Глава 3 эпизод 4 «Конец тирану»

 

Финальная прогулка лишённого, так сказать, полномочий Помарина, напоминала шествие на эшафот низложенного монарха. Согнутая спина, опущенный вниз потухший взгляд, мелко трясущиеся руки, не твёрдая походка. Под стать было и звуковое сопровождение. Когда он ступил в вагон с пленными громилами, те поначалу радостно взвыли, насколько позволяли заклеенные скотчем рты. Однако вид вождя, и показавшееся за ним сопровождение, заставил мажорную ноту мычания скатиться до траурно-жалобного скулежа. Конец Помарина, неминуемо означал конец их всех.

Постоянно подталкивая, стволом автомата, вяло плетущегося главаря, Джокул нервно поглаживал спусковой крючок. У него так и чесался палец вдавить податливый рычажок и превратить семенящее впереди ничтожество со всей его свитой в смрадно дымящийся фарш. Но было решено отдать Помарина тому, кому он задолжал больше. Сане оставалось только метать в скукоженную спину ненавидящие взгляды.

Пройдя помещение с пленниками, и выйдя в тамбур перехода к женским вагонам, Помарин остановился как вкопанный, его будто заклинило. Понятное дело, он на всю прочувствовал, что его там ожидает, и какой ему уготован приём. Внезапно он развернулся, гордо выпрямляя спину, глаза засияли торжеством, а на противном лице проступила ехидная улыбка.

-Всё, дорогие малыши! Дальше мы не пойдём! – Он победоносно оглядел отряд. – А теперь, вы бережно проводите дядю Помарина обратно, вернёте мне оружие и освободите моих людей. Я уж, так и быть, послушаю ваши искренние извинения, кто будет более убедителен, поживёт ещё!

-Ты чё вякаешь падаль! – Зарычал Джокул, замахиваясь прикладом. – Гляди гнида, можешь и до баб не дотопать! А ну пошёл….

-Подожди Санёк! – Прерывая готовую начаться экзекуцию, произнёс командир, приблизившись. – Ну, пускай, дядя Помарин поведает нам, от чего же мы должны так поступить.

-Не должны! – Помарин поднял вверх указательный палец правой руки. – Не должны, ребятки, а поступите! Это я вам, прямо таки обещаю! – Он с превосходством смотрел на Николая. – Расклад у нас простой, останавливаться в пустыне нельзя – верная смерть. Индейцы до сих пор не заявились только потому, что потрепали мы их славно….

-Не ты! Со своими свиньями, а мы, с пленниками твоими. Тварь! – Командир заметно терял терпение.

-Совершенно не важно. – Парировал главарь. – И без оскорблений, а то ведь взыщу! За каждое словечко ответите!

-Да рожай уже мудак бл…дь! – Джокул, в отличии от Николая не терял терпения. Его, в смысле терпения, у Сани давно уже не было. – Щас дыню отобью, ублюдок!

Помарин ещё шире расплылся в улыбке.

-А дело в том, что тепловозами управлять никто, кроме меня не может. Поняли теперь?! Поезд, со всеми нами, без движения, считай, один большой гроб! – Он глядел на отряд как школьный директор на провинившихся первоклашек. – Вопрос времени, и его всё меньше. Так что давайте, Раз раз…. – Помарин замахал руками в сторону локомотивов.

В тамбуре повисло тяжёлое молчание, Джокул злобно шипел, сжимая и разжимая кулаки. Командир хмурил брови, лихорадочно ища выхода из столь обидной ситуации. Победа оборачивалась поражением, если не поражением, то уж равной ничьёй – точно!

-Чего стоим? Чего ждём? – Помарин весело притоптывал ногой. – Часики тикают! Давай, давай, давай! Разворачиваемся и пошли! И арт, мне, мой, верните. С ним тепловозики веселее бегают. Ну, что застыли то, малыши? Говорю….

-А мы попробуем! – Громко заявил Ским, высунувшись из-за спин товарищей.

-Что вы там попробуете, никчемные? – Помарин отмахнулся как от мухи. – Говорю, пошли назад, не то….

-Управлять тепловозами, без твоего мурла поганого, попробуем – Твёрдо продолжал человечек.

Все смотрели в его сторону.

-Ответь, Ским! – Глаза Джокула, наполненные вопросительной надеждой, требовательно сверлили человечка.

Тот уверенно кивнул.

-Отвечаю Саня! Запросто!

Отряд оживился. Джокул повернулся к вянущему Помарину, который, вновь превращался из грозного сокола в потрёпанного воробья. На его маленьком лице выделялся лишь взгляд, пылающий отчаянием и мольбой одновременно. Хоть картину пиши – «Заблудившийся впотьмах жизни котёнок, просится на свет! Не бросайте его! Пожалуйста!».

Но Санька недолго любовался мольбертом. Вместо этого он зычно гаркнул.

-Ну чё рэкала свои вычмырил! Перебирай тяпками в темпе! Плесень! Слышал же, без твоей хари обойдёмся! – И не сдержавшись, всё-таки двинул Помарина по морде. Тот со стоном, распахивая собой двери, влетел в женский вагон.

-Саня! – Не совсем строго крикнул командир.

-Да я чё, шеф! Я легонько! Смотри, ползёт же гнида! ГЫ-ГЫ!

Действительно, бывший главарь зашевелился на полу, поворачивая к отряду окровавленное лицо. Шагнувший следом Джокул, сгрёб его за шиворот и рывком поставил на ноги. Процессия продолжилась.

В одном из купе, в проход высунулась, чья то голова, тут же спрятавшись обратно. Затем показалась опять, задержавшись уже подольше. Потом показалась ещё одна и ещё. Зловещую тишину разбавил шёпот. По мере продвижения отряда шёпот усиливался, перерастая в приглушённый гомон. Когда бойцы во главе с пленником, достигли вертолётной платформы, позади в вагонах бушевал настоящий шторм голосов и криков.

Рядом с вертолётом стояли улыбающиеся Бродяга и Карлос. На плече у Эксарта висела сумка, с чем-то шарообразно выпирающим. Подошедший Николай хлопнул его по плечу.

-Как? – Короткий вопрос, подразумевал многое.

-Порядок командир. – Так же коротко отвечал Бродяга, слегка поднимая свою ношу. – А вы, я вижу, главный трофей, тоже с собой приволокли.

-А куда же его девать то. – Николай кивнул в сторону пилота, с яростью глядящего на Помарина. – Ты скажи ему, пусть подождёт не много, сейчас женщины появятся, тогда все вместе и побеседуют. У них к этому заморышу вопросов не меньше.

-Угу. – Бродяга заговорил с Карлосом, тот молча кивал, продолжая пожирать главаря налитыми кровью глазами.

Некоторое время спустя на платформу высыпали первые женщины, поняв, что им ничего не грозит, они говорили всё громче, бросая тревожные взгляды в сторону бойцов.

Когда масса, нестерпимо галдящей толпы, готова была выплеснуть за пределы платформы, командир, крепко державший Помарина за воротник, толкнул его к теперь уже бывшим рабыням, слегка наподдав ногой, что бы ответчик, с гарантией добрался по назначению, не плюхнувшись дорогой в обморок.

Во внезапно наступившей тишине отчётливо были слышны хныканья главаря, разъярённые женщины, медленно и неуклонно, как сама судьба обтекали Помарина, беря жалкую фигурку в кольцо, отрезая его от окружающего, да и от самой жизни.

Среди сосредоточенного, женского сопения, прорезались хлюпающие звуки и истошный визг главаря, расплачивающегося за содеянное.

Кинувшийся, было в толпу, Карлос пытался, что-то кричать, затем развернулся, отрешённо махнув рукой, встал рядом с бойцами. Отряд заворожённо наблюдал за казнью. Заживо разрываемый человек! Казалось бы верх жестокости, первобытной, обнажённой жестокости. Да. Это было именно так. Но вместе с тем, здесь вершилась справедливость.

-На куски порвут. – Буркнул Ским. Ни к кому, не обращаясь. – У нас там, на стадионе, в Припяти, кабаны так пищали, когда в аномалии вскакивали.

-Туда ему и дорога. – Равнодушно констатировал Джокул, сплёвывая на платформу. – Он это заработал.

-Я бы даже сказал, не заработал, а завоевал. – Произнёс Боярд, отворачиваясь.

-Аминь. – Подвёл итог командир. – О! А это ещё что за нюанс!? – Пылающий праведным гневом женский контингент, к тому времени несколько успокоился, обнажив пятачок на платформе с кровавой, бесформенной кучей, посередине. Одна из женщин, выглядящая старше остальных, стояла рядом с останками, держа за волосы оторванную голову Помарина, таращащуюся на свет широко открытыми, остекленевшими глазами. Руки и лицо женщины были сильно испачканы кровью. А вокруг, суетился и подпрыгивал старичок, сокрушённо качая головой и что-то бормоча себе под нос. Про него и говорил Николай. – Спроси-ка у нашего, нового товарища, об этом господине. Не хватало ещё сюрпризов, под конец.

Бродяга торопливо повернулся к пилоту. Между тем старичок, разглядев незнакомый отряд, не торопливо направился в их сторону. Седая шевелюра, морщинистое, гладко выбритое лицо, прямой нос. Видавшие виды очки с треснутыми стёклами, скреплённые, где проволокой, где верёвкой не скрывали живых и подвижных карих глаз. Крепко поношенный, но чистый, серый костюм, брезентовая сумка за плечами. Всем своим видом старик вызывал расположение командира. Он с улыбкой поглядывал на приближающегося человека, а Эксарт, подойдя вплотную к Николаю, приглушённо излагала полученную информацию.

-Старик этот, профессор вроде, какой-то, давно здесь, женщинам помогал, о здоровье заботился. Карлос говорит, если бы не он, добрая половина уже давно концы отдала, сам я его не видел, ну мне сюда и хода не было. – Договорив, Бродяга отступил на шаг.

-Здравствуйте, здравствуйте! – Торопливо загомонил старичок, обезоруживающе улыбаясь. – Так полагаю, вы наши смелые спасители. А Вы, наверное, командир этого отважного подразделения. Я прав? – Старичок горячо тряс протянутую Николаем руку.

-Да. Вы совершенно правы. Меня зовут Николай, я являюсь командиром отряда. А Вы э-э-э-э ….

-Ой! Склероз проклятый! Простите, конечно же, забыл представиться. — Старичок отступил на шаг и чуть склонил голову. – Станислав Францевич. Профессор биологии. Был тут в служебной командировке, до всего случившегося. Теперь же волею судеб оказался на этом поезде, по мере сил старался помогать страждущим.

-Доктор, а тут это где? – Джокул шагнул к профессору.

-Ну, не совсем я доктор, молодой человек….

-Александр, его зовут Александр. – Командир представил старичку весь отряд.

-Да, да. – Кивал Станислав Францевич, отечески разглядывая бойцов. – Как вы догадались, мы с вами соотечественники, тут молодые люди, Америка. Только вот, в командировке я был в северной Америке, а здесь, наверное, южная уже, сам чёрт не разберёт. Но вы, наверное, и сами всё понимаете, пути сюда разные случаются.

-Да уж, понимаем. – Николай, со всё возрастающей симпатией смотрел на старичка. – Профессор, как же Вы тут выжили то, а?

-Ох-хо-хох. – Тяжело вздохнул старичёк. – Да вот. Выжил. Меня подобрали в пустыне, поезд рядом проходил. И вы знаете, подобрали скорее по привычке ничего не бросать, нежели по какой-то другой. Посмотрите на меня. – Станислав Францевич, улыбнувшись, довольно проворно, для своего возраста крутнулся на ногах. – В рабы явно не гожусь, статью не вышел, а кормить меня даром никто, ни собирался. Не та это организация. В общем, приволокли к Помарину. – Старичок скосил голову назад, где продолжали стоять женщины и лежать останки бывшего короля. – Царствие ему….

-Да земля ему камнями и сковородка по горячее! – Встрял Джокул.

-Наверное, Вы правы Саша. – Профессор торопливым движением поправил очки. – Он это, несомненно, заслужил. Ну, так вот…. Когда выяснилось кто я такой, вся свора тоже говорила доктор, доктор. Конечно я биолог, но не врач, далеко не врач. Хотелось просто умереть, понимаете!? – Старичок грустно опустил седую голову. – Но потом, увидев этих несчастных женщин, да ещё и детей, я понял, мои страдания – ни что, по сравнению с их жизнью. Дал себе слово. Помогать чем могу…. Стал собирать травы, выделять железы из некоторых представителей современной фауны, готовил снадобья, кое какие. В определённом роде я преуспел. Вот, примерно так и выжил. Этим нелюдям товар здоровый нужен был, поэтому, меня не трогали. – Голос Станислава Францевича заметно дрогнул. – Однако не всех удалось спасти, не всем помочь, я считаю это своей виной….

-Не говорите так, Профессор. – Николай ободряюще похлопал старичка по плечу. – Вы сделали всё, что смогли.

-Может и так, может и так, а может, и нет…, кто знает – Глаза Профессора повлажнели, и он быстрым, суетливым движением сдёрнув очки, размазал проступившие слёзы по морщинистому лицу.

Отряд хмуро молчал. Все смотрели на старичка, сочувствуя ему, но слов, нужных сейчас не находил, ни кто. Тягостная пауза затягивалась.

Один Ским скептически поглядывал на профессора, гадая, когда же Джокул затянет свою песню о спиртном, ведь перед ними стоял, считай настоящий доктор. А Санёк, в этом Ским мог побиться об заклад с кем угодно, медицину ассоциировал не иначе как со спиртом и не с чем иным.

-Да ладно вам, Док! – Наконец разрядил молчание Джокул. – Вы просто молодчага! Не растерялись, лекарства вон всякие навыдумывали. Я бы в жизни до такого не додумался.

-Естественно, Саша. – Просиял Станислав Францевич, поднимая голову и заразительно улыбаясь. По его лицу поползли весёлые лучики морщин, продолжая улыбку. – Вы же у нас по несколько, э-э-э, другому профилю.

-Это да! – Санёк выпрямил спину, довольно скалясь, и легонько похлопал себя по груди.

-Ладно, молодые люди, как говорят, в сторону печали. – Уже жизнерадостным тоном продолжал старичок. – Всё-таки, кое какая медподготовка у меня была, да к тому же наука современности развивалась гигантскими скачками. Я вот, тут…., ещё до всего, один весьма любопытный приборчик изобрёл, жаль, запатентовать не довелось. – Профессор стал рыться в своей сумке, извлекая на свет пластмассовую коробочку, тёмного цвета, размером с пачку сигарет – Вот! – Он продемонстрировал устройство с несколькими кнопками, нажав на одну из которых прибор весело заморгал зелёными огоньками. – Это сканер внутреннего состояния любого биологического объекта, ранее заложенного в программу устройства. – Старичок шагнул к Николаю. – Вы позволите?

-С удовольствием Профессор! – Командир был рад помочь старику.

-Снимите бронежилет, пожалуйста.

-Не вопрос Док! – Николай привычными движениями скидывал снаряжение.

-Теперь стойте ровно. – Профессор направил прибор на командира и заскользил им вдоль его тела. – Так, так, так…. – Задумчиво бормотал старичок, внимательно вглядываясь в маленький экран устройства. – Хорошо, замечательно, просто великолепно! – Станислав Францевич поднял взгляд на Николая. – Просто потрясающие показатели, юноша. – Он чуть смутился. – Вы уж простите меня старика, что я так фамильярно, все вы для меня как дети.

-Нормально, Док! – Командир вновь напяливал броник. – Так вы говорите, всё хорошо?

-Именно! Не просто хорошо, совершенно! – Сиял Профессор. – За исключением нескольких быстро заживающих гематом, показания идеальны. Феноменальные результаты, Николай! Блестящее здоровье!

-И я Док! И меня! – Джокул мгновенно оказался рядом, снимая свою разгрузку. – Мне бывает, такое снится!

-Хорошо, хорошо! А давайте ка я всех вас просканирую, что бы вы были уверенны.

-Меня не надо – Насупился Ским, — Обойдусь.

-Ты чего? – Не понял командир. – Полезно же, а вдруг болячка какая?

-Конечно, молодой человек, это даже не укол, никакой боли не….

-Обойдусь – Твёрдо ворчал человечек.

-Ну ты даёшь Ским! Какого хрена? – Джокул стоял уже полностью готовый к осмотру.

-Сказал же – обойдусь! Или не слышали!?

Начинающуюся перепалку прервал нарастающий шум, исходящий из толпы женщин.

-Блин! – Командир хлопнул себя ладонью по лбу. – Забыли совсем…. Извините Док, у нас дела ещё не решённые остались, мы сейчас быстренько, потом продолжим.

-Понимаю. Дела военные. – Старичок спрятал прибор в сумку и собрался уходить к женщинам.

-Постойте Профессор. – Немного стушевался Николай. — У нас ни каких секретов. Останьтесь!

-А я бы не стал доверять малознакомым. – Недобро заворчал Ским.

-Да прекрати ты! – Резко осадил человечка Николай. – Значит так. Слушаем сюда. Эксарт!

-Да! – Отозвался Бродяга.

-Дуй к Карлосу. Скажи ему, что он теперь командир поезда. Пускай принимает бразды правления и сам с бабами разбирается. И ещё, должничков же там, других только, полный вагон, пусть забирают, делают с ними что то, короче.

-Понял. – Уже на ходу отозвался Эксарт.

-Ским! – Командир повернулся к человечку. – Ну, хватит дуться уже. Надеюсь, насчёт управления поездом ты не пошутил?

Человечек угрюмо молчал, глядя на Николая.

-Понял, хорошо! Тогда давай, к тепловозам. – Командир придирчиво оглядел человечка. – Так, вижу рацию ещё, не посеял, хорошо. Разберись там, будешь готов, брякнешь.

-Мне нужен Эксарт, с артефактом. – Ским продолжал хмуриться, и голос его делался скрипучим. – Этот червяк покойный, говорил, что с ним поезд веселей едет, скорее всего, так и есть. Кто знает, сколько там топлива осталось.

-Я его пришлю. – Кивнул Николай. – Как только Карлосу передаст, что нужно к тебе подтянется. Действуй! Хоть не заблудишься? – В глазах у командира заплясали весёлые искорки.

-Идите вы на хрен! Сэр босс! – Не в силах сдержать улыбки, но всё ещё угрюмо бурчал Ским, неловко слезая с платформы.

Проводив человечка насмешливым взглядом, Николай только сейчас заметил нетерпеливо мнущегося рядом Джокула.

-Что ты Саня?

-Я чё думаю, шеф! Нам бы профессора, этого, Василича….

-Францевича. – Поправил командир.

-Какая хрен разница. – Равнодушно отмахнулся Джокул. – Нам бы его это…, ну с собой как-то взять.

-Сам голову ломаю Санёк. Биолог, профессор. Ценный кадр. А то Ловчий то наш дома, совсем с ног сбился бедняга. И не пользы ему не помощи.

-Ну так поговори с ним, потом.

-А чего тянуть! – Выдохнул командир, отыскивая взглядом учёного. – Станислав Францевич! Можно вас на пару слов?

-Бегу! Бегу! – Старичок суетливо засеменил в сторону КВАДовцев. – Фух, говорите Николай! Я вас внимательно слушаю.

-Тут такое дело Профессор. – Командир многозначительно кашлянул. – В общем, не буду ходить кругами, скажу прямо…. Как Вы смотрите на то, что бы присоединиться к нам в нашем путешествии домой. В смысле на базу КВАДа. Там у нас хорошо, безопасно. Поработали бы там. Оборудование имеется и помощник будет. Он, правда, не вашего ранга, но парень толковый, самоучка. Вся медицинская и исследовательская работа на нём. Ну так как?

-Ой! Родные мои…. – Расчувствовался учёный. – Я и сам не знал, как к вам с подобным предложением обратиться! А тут вы сами! Это просто удача!

-Ну вот и славно! – Просиял командир, поглядывая на довольно скалящегося Джокула.

-Но вы же видели Николай. – Глаза старичка под стёклами очков погрустнели. – Не всем из ваших, я по душе…. Опасаюсь, как бы не возникло лишних трений.

-Да бросьте Док! Какие трения. Ским, он…. Он короче из прошлого. Там одиночкой был. Мы можно сказать, его первая команда. Адаптация у него, короче. Понимаете?

-Нормально со Скимом, всё будет. – Вмешался Джокул. – Погудит чуть-чуть и остынет! Не переживайте, Францевич!

-Что ж, друзья мои! Тогда решено! — А кстати, мы хоть знаем, куда нам двигаться.

-Тут заминка, Док…. – Командир задумчиво уставился в пустыню. – Понятия не имеем. Думаю, сейчас до города доберёмся, о котором Помарин говорил, всё это хозяйство местным передадим. Ну а там…. Куда-то, да двинем!

-Вы знаете, молодые люди. – Рассеянно произнёс старичок. – А я, кажется, представляю, в какую нам сторону. – Он опустил взгляд, задумавшись. — Точно! – Громко выпалил Профессор, потрясая поднятой рукой. – Точно! Я знаю дорогу!

-Вы уверенны Док? – Почти прошептал командир, боясь спугнуть свалившуюся на них удачу.

-Несомненно!

-Ну, так это просто праздник, какой то! – Довольный Николай весело подмигнул Джокулу.

Бродяга догнал Скима, когда тот стоял рядом с тепловозами и зачарованно пялился на басовито гудящие локомотивы.

-Ну как? Порядок?

-Ага. – Так же зачарованно протянул человечек. – Пошли! – Он резво зашагал в сторону головного тепловоза, не обращая внимания на тяжесть сумки, нещадно колотившей его по спине.

Бродяга ели поспевал за человечком. И куда подевалась вся не ловкость и угловатость движений. Ским проворно взобрался в кабину, легко сбросил тяжёлую сумку на пол и лихо запрыгнул на место машиниста. Тихонько прикрыв за собой дверь, к нему приблизился Бродяга, овальными глазами наблюдая на массу не понятных рычагов, рычажков, тумблеров и кнопок.

-А ты хоть понимаешь? – Сомнительно поинтересовался Эксарт, глядя на блестящие глаза Скима.

-Да так. На картинке видал, когда то. – Озорным тоном произнёс человечек. – Ты давай, Брат, ложи свою фиговину, где она там валялась. И приступим!

Бродяга шагнул в машинное отделение и бережно водрузил артефакт на место. Вернувшись обратно, он застал Ским за разглядыванием приборов управления и бормочущего не знакомые слова.

-Так…. Ага! Белорусский метод, система многих единиц…. Старо как я…. Так…. Это у нас контроллер…. Это тормоза…. Реверс…. Вентиляторы… Генераторы…. Так…. Топливо, топливо, топливо …. Где же ты у нас…. В-о-о-т оно. С топливом порядок. Можем ехать! – Уверенно изрёк Ским, берясь за рацию и весело глядя на слегка обалдевшего Эксарта.

-Командир! Ответь Скиму! – Заговорил человечек, нажав кнопку вызова.

-Слушаю тебя! Как там у вас?

-Нормально Коля! Можем ехать.

-Подожди! Сейчас Карлоса найду. Тут суета такая началась. Как бы кто не остался.

-Ждём!

Спустя короткий промежуток времени, рация вновь заговорила.

-Ским!

-Внимательно, командир!

-Поехали! Ни пуха!

-К чёрту! – Крикнул Ским, откладывая рацию.

Бродяга с нескрываемым интересом наблюдал за происходящим. Двигатели тепловоза изменили тон. Поезд, коротко дёрнувшись, плавно покатил по рельсам, постепенно добавляя скорости.

-Охренеть! – Выдохнул Бродяга. – А поддать можно, чтобы с ветерком, а?

-Не Брат. – Ским не отрывал глаз от дороги. – Это же тебе не автомобиль. Тут и так не понятно, как мы такую дуру тянем. Видать, всё таки арт помогает. Да и играет он, состав в смысле. Растягивается, сжимается. Резче дёрнешь, чем надо, порвём как нитку, а это остановка, ну и так далее.

В это же время, бывший штаб Помарина и его приспешников гудел началом разгорающегося праздника. Пленников заперли. Карлос сказал, что утром с ними разберётся, девушки, женщины, остепенились, превратив в кровавый хлам ещё парочку, особо злостных должников. КВАДовцев с профессором усадили на почётные места. Как по волшебству появились еда и спиртное. А вокруг, подобно стаям пестрых бабочек над роскошной клумбой, легко порхали Чекиты, Кончиты, Хуаниты и Эсмиральды, на глазах сбрасывая с себя тяжесть многолетнего рабства. Сверкая чёрными, как сама ночь глазами, танцуя и веселясь. Рядом с Джокулом угнездилась тройка особо темпераментных фурий и принялась яростно обихаживать его, щедро осыпая, особо не возражающего Саньку, томными взглядами, откровенными жестами, дразня, через-чур открытыми частями тела. Стоило Джокулу протянуть руку, как в ней тут же оказывалась наполненная текилой чаша или же, в его мозолистой ладони, оказывалась, чья то упругая грудь. Стоило ему открыть рот и заботливые пальчики тут же отправляли туда, кусочек какого ни будь яства, или же, рот Джокула бесцеремонно затыкался раскалённым поцелуем.

Командир не хотел душещипательных расставаний, которые должны наступить совсем скоро, поэтому изо всех сил старался не обращать внимания на нарастающее цунами любви. Не хотел сам и пытался запретить Джокулу, но тот лишь в притворной беспомощности разводил руками. Николай почти наяву слышал Сашкин голос: «А чё я шеф, я ни чё!». Один Боярд походил на непроницаемый памятник. Степенно приняв пищу, он молча вышел на воздух.

Командир продолжал сопротивляться стихии страсти, корча страшные глаза Джокулу. Однако Николай был мужчиной, а ни какого здравомыслящего мужчину, происходящее действо не могло оставить равнодушным.

Стены вагона задрожали в разгорячённом мареве, насквозь пропитанного эротикой воздуха. Командир ошалело таращил глаза, понимая, что пропадает в сексуальной буре, не в силах противиться первичному инстинкту. Голова кружилась, он уже сам, добровольно отпихнул от себя спасательные средства, намереваясь утонуть в томном океане.

-Командир! Ответь Скиму! – Рация заговорила как из другого, совсем не здешнего мира. Но Николай ухватился за знакомый голос как утопающий за соломинку.

-Да Ским! Что у вас!? – Командир вскочил на ноги, мощным рывком выдёргивая себя из всепожирающей магии чёрных глаз.

-Коля, станция впереди! Большая! Похоже, тот город, о котором говорили. Спроси там пилота, где тормознуть?

-Жди! Профессор! – Николай излишне резко окрикнул учёного, показывая всем и в первую очередь, неугомонным женщинам, какие серьёзные у них дела. – Спросите-ка у Карлоса, где нам остановить поезд, город впереди нарисовался.

Станислав Францевич бегло закивал, обращаясь к пилоту. Тот вскочил, что-то сказал профессору и пулей выскочил из вагона.

Старичок развернулся к командиру.

-Он скажет.

После остановки, Ским с Эксартом присоединились к веселью, перешедшему в банальную пьянку. Им удалось показать высокую мораль, за исключением, пропавшего куда-то, Джокула.

Утро. На удивление утро выдалось не «хмурым», как оно обычно бывает. Скорее всего, сказалось качество напитков, ведь «царская свита» не пила всякую гадость.

Ским стоял нахлобученный для симметрии ещё одной здоровенной сумкой, только уже с боеприпасами. Он сердито поглядывал на широко улыбающегося профессора. Эксарт веселился, поглядывая на них обоих. Боярд, традиционно являл сосредоточенное изваяние с оружием в руках, повёрнутое лицом к захваченному лесом городу, с неестественно зеленеющими кварталами. Николай нервно прохаживался рядом, постепенно закипая, в ожидании Джокула, который так и не явил свой лик, не смотря на сигнал к выходу.

На станционный перрон высыпали женщины, не громко переговариваясь, они с грустью смотрели на готовый тронуться в путь отряд.

Наконец, эта разбитная скотина показалась из дверей купе. На плечах у него висели давешние, громко рыдающие красавицы.

Санёк молодцевато подпрыгнул, стряхивая с себя девушек, как спелые абрикосы. Соскочил на перрон, повернулся к безутешным Хуанитам и громко пропел

-Солдат вернётся, ты только жди! ГЫ-ГЫ!

Подбежав к ожидающему его отряду, Джокул простодушно спросил.

-Ну и куле? Пошли что ли!?

Комментарии