Ну, спасибо за инфу. Вроде все, мы потопаем.

Кремень протянул руку :

-Тоди, вдалого полювання, квадраты !

-Взаимно!

Обменявшись крепким рукопожатием, Дмитрий подал команду и бойцы начали собираться. Зайдя за горку собрали свой не хитрый скарб, и после не продолжительного перекура привычно и размерено небольшая группа продолжила свой путь. Макс только начал привыкать к темпу как впереди идущий остановил всех и подал команду повернуться к нему. Макс опять был озадачен, как это, кто тут все же главный? Амурский цепким взглядом осматривал бойцов и заставлял по очереди тех, то подпрыгнуть, то присесть. Дошла очередь и до того, кого Макс считал главным в этой команде, но и Дмитрий молча выполнял все команды что подавал Амурский.

Очередь осмотра дошла и до Макса. Александр попросил его подпрыгнуть и тут же велел обернуться и начал что-то делать с его мешком. Через минуту под руками показались два конца веревки с фразой: «Держи, обернись». Макс хотел задать очередной вопрос, но не успел, завязывающий веревки Амурский пробурчал: «Мне нужно слышать лес, а не твой ерзающий мешок». Закончив с веревкой Амурский ухватился за нож и стал его мотать в разные стороны. Не долго думая вставил конец ножен под ремень попросил присесть: «Мешает? Вытащишь когда из леса выйдем. Так, парни, ветки не ломаем, Вадя — второй. Макс — третий, все, топаем».

Громада леса с каждым шагом становилась все больше и больше. Последняя прогулка по лесу для Макса была не из приятных. Вернув долг очередному должнику выбираться пришлось долго, мелкие зверушки так и норовили отгрызть от него кусок мяса. Повезло что на дворе в тот день было солнце, изредка пробивающееся сквозь листву и указывая путь из тех дебрей. Хотелось попросить пойти в обход, но остальные молча шли за этим лесником. Ну, что ж, все так все.

Лес встретил прохладой и свежестью воздуха. По началу аж голова начала кружиться, но пара шагов и осознание подстерегающей опасности быстро вернуло ясность. Шли не спеша, то и дело поворачивая в стороны огибая, на внешний вид спокойные, участки. После очередного поворота отряд не вернулся на прежний курс, а пошел вдоль и Макс это не только понимал, но и видел кое-где между деревьями просветы. Как не присматривался в сторону просветов, а увидеть хоть что-то опасное или подозрительное он не мог. Амурский только подал команду остановиться как все дружно выставили стволы в разные стороны:

-Тихо, тихо, все чисто, пока вы пальбу не открыли. Ягоды рвать только те, что сами отпадают. Перчатки снять, ветки не ломать. Только оторвите листик, я вам руки из плеч повыдергиваю!

Пройдя еще с десяток метров вышли к густому кустарнику малины густо укрытому красными ягодами величиною с грецкий орех. Звук шагов стих и на его место пришел другой, плямкание и чавкание сочных ягод. Амурский внимательно наблюдал за происходящим, и когда люди перестали рвать висящие рядом ягоды, пытаясь дотянуться до тех что были в глубине куста, коротко обронил: «Уходим». Никто не спорил, молча и не спеша потянулись к выходу. Из леса выскочили как пробка из бутылки и шагая под палящими лучами солнца. Максу захотелось вернуться назад, но что это случиться так скоро он не предполагал. Амурский обернувшись в очередной раз остановился:

-Дима, на фига ты за собой это полено тащишь?

-Там, впереди постройки, какими бы они не были — ломать не дам. Вот и будете это полено зубами грызть что б чайку заварить.

-Хрен с вами, Макс, кидай рюкзак тут, пошли со мной. Ты один ходить тихо умеешь,  а эти слоны нас тут подождут.

-Саня, а слоны очень тихо ходили, так в книжке было написано.

-Не слоны так бегемоты, пошли Макс.

Побродивши не много по лесу и натаскав к краю леса сушняка навязали пучков из дров. Пока делили кому первому, кому второму нести Скретчес молча взвалил одну из охапок на плечи и стремясь как можно скорее удалиться от леса медленно побрел вперед. Процесс деления ноши пошел быстрее и уже все шагали за Максом. Обогнав его Амурский занял свое привычное место впереди, как сзади долетел окрик комиссара:

-Саня, не спешим. Километров десять, пятнадцать строения, там заночуем. Утром увидим дальше.

Шли не спеша, да и разглядывать в чистом поле было нечего. Макс старался повернуть вязанку дров чтоб под ним спрятаться от солнца. При очередной попытке поправить ношу на плече по спине пробежала дрожь. Макс насторожился прислушиваясь к своим ощущениям и не ошибся, за ними наблюдал хищник, быстрый, опасный, маневренный, но все же уязвимый. Он уже встречался с этими бестиями. Решение было одно и Макс начал действовать. Скинул с плеча вязку и не особо надеясь, не громко, но настойчиво бросил: «Стоп!». Он хотел просить, чтобы люди присели, но те уже стояли кто на колене, кто просто выставив оружие пытаясь найти источник угрозы  — «Парни, только не стреляйте, пожалуйста!» Макс снял рюкзак и автомат бросив их сверху своей вязки и медленно побрел в поле.

Давным давно один старик рассказывал о своей бурной молодости, как воевал в чужих землях. Пытался научить Макса военным премудростям, но кроме улыбки все эти повести ничего у него не вызывали. Но прошли годы принесшие много бед, все рассказы начали всплывать в памяти. Вот и сейчас пришла на помощь дедова метода осмотра местности. Глядя прямо на объект можно не заметить его движение, но стоит приподнять глаза над ним и периферийное зрение начинает улавливать все изменения на местности. Макс медленно шел вперед обнажив клинки и внимательно смотрел на просторы слегка колышащейся травы изредка приподнимая взгляд над горизонтом. Вот место где не вся трава колышется в такт с ветром. Так и есть, вот место где ждет зверь и Макс пошел на него увереннее.

Зверь не заставил себя долго ждать и выскочив из травы набирая скорость бросился в атаку, но добычей суждено было стать именно зверю. Макс ждал последнего прыжка наблюдая как в замедленном кино плавные прыжки, секунды растягивающиеся в минуты. Зверь прыгнул, делая шаг вперед и подседая под летящего зверя Макс взмахнул руками и покатился по траве. Зверь рухнул и уже ни куда не стремился. Макс быстро подошел и вынул из поверженного зверя клинок и только теперь заметил точащую из травы метрах в десяти от него, с выставленным стволом голову Амурского .

-Уходим, у нас минут десять, не больше. Добавил ответ на немой вопрос Макса. Быстро подбежав к остальным одним движением закинул рюкзак за спину и подхватив автомат обратился к комиссару:

-Дима, веди людей куда вел. Парни, возьмите мои дрова, потом догоню заберу. Мы с Сашкой поплетемся позади вас. У нас фора минут пять, все поясню потом.

Дмитрий быстро взвалил на плечи вязку и пошел вперед, все остальные поступили также. Ставши в конце строя Макс и Амурский постепенно отставали от остальных внимательно наблюдая за местностью позади. В момент очередной остановки и осмотра пространства Макс бросил Амурскому:

— Может быть три или четыре таких же кошки, не больше.

Спустя полчаса хода Макс уверенно догнал Дмитрия и попытался забрать хворост:

-Нет уж, несу я, а ты в наказание вещаешь, да погромче, чтоб все слышали, что это было и все что не было по этому поводу.

Макс задумался, ведь его тоже когда-то просветили случайные встречные охотники, так зачем из этого делать тайну?

-Хорошо, слушай…

-Слу — шай -те , всем, Макс, всем!

Скретчес пристально посмотрел в глаза шагающего рядом Дмитрия.

-Я кричать не буду, если кто не услышит, тому повторю еще раз. Приняв молчание как знак согласия начал свой рассказ.

-Это была кошка, или кот, некогда было под хвост заглядывать. Обычный домашний кот которого мы помним с детства, но после катастрофы они вымахали по пояс человеку, но очень сильно пострадала их реакция. Раз завалил такую и хотел мясом разжиться, но прибежало пара охотников сказав что сейчас на выстрел еще с пяток прибежит, не больше. Дождались, перестреляли, за помощь охотники мне отвалили жратвы сказав что жрать их нельзя — ядовиты. Сами нарезали передних лап и ушли. Вот и все. Потом еще пяток раз встречался с такими группками, понаблюдал за поведением.

-Тю- всего пять штук, да надо было их всех перебить.

-Костя? -повернувшись к говорившему спросил Макс и получив утвердительный кивок головы продолжил — А зачем? Жрать их нельзя, зачем охотникам лапы были нужны я не знаю. Когда остальные прибегут к трупу и в зоне видимости никого не будет, то они просто съедят сородича погибшего и на этом все закончиться.

-Как зачем? Чтоб больше ни на кого не нападали.

-Всех способных нападать на человека не перебьешь, пуль не хватит. Да к тому же, убив эту стаю ты освободишь территорию для другого зверя и в следующий раз на этом месте ты не сможешь пройти, так что пускай живут.

Спорить с этим никто не стал и дальше шли молча. Каждый думал о своем, но при этом не забывали посматривать по сторонам. Амурский, заняв привычное место в авангарде, вел группу размеренным шагом к цели пока наметанный глаз не увидел блики вдали:

-Да что за хрень такая? Какого черта оно моргает? — Вынув бинокль припал к окулярам — Охренеть, братцы, да это же купол церковный !

-Тебя что глючит, откуда тут церковь?

-А я откуда знаю, но то что это купол к бабке не ходи.

Еще приблизившись группа залегла, отправив пару бойцов в разведку стали ждать. Все было спокойно. Церковь предстала перед ними во всем своем величии и красе. Пять куполов покрытые золотом поблескивали на солнце. Чуть в стороне стояла колокольня на которой виднелись колокола. Позади церкви стояло несколько амбаров разной величины и формы. Открыв скрипучую дверь церкви люди вошли. Многолетний слой пыли поднимался под ногами, но этого люди не замечали рассматривая стены увешанные иконами, расписные колонны и потолок. Кто-то чихнул и многоголосое эхо отразилось от стен.

— Дима, смотри, тут какая-то книжка. Я беру ее себе, на базу вернемся, почитаю.

-Никто и ничего не берет! Смотреть можно, руками трогать тоже можно, но бережно. Брать — нельзя, мы не воры!

-Да какие воры? У кого мы воруем? Здесь сто лет никого не было! Глянь какая пылище лежит.

-Я против, хочешь читать -читай тут.

Спорить с комиссаром никто не стал и все разбрелись осматривать местность. В одной из построек за церковью решили остановиться на ночлег. Из церкви принесли серебряный чан с подставкой, чтобы в нем сварить что-то, что напомнило бы желудкам о первом блюде. Все уже было готово как в амбар влетел запыхавшийся РедМилер:

— Мужики, я там, это, это , нашел! — Жестикулируя руками начал показывать не понятные фигуры ставя их на землю — Там, там, мать его, забыл как называется, ну, там внутри вода!

-Ведро?

-Ведро тоже есть, оно сверху этого стоит.

-Колодец?

-Да!

Народ повскакивал, но окрик комиссара всех остановил:

-Стоять! Ты и ты — собрать весь провиант и разделить на две части. Ты и ты — на охране. Остальные свободны.

Все дружно пошли смотреть на колодец подшучивая над Милером:

-Красный, ты чего там лазил? Небось опять видосы снимал?

С шутками и прибаутками спустились под горку на которой стояла церковь. Сруб колодца был старым, но выглядел добротно. Ведро на срубе полностью проржавело и прикосновение к нему развеяло в прах и ведро и пристегнутую к нему цепь.

-Если весь колодец из бревен до дна, то внизу в воде одна гниль да труха.

— Э нет, Дима, верх сделан из дуба, зуб даю, а низ из лиственницы, а лиственница в воде не гниет. — С этими словами Амурский вынул из кармана моток бечевки и привязав к ней флягу начал опускать ее в колодец. Но сколько не бросали флягу в воду, мотали из стороны в сторону, таскали по воде, та упорно не хотела нырять и набирать в себя воду. Матерясь Амурский побежал на гору и через пять минут уже шел назад толкая впереди себя Вадю. Народ повеселел:

-Сейчас Тайга Вадю вместо грузила к фляге привяжет. О, о, уже привязал, на Ваде моток веревки. Но все оказалось наоборот. Подойдя к колодцу и пнув его ногой, Вадя бросил от колодца веревку хитрым образом запущенную через плечи, а в колодец, вопреки всем ожиданиям, полез Амурский.  Веревка ослабла и Вадя рывком нагнулся над колодцем:

-Ты че, на дно стал?

-Нет, о сруб разперся. Давайте фляги спускайте на бечевке, я их понабираю.

Дмитрий быстро отправил на верх пару бойцов помоложе, велев собрать все фляги, те, что с водой, осушить. Через небольшой отрезок времени все наслаждались прохладной водой, кроме Амурского дрожащего как осенний лист на ветру. Вернувшись с водой в амбар началась подготовка к трапезе, как вдруг, зазвонил колокол, комиссар вскочил со своего места, осмотрелся:

-Сука, поубиваю на хрен! Вадя, за мной!

Вадя ухватил короля и выбегая из амбара чуть не сбил стоящего с открытым ртом Дмитрия. В пяти метрах от них стояли оба бойца что были на охране. Колокол стих. Повернувшийся Асет все еще не понимая что произошло начал оправдываться расставив руки:

-Это не я, я только смотрел.

Найомник выбросил камень точь-в-точь повторил слова Асета добавив:

-Я только собирался кинуть туда камень, как он сам забомкал.

И в этот же момент колокола заиграли по новой, но в этот раз звучала мелодия, до боли знакомая. Как вдруг, позади Дмитрия кто-то тихо запел:

-Вечерний звон, бом, бом, вечерний звон, бом, бом, как много дум, бом….

Дмитрий оглянулся вокруг, все были на месте. Кто пытался подпевать, кто просто стоял открыв рот глядя на колокольню. Как такое может быть? Все было осмотрено основательно, людей тут не было много лет, да и следов зверей тоже не нашлось и подтверждением тому были проросшие мешки с зерно в одном из амбаров. Колокольный перезвон тем временем стих оставив гул в ушах. Из раздумий комиссара вывел подошедший Кроманьонец:

-Дим, давай мы с Амуром снаружи покрутимся, а молодежь вокруг костра посидит пока жратва готовится.

Комиссар в знак согласия кивнул головой и пошел во внутрь.

Походный супец-баландец был готов и уже начали поступать первые отзывы о его качестве, как вдруг опять над ухом Дмитрия заговорил Кроманьонец:

-Дима, мы тут с Ам… ээээ — Ден сделал паузу покосившись на Скретчеса — с Саней залезли на колокольню — Дмитрий резко повернулся к говорившему, да и остальные разговоры у костра стихли — не, мы ничего не ломали, перебросили веревку через колокольню. Сначала я помог Сане туда залезть, а потом он затащил меня туда. Пока я карабкался по стене, заметил интересную штуку, стены выше второго этажа отделаны солнечными батареями, да так плотно подогнанными между собой, что с земли и не видно. К тому же покрыто это все дело толстенными гнутыми под рельеф постройки стеклами. Пуля, скорее всего возьмет такое покрытие, а вот град, даже каменный, вряд ли. К колокольным языкам прикреплены веревки, причем строго синтетика, они и сотню лет не прогниют. Вторые концы к соленоидам вмонтированным в пол. Все сделано добротно, проводка тоже в стены, где в пол вмурована. Больше рассмотреть не получилось, начало темнеть, а ночники включать не охота, но я и так могу сказать, что где-то в подвале колокольни стоят накопители и автомат что управляет работой соленоидов, вот по времени и сработала система. Один только колокол не подключен к этому делу — набатный, веревка от него идет до самой земли внутри здания.

-А что с дверями?

-Ну, снаружи обшарпанное дерево, ногой можно вынести, а внутри броня. И скорее всего тоже замок электрический, на двери изнутри есть кабельный шлейф. Мы сначала с Сашкой хотели их открыть, но не стали, потом закрыть наверно не получится. Больше в колокольне нет ничего интересного.

Тут в амбар забежал Кастян:

-Мужики, там в церкви все иконы загорелись, ну почти все! Дмитрий лениво повернулся ко входу:

-Ну, и кто их поджег?

— Никто, я там книжку читал, а они все бац, и загорелись. Стало красивее чем днем.

-Может не загорелись, а засветились?

-Ну да, да какая разница?

Дмитрий тяжело вздохнул: — Как оно мне все осточертело! Как не тайна загадочная, так загадка тайная, хоть с базы не выходи. И за что мне все это? — Назначив смены на ночь  и посоветовав всем ложиться спать, сноровисто проверил оружие и боеприпасы, достал из рюкзака прибор ночного видения, пошел на улицу.

Ночь навалилась уж очень быстро, то ли солнце быстрее начало двигаться по своей орбите, то ли погруженный в свои мысли он не заметил наступления сумерек. Блеск пылающего огня завораживал и успокаивал, но в тоже время нагонял тяжкие воспоминания о прошлом. Взглянув в очередной раз в зажатую в руках чашку с чаем Макс не произвольно начал озвучивать мысль пришедшую в голову:

— Истинная тайна осознания переполняет нас. Эта тайна сочится сквозь все наши поры, мы буквально насквозь пропитаны тьмой и чем-то еще — невыразимым и необъяснимым. И относиться к самому себе по-иному — безумие. Поэтому не следует стараться закрывать глаза на тайну внутри себя, пытаясь втиснуть ее в рамки здравого смысла или чувствуя к себе жалость.

Сидящий рядом Вадя, не отрывая глаз от огня , как-то с ленью в голосе продолжил мысль Макса:

— Постичь тайну внутри себя способен только воин, и постигнув ее он начинает тянуться за тайнами вне внутреннего мира. И если я не ошибаюсь, то именно ты Макс и есть воин.

-Нет, я не воин, я путник идущий к своей цели.

-Ты так считаешь? Ну что ж, давай попробуем разобраться в ситуации. Однажды в твоей жизни ты умер, но волею судеб ты обманул тогда смерть и остался среди живых, но ты понял что ты — смертное существо. Я прав ? Только честно скажи, не мне, а самому себе, я прав? — Макс не мигая смотрел на огонь. Взглянув в пустую кружку лишь кивнул в ответ. —  Уважай это обстоятельство со всей скромностью и смирением. Тут не о чем спорить, тут нет места сомнению и уверткам. Встань глубокой ночью перед зеркалом и посмотри в него, понаблюдай за существом, которое умрет. А затем, перед лицом твоей неминуемой смерти, громким и ясным голосом задай себе следующие вопросы: Что я делаю? Чему равна сумма всех моих действий? И ответивши самому себе ты поймешь кто ты, ты — воин. Но первый шаг, который нужно было сделать, чтобы разбудить эти силы и освободиться от чувства безысходности, состоит в том, чтобы окончательно отбросить ложный дуализм схемы «преступник- жертва» и убеждение, что мы — бедные, беспомощные создания, — и стать воином. Это даже не вопрос образования, знаний или умений, а просто — наше решение.

Осознав собственную недолговечность, мы понимаем, что не имеем абсолютно никакой гарантии пережить настоящее мгновение, подходит для того, чтобы привести нас в состояние трезвости, в котором от нас отлетают все суетные мысли и обыденные заботы. Ведь что стоят большинство наших мелких проблем перед лицом неминуемой смерти? Философы называют этот маневр использовать смерть в качестве советчика, потому что при осознании собственной смертности намного легче принимать решения — совершенно не имеет значения, идет ли речь о том, чтобы пойти в деревню пешком, или о том, чтобы стать воином. Ведь в противоположность нормам повседневного мира такое состояние не видит разницы между важными и не слишком важными решениями. Просто существуют решения, и перед лицом неминуемой смерти их надо принимать одинаково основательно.

Сознание собственной смертности не только является состоянием, в котором воин принимает свои решения, но и всеобщим духом его жизни. Все его действия не только направлены к благополучию, но всегда точны и целесообразны. Ведь он знает, что в свете его предстоящей кончины они должны быть окончательными и не требующими исправления. Он всегда делает лучшее, на что он способен, что также означает, что он не теряет свой юмор. Перед лицом смерти не имеет смысла отказываться от вещей и действий, которые доставляют человеку удовольствие — именно они часто выходят тогда на первый план, и человек начинает наслаждаться ими сознательно.

Воин должен сосредоточить внимание на связующем звене между ним и его смертью, отбросив сожаление, печаль и тревогу. Сосредоточить внимание на том факте, что у него нет времени. И действовать соответственно этому знанию. Каждое из его действий становится его последней битвой на земле. Только в этом случае каждый его поступок будет обладать силой. А иначе все, что человек делает в своей жизни, так и останется действиями глупца.

Обобщая все сказанное, можно отметить, что первый шаг на пути воина ведет к тому, что человек начинает жить более сознательно, потому что отныне он сам несет ответственность за собственное состояние и собственные действия и не перекладывает больше эту ответственность на других людей, неудачные обстоятельства или погоду, как это обычно бывает в повседневном мире. Воин не считает себя больше листком на ветру — он считает себя самостоятельным существом и отвечает за то, кем он является и что он делает, при этом оставаясь загадкой для остальных.

— И каким же тогда образом я вписываюсь в твою концепцию между воином и загадкой?

— Ну, это не моя концепция, я ее лишь озвучил применив ее к тебе. А все получается просто, вот смотри, если все, окружающее нас, является непостижимой тайной, мы должны пытаться раскрыть эту тайну, даже когда не надеемся добиться этого. Воин, зная о непостижимой тайне окружающего мира и о своем долге пытается раскрыть ее, занимает свое законное место среди тайн и сам себя рассматривает как одну из них. Вот ты и раскрываешь свои тайны возвращая долги. Для нас еще пару дней назад ты был тоже тайной, но это в прошлом. Но для жителей того поселка ты так и останешься тайной которая спасла их от уплаты продуктовой дани браткам. И не только они останутся в неведении, есть еще и «Болты» на земляк которых ты оставил след, да мало ли где еще тебя черти носили и при этом ты нигде не оставлял своей визитки, мол, типа это я тут пошарудил.

— Допустим. Но это всего лишь концепция, а как определить человека который подходит по параметрам, если можно так сказать, под это все?

— Есть четыре черты характера определяющие воина. Первый — безжалостность, но не жестокость. Второе —  ловкость, но не путать с коварством. Третий —  терпение, но не путать с безразличием. Четвертый — мягкость, но не путать с безволием. И это я все видел за тот короткий отрезок времени что ты с нами. Из этого вытекает линия поведения воина и она очень сильно подходит к тебе. Вот слушай, воин сам выбирает поле для битвы. Воин никогда не вступает в битву, не зная окружающей обстановки. Ты отбрасываешь всё лишнее и ничего не усложняешь. Ты нацелен на то, чтобы быть простым. Всю имеющуюся в твоем распоряжении сосредоточенность ты применяешь к решению вопроса о том, вступать или не вступать в битву, так как каждая битва является для тебя сражением за свою жизнь. Воин должен быть готовым и испытывать желание провести свою последнюю схватку здесь и сейчас. Однако ты не делаешь это беспорядочно. Ты расслабляешься, отходишь от себя, ничего не боишься. Только тогда силы, откроют воину дорогу и помогут тебе. Только тогда. Встречаясь с неожиданным и непонятным и не зная, что с этим делать, воин на какое-то время отступает, позволяя своим мыслям бродить бесцельно. Воин занимается чем-то другим. Тут годится все что угодно. Ты же не всегда вступаешь в бой не понимая что происходит вокруг?

И Вадя пристально посмотрел на Макса. Блики огня играли на лицах людей, отражались маленькими  вспышками в глазах. Сретчес молча наблюдал за Вадей сквозь слегка прищуренные глаза.

— Ты сжимаешь время, даже мгновения идут в счёт. В битве за собственную жизнь секунда — это вечность, которая может решить исход сражения. Ты нацелен на успех, поэтому ты экономишь время, не теряя ни мгновения. Ты никогда не выдвигаешь себя на первое место. Ты всегда выглядывает из-за сцены в ожидании момента. И когда приходит момент твоего выхода это всегда похоже на вспышку молнии, она вспыхнула и исчезла, и вверху ничего больше нет, но следы вспышки остаются на земле.

Макс повернулся к огню и обхватив ноги руками, задумался. А ведь не прост этот парень, ох не прост. С таким встретиться на узкой тропе можно и лечь запросто. Он не рылся в моих пожитках, он просто внимательно наблюдает за мной. Все время рядом, все время в шаге от меня.

— Допустим, меня ты убедил, хотя, многое не относится ко мне. А сам, то ты кто? Ты тоже не из робкого десятка. И судя по отметинам на броне частенько под дождем свинцовым гулял.

-Если ты меня причисляешь к касте воинов, то ты ошибаешься. Я не советуюсь со смертью, я стараюсь держаться от нее на почтительном расстоянии.

-А как же тайны внутри себя, что ты с ними делаешь?

-Устал я их разгадывать. Только одну одолеешь, как тут вторая нарисуется. Устал я эти матрешки открывать. Да, я принял решение, но оно не такое как у тебя. Я брел по жизни пока не встретил этих людей к которым причалил. И решил помочь этим парням освободив их от заботы смотреть за пацанвой взяв на себя эти хлопоты. Таким образом у них есть больше времени на разгадывание тайн что в мире накопилось.

-Ну, ты умеешь воевать?

-Уметь воевать и быть воином это разные вещи, но понимаешь в чем про….

 Тут в амбар вошел комиссар:

-Твою мать, какого хера никто не спит?

Первым отреагировал Найомник:

-Дима, не мешай, тут Вадя про воинов и тайны рассказывает.

-Чего? Вадя, а ну дыхни!

-Димон, ты чего? Какой дыхни? Мы уже неделю бредем, откуда взяться водке тут?

-Вадя, да ты трезвый еще опаснее чем выпивший. Я думал ты только под мухой философствуешь, а ты и трезвый людям спать не даешь. Ты как удав всех гипнотизируешь, вон, глянь, как сурки все сидят. — Дмитрий повысил голос прорычал — Ссппааать! Смена на выход.

У костра наступила тишина и через пять минут уже слышался храп. Макс улегся тоже и попытался осмыслить все сказанное этим великаном, но длинный день да какое-то спокойствие окружающее его пространства просто выключило сознание.

Светало. Бойцы мирно спали, а вокруг построек нарезал круги Найомник в поисках напарника. Опять тишину пустоши наполнил колокольный звон подняв всех на ноги. Но как только монотонные удары сменились новой, на этот раз не знакомой мелодией, многие вернули своим телам горизонтальное положение. Комиссар потянулся и начал вставать. Ночью пришла в голову мысль как заставить нырнуть флягу в воду без спуска человека в колодец. Взяв флягу и бечевку вышел на улицу и столкнулся нос к носу с крадущимся Найомником выставившим вперед оружие. Дмитрий инстинктивно хотел выхватить свое, но на плече его не оказалось, ствол спокойно лежал у вещмешка. Стараясь не поднимать шума тихо спросил у Кости:

-Что случилось?

Тот также тихо ответил:

-Миллера ищу, мы с ним поспорили что я его найду до восхода солнца.

Внимание Дмитрия привлекла струйка пыли посыпавшаяся с крыши. Делая шаги назад комиссар поднял голову рассматривая крышу. Рот от удивления начал сам собой открываться. На коньке крыши, в полной боевой экипировке, глядя на восток сидел РедМиллер.

-Ого, охренеть! Ты за каким хреном туда залез?

Костян, тоже подняв голову и увидев напарника весело загудел:

-Ааа, красный, я тя нашел, я выиграл!

-Фигушки, не ты меня нашел, а комиссар, так что я выиграл. Дима, сейчас солнце взойдет и я слезу.

-А мне по барабану, в следующий раз я прячусь.

Дмитрий хотел выругаться, но махнув рукой, вернулся за своим стволом и молча побрел к колодцу.

©©©

Стоя неподалеку от колодца Балу проверял снарягу подгоняя лямки вещмешка. Набрав воды и по ходу завинчивая пробку к нему подошел Макс Сретчес:

-Дима, а почему у вас не все имеют позывные? Вот у тебя нету, у Кости, Дена. Я понимаю Костя еще мал, но Ден давно уже не пацан.

-А какие ты слышал?

-Комиссар, красный киномеханик, тайга… Немного странные конечно позывные, но есть.

На лице Балу засияла легкая улыбка:

-Комиссар это не позывной, это его должность в нашем сообществе. Красный и киномеханик это не позывные, это скорее всего дразнилки также как и тайга, заслужили люди их своими повадками или кто-то с горяча ляпнул на него, а оно и прилипло.

-Так почему вы не используете свои ники для общения?

-Понимаешь, Макс, ты хороший парень, но ты для нас и опасен. Сегодня, может завтра мы выполним свое обещание и ты пойдешь своей дорогой унося наши позывные с собой. А через месяц мы опять встретимся, но уже по разные стороны барикады и прослушивая наши переговоры по радио ты будешь знать кто и куда идет, а нам бы этого хотелось избежать и остаться в живых. Вот по этому мы при посторонних и не пользуемся нашими позывными.

-Вадяделс, сто двадцать второй…

Улыбка слетела с лица Балу13

-Ну, Игорька , допустим ты мог вчера услышать когда моим ухом воспользовался, но вот второй позывной точно никто не называл.

-Нет, не называл, я видел как его писал на заборе… Беседу прервал подошедший комиссар:

-Макс, у меня к тебе просьба, пообещай что никогда и никому не расскажешь об этом — и Дмитрий указал на храм стоящий за его спиной — а то ведь понабегает суда уродов и все растащат к чертям собачим.

Макс молча кивнул головой и комиссар начал собирать людей для похода:

-Я надеюсь никто себе сувениров не натихарил? Узнаю, грабли поотрываю! Саня — первый, темп средний, курс знаешь. Все, братцы, потопали. Про то что видели тут все помалкиваем пока.

Амурский заняв привычное место в голове колоны бодро пошел вперед при этом что-то старательно пряча перед собой, наметанный глаз Макса это заметил. Но размеренный шаг и спокойствие в окружающем пространстве быстро заставило потерять интерес к этому моменту. Но через какое-то время Макс заметил что группа замедляет ход. Но почему-то чувства опасности не было. Как вдруг, резко обернувшийся Амурский что-то бросил и крикнул: «Лови». Впереди идущие парни посыпались как кегли и Макс увидел как на него летит не ясной формы объект. Уворачиваться было уже поздно, одна нога брошенная вперед еще не стала на землю, а вторая почти оторвалась от земли. Макс вытянул руки пытаясь поймать летящую вещь, но только пальцы коснулись предмета пришло осознание его не надежности и это что-то сразу лопнет если придавить. Понимая это Макс начал пытаться погасить скорость летящего предмета , но не успевал и начал уворачиваясь тянуть его вокруг себя. Сделав оборот вокруг своей оси, добавив предмету скорости отпустил в направлении Амурского. Саня, не ожидавший такого поворота, так и остался стоять на месте. Летящий шар ударившись о грудь лопнул с каким-то чавканием обдав Амурского странными тянущимися каплями разноцветной слизи. Макс кожей чувствовал как нарастает напряжение и потянулся к ножам в рукавах куртки.

Но спустя секунду пространство вокруг Макса наполнилось истерическим смехом. Почти все катались по земле побросав оружие заливаясь смехом. Мак оглянулся, на ногах стояло трое. Непонимающий что происходит Макс. Расставивший в разные стороны руки и склонившийся вперед Амурский со свисающими с лица струйками слизи. Согнувшийся  Вадя упершийся в землю прикладом сотрясаемый смехом. Остальные просто катались по земле. Макс тоже уже начал было улыбаться, но упавший на плече мешок картошки заставил согнуться. Это Вадя держал его за плечи, упираясь об него:

-Ну, Максимка, ну, порадовал, порадовал — выдавил из себя Вадя в интервалах между хохотом — ты меня просто спас, ха-ха-ха, ооох, обычно эта ерунда с меня капает. Ну хоть кто-то это шутника уделал.

Чуть в сторонке упершись коленями в землю и севши на свои же пятки , комиссар пытался вытереть выступающие слезы метализироваными перчатками. Снявши шипованые перчатки и бросивши их перед собой на оружие попытался стянуть улыбку с лица растирая ладонями весь фейс сразу.

-Тааак, отставить смех! Ха-ха-ха, ой щя лопну, фууух. Дайте воды этому шутнику чтоб умылся.

Но казалось Дмитрия никто не слышит, все продолжали не просто смеяться, а ухохатываться. Вадя доковыляв до Амурского вытащил флягу:

-Ну, юморист, дошутился?, — Вадя протянул руку начиная лить воду.

-Не я так народ поржет, погоди пока, пусть еще повесят сосульки.

-Харэ уже, давай умывайся, народ и так будет ржать при одном взгляде на твое лицо.

Амурский нарвал травы и обтерся основательно. Подставил руки и начал умываться.

Группа шла, изредка слышались шутки в адрес ведущего. После очередной шутки Амурский резко остановился и поднял руку, шутки стихли. Макс видел впереди полоску голой земли перекрывавший им путь. Подразделение без шума перестроилось из колоны в шеренгу, у каждого в руках была оптика. Первым ситуацию прояснил Кроманьонец:

-Суслик! Парни, да это же колония сусликов.

-Парни, что-то не так. После взрыва все животные изменились, а эти как были так и остались. Вот только такого сборища я не видел нигде. — Амурский замолчал.

-Что будем делать? Слушаю предложения.

-А давайте за ними бегать и ловить!

-А если они нас поймают?

-А нас за что ловить?

-Я….. -Ленивую беседу прервал комиссар:

-Парни, я серьезно, что будем делать? В обход не вариант, эта полоска тянется сколько глазу видно. Саня, что скажешь? — Амурский опустил бинокль:

-В лес бежать, если что не выход, хоть и не далеко. Наверно пробуем по тихому пройтись не потревожив эту мелочь.

 Подразделение приблизилось к границе где трава заканчивалась уступая место порытой норками земле.

Рубрики: Истории КВАДа

MrBubulyka

MrBubulyka

Вступить в клан просто, но вступив не забывайте, что не только Вы не должны ничего клану, но и клан ничего не должен Вам. Все строится на человеческих отношениях.


>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *