Глава 3 «Так много и так мало»

 

Я проснулся от шороха, раздавшегося за стеной. Всё-таки, когда живёшь в мире, где каждая тварь может и хочет тебя слопать, раздавить, растерзать, обескровить, растворить и ещё массу всего, учишься реагировать быстро.

Так и вышло, первым, что я сделал, это не открыл глаза, а выдернул из чехла обрез двустволки, и только уже после этого осмотрелся. Костёр давно погас, я зябко передёрнул плечами, дождя не было, но над землёй стояла влажная дымка тумана, молочно-белая, почти осязаемая, и, ни фига через которую не видно. Шорох раздался ближе. Вокруг остановки, которую я оккупировал, явно кто-то ходил.

Я попытался полностью положиться на слух, но в итоге, это меня совсем не обрадовало. Посему выходило, что нарезал круги вокруг, кто-то грузный, шерстяной, с хрипатым дыханием и очень плохим нравом.

Я знал, что туман искажает звуки, но не настолько же. Аккуратно высунув нос из-за угла, я повёл стволом из стороны в сторону. Звуки теперь раздавались совсем непонятно откуда. То слева, то справа, то казалось бы из самой будки. Хоть пелена перед глазами и сужала обзор, но на пару метров вперёд я видел отчётливо.

«может лучше ходу отсюда?»

…Если ломануться прямо сейчас, то можно на это чудо природы и налететь. Не вариант…

Я всё дальше отходил от остановки, и казалось, туман только сгущался. Вообще туман, это один из самых жутких фортелей природы. Ну, сколько я мог дремать, от силы двадцать минут. А может и к лучшему, не хотелось бы в очередной раз наблюдать, как с неба, точно колонна, падает столб белой хмари. Это со стороны может очень красиво, а вот когда подобная хрень опускается тебе на голову, это очень давит на психику. Самое паршивое, что в нём может быть, это звуковые глюки. Если угораздило вляпаться туда вдвоём и больше, то вас ждёт масса новых ощущений, как если бы вы сидели в театре, и разговаривали с соседом, а отвечали знакомыми голосами, но с других рядов и разной громкостью.

Идти, постоянно оглядываясь по сторонам, было не просто неудобно, это выматывало. По лбу стекал пот ручьями. Белая хмарь клубилась вокруг, и я просто чувствовал, задницей чувствовал, что ни на йоту не отдалился от зверя. Интересно, он один?

Как бы я не пытался идти и полностью контролировать пространство вокруг, но наскочил я на забредшего в туман кабана-горбача неожиданно. То, что мне показалось изначально валуном, на который я очень опрометчиво чуть не присел. На ощупь «валун» оказался тёплой шкурой, а не камнем, что ввергло меня в когнитивный диссонанс, а кабана видимо в ступор, потому что он меня сразу не прибил, своими полуметровыми клыками.

В отличие от многих, кабан-горбун был относительно безобидным, ну если к нему не подходить и не тревожить, мимо него даже можно пройти метрах в пятидесяти, он не кинется. Но когда сталкиваешься с ним нос к носу, то уж пеняй брат на себя. Выносливости этим тварям не занимать. Порой приходилось всаживать в них несколько рожков, прежде чем соотношение свинца в организме зверя не переполнит крайний предел. А шкур нынешних кабанов не любой калибр берёт.

Тварь развернула морду в мою сторону, и утробный рык заставил меня пожалеть, что я, как советовала Шиза, не дёрнул сразу в известном направлении. Кабан оказался не просто здоровым, он был большущим. В холке всего на пол головы ниже меня, да я у него на горбу мог бы джигу сплясать, не ощущая дискомфорта в нехватке места. Шкура его была испещрена бороздами шрамов, одна из глазниц заросла, чем-то бурым, массивные копыта в некоторых местах потрескались. Шерсть, на спине слежавшаяся, топорщилась толстой коркой, с пробелами от лишая.  Но вот клыки у этого копытного контингента росли на протяжении всей жизни, поэтому были в полном порядке.

Грузное тело кабана немного размывало в тумане, и весь спектр ощущений, я ощутить не смог. Но и того что было, вполне хватало.

Была возможность скрыться в тумане, но тут как в простой арифметике, всего два варианта, можно скрыться, а можно и нет. Пятидесяти процентной  вероятность окончить свою жизнь на клыках кабана было достаточным поводом, чтобы не поддаться панике, а взяв себя в руки, и по возможности сохранив свою тушку в целости.

Кабан взрыл копытом землю, опустил голову и с резвостью малолитражки попытался протаранить меня. Хоть и ожидал я подобной резвости, но всё равно еле успел отскочить от такой туши, и шлёпнулся неудачно поскользнувшись на мокрой траве. Слава моей капризной богине Фортуне, что кабана постигла та же беда.

Уже набрав немного скорости зверюга попробовала затормозить, только тщетно. Набранная скорость и ощутимый вес, плюс мокрый раскисший грунт, не позволили ему совершить отработанный манёвр, как следует, что давало мне несколько мгновений форы.

Сколько нас разделяло, метров пять-семь, тут почти не реально промазать. Вскинув к плечу обрез, я, из позиции лёжа, выстрелил дуплетом.

Как раньше уже говорил, понадеялся я на обрез простого гладкоствольный не просто так. Как то в прошлой жизни, во время учёбы, я сильно увлекался пиротехникой. И на глаза мне попалась одна любопытнейшая статья, про редкий или даже экзотический боеприпас для дробовиков двенадцатого калибра, и особенно привлёк моё внимание патрон под названием, «дыхание дракона». Но в сети было слишком мало упоминаний о данном боеприпасе. Опытным путём я проделал половину работы, и удалось подобрать материалы, а потом мне, наконец, пришли ответы, на бесконечных форумах. В цивилизованном мире такой боеприпас считался запрещённым, да и подобрать деятельность под такой патрон было, мягко говоря, проблематично.

Но те времена прошли, а рецепты и опыт остались. Если коротко, то этот боеприпас превращал дробовик в огнемёт, не лишая его возможностей и обычной стрельбы. Единственный минус, ствол убивался быстро, но это уже мелочи. В данных реалиях процент оружия на душу населения серьёзно возрос, и недостатка в огнестреле никто не испытывал.

Поток огня опалил шкуру кабана, и клочковатая шерсть занялась, магниевая стружка, заключённая в гильзу и раскалённая при контакте с кислородом, плавила и прожигала кожу зверя, заставляя того реветь от боли и уже не думая обо мне нестись куда глаза глядят.

«люблю такие штуки»

…Сам тащусь, от того и делаю их, порой очень действенно иметь пару фокусов в рукаве…

Огонь, огонь остался единственным действенным средством против разного рода зверья, оно перестало бояться человека, а вот огня нет. Помню, когда Лес пробовали побороть напалмом и неконтролируемыми пожарами. Закончилось это ничем. Либо не горел, либо то, что отожгли, Лес на следующий день отбирал обратно, просто восстанавливая в кратчайшие сроки всё, что сожгли.

После встречи с кабаном в аномалии, прошло уже несколько часов, а дорога всё вела и вела меня дальше. До заката было ещё прилично времени, но природа класть на это хотела, некоторые законы потеряли свою силу.

Всё чаще мне начали встречаться остовы оставленных деревень, что-то было просто разрушено временем и запустением, что-то было оплетенной мощными корневыми системами, словно я очутился в книге Толкина, и прогуливаюсь по старым поселениям эльфов.

«угу, если иметь настолько богатую фантазию, что дома «совкового» пережитка назвать эльфийскими домами»

…Да что ты такой зануда? Чем тебе деревня не угодила?…

«да нормально, но ты, по-моему, думаешь не в ту сторону»

И что характерно ведь прав, нужно о ночлеге подумать, идти ночью, незнамо куда, чистое безумие.

Я присмотрел себе дом на окраине посёлка, более-менее сохранившийся. Ну как сохранившийся, стены не обрушены, дверь на запоре, и то хлеб. Расставив сигналки на окнах, уже можно было нормально отдохнуть.

Раньше я завидовал людям, которым снятся сны, красочные тона, сказочные миры, фрагменты жизни, все, на что способен мозг, когда его не контролируешь. Но теперь это настоящая пытка, до определённого момента для меня это было настоящим событием, из ряда вон даже. Теперь же всё изменилось, каждую ночь, Морфей не давал мне успокоительное забвение, он наполнял мои сновидения картинами прошлого и не случившегося, красок и картин. Странные у меня проблемы, но что есть, то есть.

И в этот раз не обошлось без них…

Я стоял в круге из деревьев, а мир был раскрашен всего парой красок. Серой и черной. На земле лежали увядшие сухие листья, поскрипывая под ногами. Голые кроны деревьев с чёрными стволами сужали кругозор. Всё в этом мире было мёртвым.

-Интересно к чему бы может сниться такой бред?

Я сел под одним из деревьев, и приготовился, как обычно ждать, пока меня не выкинет в реальность, прекрасно осознавая, что это сон, но в угоду предпочтений управлять я им не мог. Что может быть хуже, чем оказать в воображаемом мире без возможностей на что-либо повлиять, мне кажется, именно так выглядит то, что нас ждёт за темным порогом. Бессмысленное и утомительное существование. Хотя если пораскинуть мозгами, не этим ли все вокруг занимались, до того, как случился апокалипсис зелёного помола.

Что вообще в этой жизни имеет смысл? Об этом можно думать сколько угодно и ни к чему не прийти. Сколько светлейших умов планеты задавалось этим вопросом, сколько ещё задастся, эфемерные ценности, власть, деньги, кому оно всё теперь нужно? И главный вопрос, что же теперь делать? У меня не было на это ответов, и сомневаюсь, что хоть у кого-то были. Стоит ли говорить, что уже полгода я вёл охоту за химерой, за тем, чего на самом деле не существовало, умом-то я понимал, а вот сердцем не хотелось. Она сказала, что всё возможно, и не пришло ещё моё время. Значит, я для чего-то нужен. Если уж я в себя не верил, то она верила, а её подводить я не хотел. Может в этом и есть соль? Наполнять своими идеями других, давать им смысл существования? Или делать то во что веришь? Эх, не скатиться бы к религиозным вопросам, там вообще тёмный лес. Ведь потому же принципу, и то во что верят фанатики реально для них. С другой стороны я за них не в ответе, хотя с такой политикой можно было спокойно сидеть и ждать судного дня. Нет, я явно ушёл куда-то в сторону.

Так зачем же я этим всем занимаюсь? Потому что хочу помочь людям? Да я ненавижу людей, в большинстве случаев, но верю в них, парадоксально, но как-то так. Она просила помочь, она верила.

В потугах мозгового истязания я и не заметил, как на деревьях стали образовываться ярко жёлтые шрамы, словно удары молний они тянулись по стволам сверху вниз. И когда я был уже близок к собственному дзэну, откровению, центру, шрамы на стволах треснули, озаряя округу треском и ярким светом, оживляющим мир, а возле одного из стволов стояла она. Из серо-чёрной реальности, мир озарился яркими осенними красками. Горизонт вдали загорелся багрянцем, а само небо переливалось оранжево-синими тонами. Мёртвые сухие листья, стали обычным, золотистым ковром.

Янтарного цвета глаза задорно смотрели на меня. Красива, как всегда, и всё равно каждый раз по особенному. Босые ноги мягко ступали по опавшим листьям, а изящные пальцы опытной музыкантши скользили по стволам деревьев. Я молчаливо ждал, когда она подойдёт. Она ко мне во снах раньше не приходила.

-Всё ищешь выходы и не умеешь просто отдыхать? – Между тем поинтересовалась она.

-Не выходит, как видишь. – Вымучено улыбнулся я. Только сейчас я понял, как устал. Голова стала свинцовой, на плечи, словно тяжёлый походный рюкзак одели, а спину ломило от долгого сидения у дерева. – Уже давно не получается выспаться.

-Что тебя мучает? – Она подошла и села рядом. Распущенные волосы колыхнулись на ветру, одаряя меня приятным запахом. Её руки мягко взяли меня за плечи, я расслабился, позволяя уложить себя на спину, пристроив голову на коленях. – Расскажи.

— С тех пор, как я ушёл из Петербурга, меня не покидает чувство, что я что-то там оставил, что-то очень важное, кого-то.

Она склонилась над моим лицом, теплые ладони гладили моё обветренное лицо.

-Так было нужно. – Тихо сказала она.

-Это реально? Олесь это правда, ты?

-Если ты в это веришь.

-Тогда почему ты не пошла со мной?

-Я при всём желании бы не смогла покинуть город, я не смогу подобрать слов почему, что-то меня не пускает. – Её глаза сверкнули в последних лучах заката.

-А я, после того как ушел, перестал нормально спать, постоянные сны меня очень утомляют.

-Ты не пробовал просто ни о чём не думать, и просто наслаждаться картинами, которые представит для тебя подсознание?

-Проще сказать, чем сделать. Порой забвение лучше.

-А может ночь, это просто ночь, и не нужно искать в ней смысла и просто поддаться темноте?

Я ни чего не ответил, просто расслабился и закрыл глаза, а она продолжала заполнять мир мох грёз теплотой и приятным запахом.

-Отдыхай. Забудь обо всём сейчас, то, что будет утром, будет потом, сейчас побудь со мной.

Её голос доносился уже как будто издалека, а я проваливался во тьму. Последней связанной мыслью было.

-Ты ко мне ещё придёшь?

-Если ты захочешь… — Скорее всего, мягкий голос раздался уже в моей голове, потому как слух уже отключился, как и все остальные чувства. Темнота заполняла всё, как это всегда бывало, когда я засыпал раньше. Так много и так мало, прекрасные глаза.

****

Германия, Северный Рейн-Вестфалия, Кёльн, точное место засекречено.

-Доктор Меер, как вы видите, образец над которым мы работали, больше не отторгает ткани человека. Его можно при желании вживить в нервную систему, а после адаптации, человек с модифицированными нервными структурами будет способен на взаимосвязанную регуляцию деятельности всех систем организма и реакцию на изменение условий внутренней и внешней среды. Другими словами он будет способен приспосабливаться к внешним раздражителям.

Астрид сияла, как и на блестящей сдаче диплома несколько лет назад. Это было её первое настоящее открытие и юный учёный смог то, чего ждали от элиты научного общества. Решения.

-Это чудесно, а как был достигнуто приживление?

-С этим сложнее. После приживления обезьяне модифицированных тканей, приходится держать её постоянно при низких температурах. Мы надеемся что эффект временный. Делать далеко идущие выводы пока рано. Вот если бы у нас была погодная установка русских «Сура М2», или американская «HAARP mark 4», мы могли бы добиться нужных климатических испытаний в определённом регионе.

-Ты представляешь, чего это будет стоить совету безопасности?

-Доктор, а вы представляете, чего это будет стоить, этого не сделать? Если мы не добьёмся успеха?

-Астрид, ты слишком многого просишь, даже если русские или американцы согласятся выдать нам установку, у нас должны быть уже железные результаты. Я попытаюсь убедить совет в целесообразности эксперимента, но вы продолжайте работать над модификацией образца, и следить за подопытным…

-За Леви. – Перебила она Доктора.

-Кхм, за образцом. Девочка моя, ты уже не в том возрасте.

-Да отец, — потупилась она. – Я понимаю

Они не видели как из дальнего угла лаборатории из пластикового бокса, за ними следил шимпанзе.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии.

Комментарии