути, думаю ответ очевиден…

«думаю валить от них нужно»

…Нужно довести желторотых хоть до какого-нибудь укрытия, если бросить их в чистом поле, могут и в спину пальнуть…

«тебе просто её жалко, да?»

…Просто отношусь к человеку так, как она отнеслась ко мне…

«всем не поможешь»

…Но попробовать-то стоит…

Тем временем Итан принёс аптечку и сел рядом, наблюдая за моими действиями.

Вот что ни говори о возражденцах, а своих бойцов они оснащали всегда хорошо. В аптечке нашлось всё что нужно.

-Что ты ей вкалываешь?

-Да так, антибиотик, снотворное, витамины. Ей сейчас нужно отдохнуть, восстановить силы, а нам найти укрытие на ночь, меня не покидает подозрение, что сегодня Лес тряхнёт. Вроде впереди должен быть городок, в сам город мы не пойдём, там всегда бывают хищники, вот близлежащие постройки вполне подойдут, чтобы расположиться на ночлег.

После последнего привала прошло около трёх часов, люди вымотались, но упорно тащили своего командира вперёд. Мы проходили совсем рядом с сосновым перелеском, на границе которого виднелись аккуратные дачные домики.

Небо темнело быстро, порывистый ветер пригнал с юга чёрные грозовые облака. Начал накрапывать слабый дождь. Земля нагретая за день раскисала под ногами, идти стало труднее, но люди чувствуя, что это последний рывок превозмогали себя, отдавая последние силы.

«кажется, или светлее стало?»

Шиза не ошибся, действительно посветлело, но не небо. От некоторых деревьев исходило свечение, не яркое, но достаточное, чтобы обратить внимание. Интенсивность света с каждым шагом увеличивалась, и теперь уже солдаты начали обращать внимание. В висках застучала кровь, мышцы деревенели.

-Не тормозим, до ближайших домов осталось не далеко. —

С возрастанием интенсивности свечения, усиливался и дождь с ветром. Порывистый ветер хлестал по лицу, поднимал различный сор и уносил вдаль. Первый удар молнии застал нас при входе в посёлок. Ярчайший ломаный луч разрезал небо на две половины.

Земля сотряслась под ногами от раскатистого удара грома, но бойцы удержались на ногах. Тут же ударило ещё несколько молний, складывалось такое ощущение, что эпицентр разразившейся бури был в рощице, которую мы почти прошли. Природа словно проверяла свои силы, прежде чем обрушить на землю свой очередной удар.

Деревья, что раньше только еле подсвечивались, сейчас сияли ярче новогодней ёлки, а на пространство вокруг падала темная пелена. Разбирать дорогу становилось всё тяжелее. Мы шли почти наугад, так как силуэт добротной постройки, к которой мы шли всё это время, уже было не разобрать в темноте. Свет от деревьев не помогал, а скорее мешал, создавая дикий контраст.

Вдруг темноту впереди разрезал слабенький лучик фонаря. Он метался из стороны в сторону, а сквозь гул ветра едва различался девичий крик.

-Бабушка!

Мы опешили, крик посреди мертвых равнин и лесов, давно оставленных человеком, мог означать всё что угодно, либо беду, либо смерть, что в принципе одно и то же.

«хотя смерть смерти рознь»

Я обернулся на бушующую стихию, молнии били почти беспрерывно, и среди грома было просто не реально расслышать. Даже закричи я сейчас во всю глотку, не факт что меня услышит боец, стоящий позади колонны. Но реальность штука суровая, и с ней не поспоришь, да и грядущий Шторм не оставлял выбора. А это был именно он.

Выбора не оставалась, мы побежали к одинокому лучику фонаря.

****

Германия, окрестности города Линдлар, точное место засекречено

Рабочие почти закончили монтаж антенного комплекса «Суры 2М». Установка превзошла свою предшественницу. Инженеры добились сравнительной компактности всего комплекса в целом, где можно было расположить трансформаторную подстанцию и корпуса радиопередач с лабораториями. Для расположения всех составляющих  был расконсервирован объект Левиафан, заброшенный много лет назад, и долгое время состоящий лишь в документах, которые далеко не всем положено видеть. Просторный бункер вместил в себя всё, что нужно для корректной работы погодной станции, и весь учёный персонал.

Астрид смотрела на рабочих, заканчивающих монтаж антенного комплекса, со смесь ликования и отвращения. Она была очень горда тем, что к её работе отнеслись со всей серьёзностью, к работе, которая могла дать человечеству шанс. И в то же время её огорчало, что для того чтобы начать шевелится, людям нужны либо деньги, либо угроза смерти. Страшно подумать, но на оснащение объекта Левиафан, были выделены деньги, учёные и рабочие со всех стран, расконсервация и монтаж помещений были почти закончены уже за два дня. Невзирая на то, что это были только испытания, на следующей неделе должны были приехать и обычные люди, зарезервировавшие себе места на объекте, для того чтобы пережить катастрофу. Левиафан был поистине огромен, в него могли вместиться тысячи людей.

Солнце скрыли облака, нагнанные, северным ветром, и Астрид зябко поежившись, начала спускаться на нижний уровень объекта. Уже завтра она проведёт испытания, которые изменят ход истории и ход эволюции.

Случайные материалы

Комментарии