Отходя от дома спасённого человека, отряд услышал звук отъезжающего грузовика. Человек рассудил верно, ждать ему с детворой, было нечего, а судя по всему, в этом городе никто кроме бандитов по ночам не ездил, он решил рискнуть. План опасный, но имел шанс на успех. Кто посмеет остановить мчащийся среди ночи грузовик? Если знаешь куда ехать, можно попытаться.

КВАДовцы не знали куда ехать. Ведомые профессором, который указывал лишь приблизительное направление, они вынуждены были топать на своих двоих, опасаясь каждого шороха чёрно-зелёной тьмы, сменившей фиолетовые сумерки.

Кто знает, стоило чего бояться или нет, но уж звуков в агонизирующем городе было предостаточно. Непонятные крики, от которых волосы вставали дыбом. Басовитое гудение аномалий рождённых Лесом, полностью захватившим всё в округе. То, вдруг, что-то топало неподалёку или пролетало сверху, заставляя кровь стынуть в жилах, кроме того, постоянный треск от раздавленных насекомых, иногда сплошь застилающих землю. Бродяга, ведущий отряд, часто подавал команду остановиться. Продвижение шло медленно, люди основательно устали. Наконец останки построек закончились, здесь звуков стало на порядок меньше, отряд вышел на окраину. Ощущение опасности, буквально пронизывающее воздух, тяжким грузом угнездившееся в душе и ледяными оковами перехватывающее горло так, что трудно было дышать, постепенно проходило. Здесь город граничил с пустыней, но она начиналась далеко не сразу, вечно шевелящийся зелёный ковёр глубоко проникал в пески, закрепляя за собой право, указать разделительную полосу. Лес не враждовал с пустыней, они оба были законными претендентами на часть территории планеты, оба являлись неотъемлемыми компонентами экосистемы. Лес просто ставил границу, там, где считал нужным.

Идти дальше не было смысла, спокойней уже не станет, можно смело подыскивать стоянку.

Место для ночлега, благодаря своей неуклюжести нашёл Ским.

С его стороны раздалось сердитое шептание, трансформирующееся в набор тихо произносимых матов. Человечек притоптывал на месте, матерясь всё громче.

— Тут, похоже, насрано! – Среди не прекращающегося потока брани, прозвучала первая связная фраза Скима. – Что за херня тут навалила! Хрен обойдёшь. Собака бл..дь, не перепрыгнет!

Всё приблизились к холмику, рядом с которым бесновался человечек. По началу, здоровенную кучу, действительно можно было принять за пригорок, но запах, вернее, вонь, была слишком уж характерна.

— И чё я не удивлён, а? Брат Ским. – Джокул предусмотрительно, что бы, не вступить, насмехался на расстоянии. – К тебе всегда дерьмо липнет, заметил!? ГЫ! Как можно эту гору не увидеть?

Человечек не отвечал, громко сопя, вытирал подошвы о землю. Подошли командир с Эксартом, не обращая внимания на запахи, они стали внимательно рассматривать находку.

— Что думаешь? – Николай перевёл тревожный взгляд на Бродягу.

— Тут и думать нечего. Мы далеко на юге…. Экскаватор! К бабке не ходи!

— Сука! – Досадно бросил командир, отходя от кучи.

— Ну-ка, ну-ку…. – Оказавшийся рядом Станислав Францевич, проворно орудовал своим прибором.

Ским, с яростным выражения лица, непонимающе вертел головой.

— Это что ещё за херь!?

— Ну…. — Начал отвечать Бродяга.

— Вы знаете, Друзья мои! – Перебил его профессор, наполненным энтузиазмом голосом. – В этих экскрементах находиться очень полезный компонент. — Он быстро достал из сумки пустую склянку и стал наполнять её приготовленной палочкой. Ским брезгливо отвернулся.

— Как, как, вы говорите, Эксарт? – Станислав Францевич отходил от разящего холма, заботливо пряча уже полную баночку в сумку.

— Экскаватор. – Повторил Бродяга.

— Оригинально! Весьма оригинально! – Старик прямо сиял. – И что же вы подразумеваете, под столь техногенным термином.

— Жираф. Точнее, бывший жираф. Сейчас эта тварь, благодаря Лесу, заметно подросла, получила бронебойную шкуру и пасть как ковш, потому и Экскаватор. – Эксарт задумчиво почесал затылок. – Говорят, они травоядные так и остались, но мелкой дичью не брезгуют. Для людей, вроде не опасны. Ну, по крайней мере, жрать не будет, а вот перекусить или растоптать – это раз плюнуть. Я их сам не видел. Когда новичком был, Ведуны рассказывали.

— Я так и думал. – Улыбался профессор. – Интересно, интересно….

— Блюйня! – Резюмировал Ским.

— Это точно. – Согласился Николай. – Держим ухо востро!

— Но, молодые люди. – Бодрым тоном продолжал Станислав Францевич. – Вы забываете, или может, не знаете, об одном чудесном, ещё замечу, своевременном, свойстве нашей находки. Рядом с помётом, этого, как вы выразились, Экскаватора, вряд ли покажется какое либо, другое животное. Мы можем спокойно становиться на ночлег.

— Эй, народ! – Раздался из темноты приглушённый голос Боярда. Отряд двинулся в том направлении. Воин стоял на белевшем фундаменте, какой то бывшей постройки, сохранившей фрагменты стен.

— Отлично, Боярд. – Командир тщательно оглядел будущую стоянку отряда. – Тут и заночуем!

— ТА Ё… ТВОЮ МАТЬ! ГНИДА! ОТЦЕПИСЬ ОТ МЕНЯ! – Донеслось от отставшего Скима.

— Ским не ори! – Шикнул Николай. – Сейчас поможем! – Лучи фонарей метнулись в его сторону. Человечек неестественно быстро топал ногой, за подошву ботинка которой, крепко вцепилась большущая сороконожка.

— Я-ж говорю. – Равнодушно процедил Джокул. – Он любитель во всякое дерьмо влезать. ГЫ!

— Хорош зубоскалить – Оборвал Саньку командир. – Помоги ему, лучше.

— Да не полезу я этого таракана с него сдирать. Сам нашёл, сам пусть и снимает. Может, я с детства пауков боюсь.

— Саня! – Начинал сердиться Николай!

— Подождите, подождите! – Нашёлся профессор. – Дайте-ка я. Можно мне ножик. Ему протянули нож. Станислав Францевич быстро оказался возле Скима.

— Так, так…. На секунду замрите…. И-и-и, раз! Готово! – Старик победоносно продемонстрировал, извивающееся на конце клинка насекомое. – Это, Дорогие Мои, редкая, смело скажу, редчайшая удача. – Профессор потрясал, постепенно теряющим подвижность, трофеем. – Сейчас, я разделаю эту замечательную дичь, добавим ингредиент из кучи Экскаватора, и если мне организуют костерок, приготовлю такой коктейль, что вы у меня завтра в два раза резвей забегаете!

После того, как к отряду присоединился Станислав Францевич, он каждую стоянку использовал с пользой. Никогда ни сидел на месте, всё время, осматривая окрестности, находил одному ему ведомые травы, веточки, какие то комочки, готовя из них, не плохие на вкус тонизирующие отвары. Бойцы привыкли к «угощениям профессора», с удовольствием употребляя их. Один Ским, постоянно ворчал, что мол, не хочу, не буду, но старик традиционно отпивал из его кружки, прежде чем дать попробовать ему, тем самым, всякий раз ломая сопротивление человечка. Но стоило признать, чаи в исполнении профессора действовали только на пользу.

— Я рыгню, перемешанную с блювотой жрать не буду. – Очередной, прочно вошедший у Скима в ритуал, отказ, только повеселил отряд, который спешно обживал кусочек бетона, не тронутый зелёным морем.

— Не беспокойтесь, Дрогой Ворчун. – В глазах Станислава Францевича гуляла усмешка. – Я разделю с Вами, Вашу часть напитка.

— Скажете, тоже! Напитка! – Ским сбросил с плеч сумки, усаживаясь на ту, в которой была машинка. – Чистая «Маргарита»! Две части падали, смешать с тремя частями говна, разбавить фиговой водой! Потрясающий букет!

— Будет вам брюзжать Дружище! Вот попробуете, тогда и поговорим. – Профессор устроился рядом, вынимая из сумки баночки, кулёчки и связанные пучки высушенных растений.

Командир назначал очерёдность дежурств. Не смотря на это, Боярд всегда дежурил первым и последним, таково было его решение. И сейчас, он уже растворился во мраке, не зримо заступая на пост.

Эксарт, сноровисто освободил бывший оконный проём от остатков деревянной рамы. Через минуту, весело заплясали не высокие язычки костра, над которым водрузили котелок. Станислав Францевич, с серьёзным видом помешивал варево. Бойцы собрались в круг, смотря на огонь. Купол света, создаваемый костром, на короткие мгновенья огородил людей от ужасов нового мира, погрузив их в уют, который может подарить лишь, вот так разожжённое на открытом воздухе пламя.

На секунду оторвавшись от своего занятия, профессор задорно подмигнул хмурому Скиму.

— Вот Вы говорите гадость, всякие слова, не хорошие произносите. А не стоило. – Старик вновь повернулся к котелку. – Всё это, Друг мой, совершенно естественные вещи. Как, например…. – Профессор на миг задумался, уставившись в тёмное небо, обильно посыпанное бриллиантами звёзд. – Как, например воздух, вода. А запахи…. Что же, к запахам стоит привыкнуть. Кстати, наши запахи, я имею в виду запахи человека, для всего живого, не меньше, а может и больше отвратительны. Поверьте!

— На счёт естественного, Док. — Джокул пересел поближе к учёному.

— Да Саша.

— У меня вопрос. Хотя нет, может потом. – Санька опустил голову. – Спроси, а эти уроды ржать начнут, особенно Ским.

— На хрен ты мне нужен. Ржать с тебя…. – Человечек не менял хмурого выражения на лице, но внутренне приготовился к хохме. Перлы Джокула! Жаль машинку не достал!

— Ладно, я спрошу, потому, что этот вопрос меня давно мучает.

— Конечно Александр! Ну какие могут быть смешки, в нашем взрослом коллективе. – Подбодрил Сашку учёный. – Я, вас, наивнимательнейшим образом слушаю. – Профессор даже перестал помешивать отвар, на диво издающий не дурной аромат.

— Знаете Док…. Вы же биолог?

— Ну, в некотором роде. – Усмехнулся Станислав Францевич.

— Знаете, бывает, собак заклинит?

Ским специально скривился и отвернулся, командир покашливал в кулак, пряча улыбку, Эксарт принялся неистово тереть глаза, делая вид, что ему туда попал дым. Всем хотелось продолжения, все боялись спугнуть столь откровенный монолог Джокула, случайной ухмылкой.

— Как заклинит? – Не понял профессор. – Вы имеете в виду, парализует?

— Да нет, не это. Ну, когда они слипаются. – Санёк сделал на одной руке пальцы бубликом, а указательным пальцем другой руки активно потыкал в этот бублик. – Раз, раз, раз! А потом слипаются! Понимаете?

— Ах, вы об этом! – Старик вернулся к помешиванию. – Ну что же, вполне естественный процесс.

— А почему это происходит? – Придирчиво оглядев товарищей и не найдя следов смеха, продолжал Джокул. – Ну, в смысле, как такое может быть?

— Да очень просто! У всех самок, имеется в виду живородящих самок, там…. – Профессор красноречивым взглядом указал на область ниже пояса. – Не просто сильные, а очень сильные мышцы! Природой так устроено для того, что бы вытолкнуть плод. Понимаете?

Джокул кивнул.

— Так вот, судороги этих мышц, скажем так, вызванные некоторыми обстоятельствами, например испугом, могут, э-э-э-э…, пленить что угодно.

— Понял. – Санька перевёл дух. – А это…. У людей так бывает?

— Как бывает? – Опять не понял ученый.

— Ну, это…, Док, залезет мужик на бабу. – Джокул вновь продемонстрировал давешнюю комбинацию пальцев. – А она его к-а-а-а-а-а-к схватит! И не выберешься.

Ским упал с машинки, тут же вскочив.

— Ой, задремал, чуть в костёр не рухнул.

— Смешно, скотина!? – Санька недобро зыркнул на человечка.

— Да ты о чём Санёк!? Говорю же, заснул. Что то случилось?

Джокул не ответил. Зато эта маленькая перепалка, дала возможность остальным подавить, готовый уже грянуть хохот.

— Вы знаете Саша. – Произнёс Станислав Францевич, как ни в чём, ни бывало. – Слышал я, о подобного рода, происшествиях, только не обижайтесь, скорее в комичном ракурсе. Я ведь, простите, не гинеколог. Хотя, кто знает, может такое и возможно.

— До всей фигни, со мной на заводе один дед работал. – Заметно расслабившись, начал Джокул. – Говорил, женщин у него были тыщи. И сука, плёл, что много раз его бабы хватали. – Отряд сдержанно заулыбался, всё ещё боясь спугнуть главное.

– Ага. – Продолжал Санька. – Так он, хер старый, лепил мне, мол, способ изобрёл, как высвободиться, если баба ухватит. Говорит, дрючил одну, а тут муж заявился. И она его к-а-а-а-а-к схватила. Испугалась, типа. Говорил, надо её потом, ещё сильнее напугать. Он, короче, хвать со стола нож. Замахнулся на бабу, рыло, пострашнее скорчил и как заорёт: «АХ ТЫ СУКА! ОТПУСТИ!». Сказал помогло.

Ским корчился на земле в конвульсиях, командир с Эксартом ржали, не таясь, профессор сдержанно хихикал.

— Так получается это нужно всегда на кухне петрушиться. – Выдохнул Николай, вытирая глаза.

— На хера на кухне то? – Удивился Джокул.

— Ну, что бы стол и нож под рукой были. – Еле выдавил командир, сразу же сгибаясь в новом приступе смеха.

— Не знаю…. – Санька озадаченно чесал макушку. — Может он нож с собой таскал.

— Ага. – Пищал Ским, корчась на полу. — А может он его заблаговременно в очке носил!

— Ским ты мудак! – Изрёк Джокул.

— Ага! – Человечек встал на четвереньки и пополз от костра.

— А если поза другая. – Плакал Бродяга. – Ну, раком, там, или боком, тогда как. Куда орать то?

— Раклы вы все! Вот видите Док! Я-ж сказал. Шпана не грамотная! Хрен вам больше что расскажу.

— Не вздумай Санёк. – Ским говорил уже более спокойно. – Только предупреди в следующий раз, сначала, я машинку достану, запишу.

— Вы знаете Саша. – Учёный тайком вытер слёзы и сделался серьёзным. – Может Вас, это Ваш, бывший коллега, бессовестно обманул?

— Так-то-да! – Заржал Джокул. – Рассказал он мне, как ему однажды девственница попалась. – Так говорит, утром просыпаюсь, а она лежит счастливая и рядом на подушке целка валяется!

Стоянку отряда потряс новый взрыв хохота. Когда веселье улеглось. До бойцов донеслось эхо, затухающего смеха Боярда.

— Вот и отварчик подошёл. – Станислав Францевич первый снимал пробу. – Пьём, не стесняемся.

Котелок пошёл по кругу. Когда дошла очередь до Скима, он по привычке скептически сморщился. Подскочивший профессор, сделал большой глоток.

— Видите! Традиционно не смертельно!

Человечек пригубил отвар с улыбкой на лице. Вкусно, подумал Ским. Может этот старикашка не такой уже и засранец, каким кажется. Во многом, настроение переменилось за счёт шутки Джокула. Не простой Сашка! Молодец! Ведь знал же, что засмеют и что откровенную фигню несёт. Знал! И рассказывал. Да ещё как всё обставил. Теперь и от дневного напряжения ни следа, и боевой дух на высоте, и профэссор этот, вроде даже лучше стал! Красавец Санёк!

Скима стало клонить в сон. Дежурить в боевых условиях ему не доверяли, поэтому, устроившись головой на машинку, он сладко задремал, под все ещё продолжающийся диспут отряда о женской анатомии.

— Подъём, подъём, бойцы! Не спать! – Станислав Францевич громко кричал и звонко хлопал в ладоши.

Как то слишком уж тяжело отступало сонное марево, слишком долго поднимаются веки. Командир увидел суетящегося возле костра профессора. Почему это старик меня будит, а не Бродяга, которого нужно менять. Проспали, поди, постовые блин. Николай хотел спросить об этом учёного, и…. И не смог. Слова застряли в горле, точнее даже в мозгу, челюсти не шевелились, тело тоже отсутствовало, остались глаза, они двигались, но вязко, веки тоже не особо спешили, открывались и закрывались подобно гаражным воротам. Что за…?

— Ну как вы, ребятки? – Подскочивший профессор, зашарил сканером. — Ага, порядок, нормально…. – Он шагнул дальше, за зону видимости. Видать весь отряд штабелем лежит, да что же за хрень происходит. – И тут порядок…., а Вы молодой человек, так, отлично! Ну, вот и славненько! – Подойдя к костру, Станислав Францевич кинул в него остатки дров, заставляя пламя вспыхнуть сильнее.

— Так…. – Учёный поднялся, отряхнул ладони. – У Вас, наверное, полно вопросов, Друзья мои. – Он взглянул на сканер, в котором очевидно были вмонтированы часы. – О-о-о-о! У нас с Вами ещё полно времени. Начнём по порядку. – Старик стал прохаживаться перед костром, ну точно, настоящий профессор перед аудиторией. – Вы временно парализованы. Та сороконожка…. Вспомнили!? Отличный препарат! Спросите, почему я на ногах, а вот! – Он потряс вынутым из кармана штанов, кулёчком, с тёмными шариками внутри. – Нейтрализатор! Но не волнуйтесь, яд, находящийся в вас, практически безвреден, несколько часов и всё пройдёт. Правда, боюсь, вы этого уже не почувствуете. Я вызвал группу утилизации, которая пребудет через пару часов, у них есть с собой, не большая мобильная лаборатория. Вам вколют более сильнодействующий препарат, и вы заснёте счастливыми, но уже навсегда. Видите! Довольно гуманный способ! Никакой стрельбы и взрывов! Всё чисто, красиво, эстетично! – Остановившись, Станислав Францевич, виновато развёл руками. – Простите, Дорогие Друзья! Но вы всё равно умрёте, раньше или позже, совершенно не важно! В этом мире, выжить невозможно! Хотя вы, нужно сказать преуспели. – Профессор отхлебнул, из какого то, пузырька, утерев губы, продолжал.

— И так господа! Я имею честь быть представителем ордена Реаниматоров! Чем же занимается наш орден. Мы путешествуем по всему миру, в поисках, таких как вы, заблудших. Благодаря системе порталов, которую сконструировали наши коллеги, путешествия стали более мобильны и быстры. Неужели вы думали, что перенос на большие расстояния стал возможен благодаря мифическому Лесу. – Старик шутливо погрозил пальчиком – Нет, нет и ещё раз нет! Только человек науки способен сотворить подобное!

Зачем же вы нужны? Понимаете как…. – Он знакомым жестом поправил очки. – Те, кто правили миром, до наступления зелёной очистки, те им правят и сейчас. К слову сказать, эти люди, точнее наши правители и устроили подобную чистку. Слишком много людишек на планете завелось. Заметьте, способ, более чем экологичен. Так вот, новое мировое правительство, оно же старое, находится в некотором океане, на некотором архипелаге. – Профессор лукаво прищурился. – Я мог бы сказать где, эта информация вам уже не понадобиться, но безопасность, прежде всего! Архипелаг превращён в неприступную цитадель! Накрыт силовым куполом, все достижения современной науки и техники, стоят у него на службе, а теперешняя наука, как я уже говорил, развивается семимильными шагами! – Станислав Францевич, восхищённо всплеснул руками. – Там рай, господа, просто рай на земле. Кстати, после моей длительной и столь успешной командировки, закачусь в отпуск и именно туда, можете за меня порадоваться! Я мог бы и дальше рассказывать о прелестях той местности, но увы, мы ограничены временем. – Он весело подмигнул. – Боюсь не успеть ответить на ваши, немые вопросы.

— Правительство, господа! Оно состоит из людей, к сожалению, не молодых людей. Усилиями биологов и вашего скромного покорного слуги. – Профессор отвесил поклон. – Продолжительность людской жизни, продлена до максимума, однако требуются кое-какие компоненты. Вот, собственно вы и являетесь источником этих компонентов. Ну, догадались? – Учёный выдержал театральную паузу. – Правильно, Друзья мои! Органы! Ваши внутренние органы! Вот Вы Николай. – Станислав Францевич бодро шагнул к лежащему командиру. – Задумывались, почему стали выглядеть моложе своих лет? Почему выдерживаете прямо не человеческие нагрузки? Почему на Вас раны заживают, быстрее, чем на собаке? Тоже касается и вашего товарища Эксарта. А Вы Саша! – Указательный палец старика упёрся в неподвижного Джокула. – Задумывались, почему так много употребляете спиртного и так слабо пьянеете? – Он отступил назад, вопросительно смотря на парализованный отряд. – Господи! Ну конечно же нет! – Профессор сокрушённо покачал головой. – И у кого я спрашиваю? Вам бы всё пиф-пиф, да пах-пах! Своими стрелялками-железками! А вот наука наук – Биология! Дала ответ на данный вопрс!

Что же произошло? Вы называете этот процесс – мутация, господа! Мы же, передовые учёные говорим – революция. – Станислав Францевич снова стал мерить шагами бетонный пятачок. – Итак! Эволюционировала вся природа вокруг! Тоже произошло и с вами! Вы ели новых зверей, вы пили новую воду, вы, наконец, дышали обновлённым воздухом, естественно становясь сильнее, быстрее, выносливее, лучше!

Вы трое, самый чудесный мой трофей. – Подвёл черту профессор. – Достойная награда за не лёгкий труд! А вот ваши новые друзья! Это Вы, мой любезный, не доверчивый Ским, и Вы холодный Боярд. Придя из другого мира, ещё не успели, так сказать, приобщиться к нашему, поэтому у вас всё, не столь идеально. Однако не переживайте. – Просиял Учёный. – Вы тоже, замечательно подходите.

Надеюсь, ответил господа! – Станислав Францевич, шутливо нахмурился. – Ну что Вы! Дорогой Боярд! Ну разве можно так смотреть на людей!? Пожалуй, я Вас набок переверну, Вы не против, а то Вы, чего доброго, дыру во мне проделаете. ХА-ХА! – Профессор шагнул к обездвиженному Воину.

Рубрики: Истории КВАДа

Skim

Skim

В жизни всегда есть место для поэзии.


>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *