Сидя на песке рядом с платформой, Ским расчехлял машинку, при этом мелко подрагивая. Шутка ли, опять корчить из себя идиота, ну это ладно, хуже бывало, но корчить идиота, перед вооружёнными до зубов верзилами, которых не берут пули…. Тут всё зависело от быстроты действий товарищей. Он не однократно видел их в бою и хотел надеяться, что всё будет нормально. Однако одно дело надеяться, совсем другое, как оно пойдёт. Чтобы не думать о плохом, Ским сосредоточился на доставании машинки из сумки. Теперь эта бандура заметно полегчала. Причиной служили два амулета, лежащие у него в кармане. Эксарт пояснил природу их действия. Эти вещицы, скорее всего, являлись частью большого артефакта возникшего в гравитационной аномалии, или, как говорил Бродяга, при взрыве, возможно ядерном. Теперь эти, не большие, мерцающие кристаллы, обладали ярко выраженными антигравитационными свойствами. Понятно, почему пули не поражают того, кто их носит. Понятно-то понятно, вот только испытывать на себе, столь замечательное действие амулетов, Ским не хотел категорически, а отказаться, не позволяла совесть, что он за человек получался тогда? В натуре чмырь, как говорит Джокул. Ну уж нет. Он пройдёт испытание до конца. Хоть чем-то поможет новым друзьям.

С этими мыслями, человечек закончил с машинкой и пристроился рядом, поглядывая на суетящихся неподалёку, Боярда с Эксартом, устраивающих себе позицию за валуном, который так кстати оказался тут. Самое главное, чтобы прилетевший вертолёт приземлился между валуном и составом. На основе этого момента строился их план.

Прогремевшие выстрелы заставили человечка подпрыгнуть и остаться на ногах. Командир, пристреливал чужой пистолет, единственный, для которого остались боеприпасы. Этот ствол должен был поставить жирную точку в предстоящем захвате. Хотя, думал Ским, им и ножей достаточно, а Боярд, так тот и зубами загрызёт, наверное. Человечек перевёл взгляд на воина. План, план, а вдруг не по плану, всегда ведь не по плану…. Скима вновь пробил озноб, не смотря на жару. Он увидел, как воин, отряхнув руки, направился в его сторону.

— Что, небольшой мандраж? – Поинтересовался подошедший Боярд.

— Есть немного. – Бодро выпалил Ским, но судя по внешнему виду, и Боярд это понял сразу, степень мандража у человечка, была, мягко говоря, сильно занижена.

— Послушай Ским. – Заговорил воин. – В погожий день. – Он, подняв голову, прищурил глаза, затем опустил взгляд на человечка. – Много чего может закрыть солнце. Крона дерева, дым от пожара, дождевая туча или пыль, поднятая взрывом, пляжный зонт или закрывающийся люк. Что, по-твоему, общего в этих вещах и событиях?

— Ты же сам сказал. – Продолжал дрожать Ским. – Они закрывают солнце.

— Правильно. – Боярд кивнул. – Они дают тень. Ты просто в тени, понимаешь?

— Да пока не очень.

— Тень есть тень, и не важно, что её создаёт. Взрыв и зонт, разные вещи, но тень одна.

— Вообще-то, зонт, одно, а взрыв оно, как-то…. – Человечек нервно хохотнул.

— Тут уже включается твоё восприятие, но тень от этого не меняется. Ты можешь переживать, можешь не переживать. Что не минуемо, то произойдёт. Страх не важен. Абсолютно. Раз он не важен, значит лишний, то есть его можно бросить. – Боярд требовательно смотрел на Скима. – Выкинуть, как не нужный хлам. Будь просто в тени.

— Да, да, просто в тени. – Человечек быстро закивал головой, начиная соображать. – Просто тень. Да. Я понял. Спасибо Боярд.

Воин улыбнулся и легко хлопнул Скима по плечу.

— Удачи тебе.

— И тебе.

Развернувшись, Боярд не спеша пошёл к своей позиции.

— Просто тень. – Бормотал Ским, усаживаясь рядом с машинкой. – Легко сказать. – Но нервозность, тревожащая его, проходила, он поднял руку на уровень груди, с удивлением обнаруживая, что больше не дрожит. У него даже поднялось настроение. – Просто тень! – Уже весело повторил человечек.

— Тяпки шустрее передвигай! Таракан зачуханный! Эх! Как бы я тебе с удовольствием, юхло твоё жирное, подправил бы! – Голос приближающегося Джокула вернул Скима в действительность. Санька вёл громилу поменьше.

Согласно плану, после посадки вертолёта, находящиеся в нём бойцы и пилот должны были увидеть стучащего по пишущей машинке человечка и возвышающегося над ним, призывно машущего рукой, надсмотрщика. Картина, просто вопиющая своей нелепостью, по идее должна будет, несомненно, привлечь внимание прибывших. Остальное, как выразился командир, дело техники.

Громила поменьше трясся намного больше Скима, окаменевшими руками сжимая пулемёт без патронов. Он то и дело осатанело поглядывал на Джокула, который чувственно тыкал его ножом в разные участки тела. Иногда, Санёк хватал надсмотрщика за волосы и с неистовым взглядом, принимался водить клинком у того по горлу, что-то зловеще шепча ему на ухо. Тогда пленник на глазах уменьшался вдвое, являя собой слишком уж жалкое зрелище.

— Здоров братуха – как житуха! ГЫ-ГЫ! Я тебе волосню привёл, для концерта! – Джокул сильно стукнул громилу ногой в район коленного сустава, от чего тот с утробным стоном присел, мученически закатывая глаза. – Давай, говори гнида! Как мы с тобой учили!

— Я есть волостниа. – Простонал громила поменьше.

— Видал! – Джокул победоносно уставился на Скима. – Ты пока тут вошкался, бухла не находил? ГЫ!

— Нет, Саня, но если найду, всё твоё.

— Вот это по-братски! – Джокул ударил громилу кулаком по голове и яростно зашипел ему в ухо.- Слушай меня очень внимательно, ты, кусок блювоты! Если слушаешь, кивни!

— ЫХ-ЫХ-ЫХ! – Старательно и чрезвычайно быстро. Затряс головой громила поменьше.

— Вот мой друг! – Саня указал на человечка. – Если хоть одна пылинка упадёт с его плеча! Я тебя вот этим ножичком…. – Джокул глубоко вставил клинок в ноздрю надсмотрщика, медленно проворачивая. – Понял меня!?

— Ы-ГЫ-Ы-Ы-Ы! – Горестно завыл громила.

— Санёк, да хватит с него. – Ским с презрением смотрел на полностью деморализованного надсмотрщика. Он и не представлял, что человек может настолько расклеиться. Ничего удивительного, вся эта лихая свора, занималась только тем, что боролась и укрощала женщин, детей, да ещё до смерти забитых пленников, при этом пользуясь абсолютной безнаказанностью, плюс, неуязвимостью, которую предоставляли амулеты. Им, небось, и в кошмарах не виделось, что здесь появится столь весомая сила, могущая пошатнуть ихнее «праведное» житие. Но жизнь, есть жизнь, и законы бумеранга никто не отменял. За всё нужно платить. Теперь и к этой плесени постучались контролёры. Человечку было глубоко наплевать, на громилу и его самочувствие, он лишь беспокоился о предстоящем спектакле, где пленнику отводилась не маловажная роль.

— Упадёт ещё, когда не надо. – Продолжал Ским. – А он, должен выглядеть как огурец.

— Хорошо. – Не стал спорить Джокул. – Вставай! – Он рванул громилу вверх за воротник куртки. Тот с кряхтением поднялся. – Всё Ским, я погнал на место, давай, не пыли. ГЫ! — Саня с «нежностью» посмотрел на громилу поменьше. – А ты чмырюка, пулемёт держи покрепче, и нитками, чтобы бодро махал, когда вертушка прилетит. Вижу, понял урод. Учти, если что не так…. Джокул медленно занёс нож над головой. – Я тебя не сразу убью. – И подмигнув Скиму, потрусил к поезду.

Приближающийся шум винтов прекратил напряжённое ожидание. Человечек следил за подлетающим вертолётом. Машина выглядела старой. Он узнал модель. Когда-то, как теперь казалось, ещё в той, прошлой жизни, Ским интересуясь Вьетнамской войной, читал о таких, видел фильмы и фотографии. Надёжный аппарат. Две, открывающиеся в стороны двери, находящиеся с обеих сторон корпуса, пара сидушек, кабина пилотов, никаких изысков, чистый функционал.

Вертолёт на миг завис, вздымая тучи песка, и стал опускаться на задуманное отрядом пространство, не идеально, но всё же, там где нужно, между валуном и составом.

Заслоняясь рукой от беснующейся пыли, Ским про себя порадовался такому началу. Грохот винтов утих, в оседающем песке уже угадывалась открытая, боковая дверца машины и как предсказывал пленный громила, в салоне кроме пилота просматривалось два силуэта, таких же, здоровенных.

Опустив руки, человечек принялся интенсивно стучать по клавишам машинки, скосив глаза через плечо, он мельком взглянул на громилу поменьше, что заставило его крепко выругаться. Пленник был похож на зомби, прикованного, к какому-нибудь, неподвижному объекту. Безжизненно вытаращенные глаза, механическое махание рукой, застывший перекошенный рот. Нет, даже не на зомби, он был похож на труп, который поставили к стенке, чтобы не падал, а за руку привязали верёвку и кто-то, спрятавшись, дёргал за другой её конец.

— Бляха-муха! Так дело не пойдёт. – Прошептал Ским, коротко взглянув на вертолёт, ставший уже довольно хорошо видимым в почти осевшей туче пыли.

— Ети твою в тебедох! – Ругнулся человечек, не переставая сосредоточенно печатать. – Вот тебе и план!

Один из прилетевших надсмотрщиков, что-то крикнул и тоже замахал рукой, а второй, сидел за роторным пулемётом, установленным в салоне, и неотрывно следил за механически машущим пленником, причём стволы у пулемёта медленно вращались, что указывало на готовность открыть огонь мгновенно.

Ским с яростью толкнул локтем стоящего громилу по ноге.

— Не стой как болван, ответь ему…..

На секунду придя в себя, громила поменьше, что-то гаркнул в ответ, пустым оружием указывая на человечка. Вторая его рука продолжала шататься, как заведённая.

Один из прибывших, соскочил на землю, вскинул винтовку к плечу и направился к странной парочке, непрерывно шаря стволом по сторонам. Второй остался за «Миниганом».

Ским сжался в комок, застыв над машинкой. Секунды прервали свой галоп и неестественно поплыли, как облака в безветренный день.

Дальнейшие события мозг фиксировал отстранённо, как бы со стороны.

Кратко пискнувший и тут же захлебнувшийся звук минигана. Верзила, неуклюже поворачивающий свою бычью шею, открывая видимость на отскакивающего в сторону Боярда с ножом в руке. Громом прогремевшие два пистолетных выстрела. Тяжело падающего на колени надсмотрщика, всё так же, с развёрнутой к вертолёту головой и смотрящим вперёд стволом винтовки. Кровь на песке, много крови….

Моментально оценив обстановку, Боярд, подав знак Эксарту, рванул к пулемётчику. Бродяга, юркнул в кабину, медленно опустил занесённый клинок, увидев на руке перепуганного пилота, тускло мерцающий браслет и знакомый тросик, которым тот был прикован к рычагу управления.

Влетев в салон, Боярд с силой погрузил нож в область шейных позвонков, надсмотрщика сидящего за пулемётом, но умирая, тот успел импульсно выжать спуск. Миниган, взвизгнув на высокой ноте, замолчал. А Воин уже летел к поворачивающемуся на звук верзиле, молниеносно срезая его амулет и подавая сигнал командиру. Пистолет, как и задумывалось, поставил точку.

Тяжело вздохнув, Ским не уверенно поднимался на ноги. Из ниоткуда появившийся Джокул, на бегу подобрал упавшую винтовку. Быстро ткнув стволом, в продолжающего махать поднятой рукой, громилу поменьше, поинтересовался, не забыв придать своему лицу кровожадное выражение.

— Ну как? Гнида наша, подопечная, справилась?

— Более, менее. – Судорожно улыбнулся Ским.

— Нормально. – Процедил Джокул, беря на прицел кабину вертолёта. Высунувшийся в дверцу Эксарт, взмахнул рукой, давая отбой тревоге. Двигатель вертушки резко сбавил обороты, замолкая и погружая этот кусок пустыни в тишину.

Спустя некоторое время, отряд, в составе уже шести человек, включая освобождённого пилота, вёл беседу, строя планы на будущее. Громила поменьше топтался рядом, всё ещё махая поднятой рукой. На него никто не обращал внимания, он свою задачу выполнил, а бежать тут было не куда.

Бывший пленник возбуждённо говорил, иногда переходя на крик, подпрыгивал и оживлённо жестикулировал.

— Требует дать ему оружие. – Перевёл Эксарт. – Хочет с нами пойти, отомстить ублюдкам. У него жена и дочь в тех вагонах…. Говорит, знает там всё, покажет, где что.

Командир сочувственно посмотрел на пилота и хмуро кивнул.

— Спроси его, знает ли он как нам домой попасть.

Бродяга заговорил, растолковывая лётчику всю сложность ситуации. Пилот слушал, делал удивлённые глаза, качал головой, потом ответил. В его незнакомой речи ясно прозвучало слово «Сурвариум». Все как по команде уставились на него.

— Говорит, это и есть сурвариум, по крайней мере, его окраины. Ну, насколько я понял, конечно. Как нам помочь, он не знает. Но, говорит, Помарин должен знать. – Бродяга взглянул на бывшего пленника, при упоминании этого имени, пилот гневно сжал челюсти. – Досталось видать ему, как и всем тут…. – Тихо закончил Эксарт. — А! И ещё, пилота зовут Карлос. – Добавил Бродяга.

Освобождённый человек, принялся горячо пожимать руку, каждому по очереди, постоянно повторяя слова благодарности, эта его речь не требовала перевода. Все и так было понятно.

— Опять задачи, чем дальше, тем веселее. – Произнёс командир, прерывая всплеск чувств пилота. – Там же целая бригада таких солдатиков. – Он кивнул в сторону громилы поменьше, топчущегося на месте и махающего рукой. – Можем не успеть сработать так, как с этими двумя. Надо что-то похитрее и по мощнее изобретать.

Согласно покачав головой, Эксарт обратился к пилоту. Добрых пять минут между ними велась непонятная другим дискуссия.

— Дело такое. – Начал Бродяга, договорив с Карлосом. – Всё благородное воинство, в данный момент, придаётся пьянству и разврату, короче праздник у них, по причине доблестного отбития крупной атаки….

— Он говорит пьянства! – Джокул выскочил перед Эксартом, как чёртик из коробочки. – Где, пьянство!? – Санька вертел головой. – Какого мы ещё здесь тогда, гробаки жуём, там же нагреется….

— Джокул!!! – Окрик командира заставил Саню замолчать. – Продолжай Эксарт, время теряем, этих гавриков скоро хватятся, если уже не хватились.

— Это и правда была крупная атака. – Вновь заговорил Бродяга. – Редкая, ну не важно…. В общем, пилот знает, где вагоны с оружием, предлагает сразу приодеться, оно там, рядом оказывается всё, с той платформой, куда вертушку сажают, а после, нанести визит вежливости местной элите. Всё гладко. – Эксарт бросил быстрый взгляд на Карлоса. – За исключением одного момента. Помарин, с его артефактом — главная сложность. Он по-настоящему неуязвим. Сейчас покинул локомотив и присоединился к гуляющим.

— Понятно. – Командир тяжело вздохнул. – И где эту хреновину искать…. Сам хозяин, я думаю, не скажет, да мы и спросить не сможем.

— Это не проблема, командир. – Улыбался Бродяга. – Я знаю, где артефакт!

— Тебе довелось побывать на локомотивах. – Спросил Боярд. – Почему сразу не рассказал?

— Да нет. – Отмахнулся Эксарт. – Конечно, я не был на локомотивах.

— Тогда каким образом ты можешь знать? – Не унимался воин.

— Не спрашивай, просто знаю и всё.

— То есть, ты, гарантированно укажешь на месторасположение артефакта? – Командир строго смотрел на Эксарта.

— Да! – С уверенностью подтвердил тот. – На этот счёт можете не волноваться. — Бродяга с некоторым превосходством, оглядел окружающих, вспоминая свои загадочные посиделки с Ведуном и те способности, о которых вскользь упоминал старик.

— Отлично. Пара минут на сборы и в путь! – Подвёл итог командир.

Боярд подошёл к Бродяге с пилотом и стал задавать вопросы тактического плана, что бы потом не терять драгоценных секунд на переводчика.

Николай повернулся к Сашке.

— Давай, рации проверь Санёк, да пошустрее.

— Я мигом. – Джокул помчался к трупам собирать рации, добавляя их уже к двум имеющимся. Собрав все четыре в руки, он выбрал первую попавшуюся, нажал кнопку вызова и уже открыл рот, что бы заговорить.

— Сашка! – Резко крикнул командир, подбегая к Джокулу. – А по башке, вот этой рацией, не желаешь!? – Николай выхватил устройство из рук растерявшегося бойца. – Частоту менять, кого не доучили, а? Или ты хочешь, что бы это тварьё услышало нас и подготовилось!

— Ой, бл…дь! Тупанул, командир, щас исправим! – Джокул быстро закрутил настройки. – Ским, иди сюда.

— Брось свою колдо…бину, здесь. – Говорил Санёк подбежавшему человечку. – Хватай рацию, пользоваться умеешь?

— Нет. – Замахал головой Ским.

— Нет, нет! – Кривлялся Джокул. – Хрена с тебя толку, ну ни какого же, а! Ты же настоящий…. – Саня поднял глаза на сердитого человечка, ухмыльнулся и продолжал. – А, ладно, вот смотри, не трогаешь ни фига, просто слушаешь, как услышишь меня, на эту кнопку нажмёшь и ответишь. Ферштейн?

— Угу. – Ским взял в руки рацию, одновременно, довольно бодро скидывая сумку с плеча.

— Ну, давай, двигай, шагов, пятьдесят отсчитаешь. – Джокул повертел головой. – Да, хоть вон, туда. – Он махнул рукой в не определённом направлении.

Человечек засеменил прочь, даже спиной умудряясь показать недовольство. Отойдя на положенное расстояние, он повернулся и сердито застыл с рацией в приподнятой руке.

Джокул щёлкнул по клавише.

— Ским, пошёл на хер!

— Сам пошёл! Дебил тупоголовый! Хреновое ракло, ненормальное…. – Застрекотала рация.

— Да вроде нормально фурычит, шеф. – Санёк невинными глазами посмотрел на Николая, выключая устройство.

Командир, со вздохом покачал головой, глядя на приближающегося Скима, продолжающего клокотать, как потревоженный вулкан.

— Оружие собрали и на посадку! – Николай решительно направился к вертолёту.

— Шеф! – Окликнул шедший позади Джокул.

— Чего? – Командир повернул голову.

— А с этим как? – Санёк указал на громилу поменьше, пялившегося в никуда и продолжающего махать поднятой рукой.

— Пускай стоит, жизнь мы ему оставили, сам разберётся не маленький, а не разберётся и хрен на него! – Развернувшись, Николай зашагал дальше.

— Руку-то, опусти, Брежнев. И вали куда хочешь, мудило! КВАД своё слово держит! – Донеслось до командира Санькино ворчание.

Отряд погрузился в вертолёт. Пока пилот запускал двигатель, и винты постепенно раскручивались, в кабину протиснулся Джокул и придав своему лицу, праведно-озабоченное выражение, добавив детской заинтересованности в глаза, он заговорил с Бродягой, сидящем на соседнем с пилотским кресле.

— Эксарт! Я конечно далёкий от авиации, но от уважаемых людей слышал, что в летательных аппаратах, есть средство от обледенения стёкол, это средство спирт. Ты не мог бы спросить у Карлоса, где весит баллончик, он ведь должен быть? – Джокул округлил глаза, становясь похожим на православную икону. – А ну как обледенение, а защититься нечем! Тогда что?

Эксарт засмеялся, поглядев на пилота. Машина к тому времени уже поднялась в воздух.

— Обледенение? В пустыне? – Бродяга старался перекрикивать шум вращающихся лопастей. – Хватит Саня, лучше вниз, вон смотри, скоро садиться. Тут лёту пару минут всего.

— Ладно, ладно. – Пятясь в салон, произнёс Джокул, принимая обычный вид. – Просто спросил. – Он сел на сидение рядом с остальными и устремил взгляд на замерший посреди пустыни состав, где, как и говорил Бродяга, различного назначения вагоны и цистерны чередовались платформами с установленными на них пулемётами. Впереди показался отрезок поезда похожего на пассажирский, вертолёт начал снижение.

Ювелирно выполнив посадку, пилот заглушил двигатель. Как и предполагалось на платформе ни кого не было. Зато, после смолкнувшего шума винтов, до отряда донеслись звуки музыки. Рыцари пустыни гуляли во всю.

Карлос без промедления повёл людей к вагону с оружием, примыкающему к посадочной платформе, со стороны хвостовой части поезда. Если же идти в головную часть, то первые два вагона были с продовольствием, потом ещё три, где размещались наложницы с детьми, затем шёл вагон занятый охранниками, и наконец, личная резиденция Помарина, в которой он отдыхал на стоянках. Венчали состав четыре тепловоза, соединённых вместе и управляющихся с головного локомотива. Как выяснилось, поезд ходил по кругу, по огромному кругу и когда на пути попадались пленённые лесом вымершие города, состав останавливался, и вся королевская рать направлялась на сбор припасов и новых рабов. В проросших враждебной зеленью руинах городов не существовало опасности атаки пустынников, они тут просто не селились.

Сейчас же, поезд, стоял среди песков, стоянка была не запланирована, однако, по сведениям, полученным от пилота, не далеко находился город, до которого было пару часов пути.

— Ни хрена себе, а, шеф!? – Воскликнул Джокул, увидев открывшееся им богатство. Он быстро стягивал с себя монолитовские вещи, оказавшиеся изрядно потрёпанными и направился к стопке добротного НАТОвского обмундирования.

— Да-а-а-а-а…. – Протянул командир, следуя его примеру.

Бродяга с воином проворно копошились возле стеллажей с оружием. Карлос стоял на стрёме, не терпеливо ожидая своей очереди. Ским бесцельно бродил по вагону, с интересом таращась на непонятные вещи и на знакомые образцы, американского производства, про себя размышляя, взять что-то, или нет, и надо ли оно ему вообще?

— Эй, Ским. – Услышал человечек окрик Боярда. – Если не знаешь оружия и не можешь им владеть, лучше не бери, тогда оно превращается в обузу.

Ским кивнул, продолжая неспешный обход оружейного вагона.

Минут через двадцать, плотно упакованный отряд, засел за стоящим на платформе вертолётом на небольшой брифинг.

— Какие мысли народ? – Командир то и дело вскидывал к плечу кастомизированный АКМ, с выдвижным прикладом и коллиматором «ACOG», привыкая к новому оружию. Для «Винтореза» и «СВУ» боеприпасов не нашлось, их пришлось оставить. Там же, до поры покоился и «Стечкин» Николая, зато Боярд заполнил свой «Стриж».

— А может, взлетим, да с этой газонокосилки, по вагончику ихнему пройдёмся, шеф? – Джокул с таким же автоматом в руках указывал на «Миниган».

— Не пойдёт Саня. – Николай продолжал манипуляции с оружием. – Там женщины могут быть. Они-то причём? Кроме того, Эксарт по ним из «Утёсов» палил, почти в упор, так что….

— Вот наш шанс. – Воин подкидывал на руке увесистый цилиндрик свето-шумовой гранаты. – Есть соображения.

— Продолжай. – Требовательно произнёс командир, закидывая автомат за спину.

— Короче так. – Боярд положил в круг упаковку подобных «Флешек». – Нужно четыре человека. Судя по всему, в вагоне с этим сбродом открыты все окна. Там ещё и люк на крышу должен быть. – Воин, кашлянув, продолжал. – Один становится с переднего выхода, другой с заднего. Третий, подкрадывается с боку, к окнам, и один человек на крышу. Одновременно, кидаем каждый по Флешке, внутрь, затем собираемся у передней двери, что бы друг другу сектора не застилать и продвигаемся.

— Приемлемо! – Улыбнулся командир, вставая на ноги. – Осталось разобраться кто куда. – Взяв парочку гранат из упаковки, Николай оглядел малочисленное воинство. – Значит так! Боярд!

— Да. – Откликнулся воин.

— Я так мыслю, что только твоим ножом, можно у них с шей цацки срезать?

— Да. – Подтвердил Боярд с не доброй улыбкой на лице. – Он у меня не простой!

— Хорошо. – Кивнул командир. – Как-нибудь, на досуге, поведаешь эту историю. Твои передние двери.

— Понял! – Воин клацнул затвором «МП-5».

— Джокул! Твои окна.

— Ага. – Обронил Санёк и потянулся к лежащей упаковке.

— Эксарт. – Николай глазами нашёл Бродягу. – Твоя крыша, я назад….

— Командир, мне за артефактом надо, пока я его не найду вы все в опасности!

— Да, да, точно…. – Растерялся Николай. – Этот, хренов кащей, Помарин, забыл за него совсем…. Бл…дь, херово. Карлоса с собой не потащишь, не поймёт чего, все подставимся….

— Этого следовало ожидать. – Нашёлся Ским, беря в руки два чёрных цилиндра. – Как эту фигню кидать?

— Без тебя никак, дружище. – Командир улыбаясь, смотрел на человечка. – Вот, за это кольцо дёрнул и кинул! Разобрались, значит! – Николай вздохнув, глянул на Бродягу. – Бери лётчика с собой и дуйте. Возьми. – Он передал Эксарту одну из раций.

Внезапно пилот громко заговорил, размахивая стволом.

— Возмущается. – Пояснил Бродяга. – С вами хочет.

— Хватай его, и валите уже. – Отмахнулся командир. – Скажи ему, что и на его долю достанется.

— Слушай, Эксарт, я только одного в толк взять не могу. – Прохрипел Джокул. – Какая разница, где арт валяется, этот хер ведь не с собой его таскает, а всё равно читер, что будет, когда ты найдёшь, эту херь читерскую? Не понятно….

— Как только артефакт окажется у меня в руках. — Произнёс Бродяга, странно блеснув глазами. – Та связь, что была с ним у Помарина, разорвётся и останется уже со мной. Понял?

— Не-а! – Санёк скептически скривил губы.

— Про физику этого процесса у меня не спрашивай, сам не знаю. – Сказал Эксарт, подмигивая Джокулу. – Но уверен, так оно и будет!

— Всё, всё. – Николай легонько хлопну в ладоши. – Разбежались, быстренько! Пока эти господа в приятной неге, а то оклемаются, настоящая войнушка будет!

Подтолкнув не решительно переменающегося с ноги на ногу пилота к краю платформы, Эксарт повернулся к товарищам.

— До встречи парни!

— Давай. – Командир поднял сжатую в кулак ладонь. – В руки возьмёшь, сразу маякни. – Бродяга кивнул, спрыгивая на насыпь.

— Покатили народ, хватит лясы точить. Ским, возьми. – Николай протягивал рацию человечку. Я Джокулу так свисну, мы с ним, бригада сыгранная. Может, ты сумку сдесь бросишь.

Ским опустил взгляд, задумавшись и лукаво посмотрев на командира изрёк.

— На крышу полезу! Гранату, по сигналу, в люк, брошу! Машинку с собой возьму!

Тихо посмеиваясь, четвёрка покинула платформу. Быстро миновав вагоны с продовольствием, где пахло так, что идти не хотелось уже ни куда, бойцы замерли у дверей, за которыми содержались пленницы.

— На три! – Шептал командир, становясь на колено, хватаясь одной рукой за дверную ручку. – Боярд первый, я прикрываю. Следующий Ским. Джокул, замыкающий. – Он поднял сжатый кулак и стал по очереди выпрямлять пальцы. На третьем, Николай резко рванул дверь на себя, отскакивая в сторону.

Бесшумной тенью, Боярд исчез в вагоне. За ним пригибаясь, скользнул командир. Ским, неловко согнувшись, прошмыгнул следом, конечно же, зацепившись сумкой за дверной проём. Звук получился неожиданно громким. В страхе, что провалил всю, едва начавшуюся операцию, человечек оторопел, испуганными глазами смотря вглубь вагона. От картины, представшей перед ним, он оторопел ещё больше….

Сразу же бросалась в глаза пустота. Пустота и тишина, царившие вокруг. Перед первым же купе, зияющего пустым провалом, лишённым дверей, перетаптывались командир с охотником. Стволы их оружия смотрели в пол. У Николая был потерянный вид. Лицо Боярда не выражало ни чего.

Ским поспешил к ним, заглядывая через плечи товарищей.

Трое, молодых женщин, привлекательной внешности испуганно жались к заколоченным окнам купе. Две из них прижимали к себе детей. Женщины судорожно дёргались, стоило, кому-то из бойцов пошевелить пальцем.

Ским стал проникаться атмосферой помещения. К нему за пазуху, больно царапая душу своими ледяными лапками просочился страх. Точно, понял человечек! Страх! Им было пропитано все внутреннее пространство вагона. Страх стелился по полу, струился по стенам, отвратительными сгустками липкой слизи падал с потолка. Он висел в воздухе и был практически осязаем. Ским перевёл дух, медленно проведя рукой по лицу, будто пытаясь прогнать кошмар, но это помогло мало.

Дети. Дети, как и каждый обитатель этого притона, были пленниками страха. Однако дети это не взрослые. Дети всё воспринимают не умом, а сердцем. Они не знают, чего нужно бояться, они просто боятся, потому, что боятся их матери. Они боятся потому, что этот мир не предложил им ничего другого кроме страха. Дети, оказавшись здесь, приняли правила игры, ведь других не было. Вся не лёгкая доля этих крох явственно читалась у них в глазах. Они были похожи на львят, которые притихши, наблюдают, как бросивший вызов прайду самец, гордо возвышается над трупом их отца. Как поникли их матери, признавая права победителя. Львята не знают, но они очень хорошо чувствуют, каким будет финальный ритуал….. Чужие дети победителю не нужны….

За секунду проникнувшись жизнью этих людей, Ским получил невидимый удар прямо в сердце и не в силах стоять, неловко плюхнулся на задницу.

— ТВ-А-А-А-Р-И-И-И!!! – Взвыл человечек, таская себя за волосы. Его вопль, конечно же был адресован тому, кто это устроил, но жители вагона не понимая происходящего ещё сильнее вжались в стена и сиденья купе, воспринимая всё на свой счёт

Кто-то с силой тряс человечка за плечо.

— Вставай дружище, нам пора. – Голос Николая действовал успокаивающе, постепенно выдёргивая Скима из тёмной бездны безысходности, в которую ему пришлось окунуться. – Они ответят! Прямо сейчас! Пойдём!

Человечек поплёлся за командиром на ватных ногах, крепко сжимая в руках свето-шумовые гранаты. Остальной отряд, несомненно, прочувствовал то же, что и он, но они были более стойкими людьми, поэтому держались. Ским отмечал гневное поблёскивание глаз командира, рыскающего повсюду цепким взглядом. Мелькание впереди Боярда, который казалось, стал ещё холоднее и отстранённее. Человечек не видел Джокула, но спиной ощущал его гнев.

В остальных вагонах властвовала похожая обстановка, отличаясь лишь числом человек в той или иной комнатушке. Ским изо всех сил старался не смотреть на проплывающие мимо купе без дверей. Глубоко выдохнув, он собирал свои мысли вокруг ненависти к тем нелюдям, к которым они шли.

Уже когда прогулка по этому аду, состоящему из трёх пассажирских вагонов, подходила к концу, человечек услышал позади горячий голос Джокула, чётко произносящего слова, словно вбивающего гвозди.

— Не колотись Братан! Они пожалеют! Отвечаю! Я ещё к тому пидару вернусь, что на платформе остался! Проведаю….

— Работаем! – Приказал командир, когда отряд вышел на позицию перед вагоном с громилами. – Джокул! К окнам! Ским пошёл! – Они с Боярдом скрестили руки, образовывая ступеньку. Человечек встал на неё ногой и сразу же получил импульс, который выбросил его на крышу.

— АЙ! БЛ…ДЬ! – Заорал Ским, не успев сгруппироваться и тяжело плюхнувшись на железную обивку.

— Живой! – Поинтересовался Николай, перекрикивая музыку.

— Порядок! – Промычал Ским, болезненно морщась.

— Двигай к люку! Рацию слушай!

Человечек на четырёх костях пополз к указанному месту.

Люк действительно оказался открытым. Внизу, стоял, что называется дым коромыслом.

— На позициях! – Заговорила рация, голосом командира. – Ским! Готов!?

— Да!

— Тогда на три! Дёргаешь и кидаешь! Понял!?

— Да!

— Один! Два! Три!!!

Ским сорвал кольца с обеих гранат и зашвырнул их вниз, при этом продолжая, таращится в открытый люк.

С ужасающим грохотом, затмевающим любой шум, загрохотали взрывы.

А-А-А-А-А! – Кричал оглохший человечек, катающийся по крыше вагона и не знающий за что хвататься за глаза или за уши.

Первым влетевший в двери Боярд, для начала разнёс в щепки орущий магнитофон. Молниеносно сверкнув взглядом по сторонам, он опустил оружие, призывно махая остальным. Николай с Джокулом впрыгнули в вагон готовые ко всему, но тоже опустили стволы.

Помещение напоминало вагон ресторан, только вместо столов за столиками стояли диваны с грязной обивкой. Всё внутреннее пространство заполняла людская масса, качающаяся по полу, не прерывно стонущая и кричащая, причём иногда, женскими голосами.

— Как с ними теперь быть. – Весело спросил Боярд. Его радовало выигранное без крови сражение.

— Хрен его знает! – Николай водил взглядом по хаотично двигающейся биомассе. – Не будешь в эту кучу дерьма палить. Кстати, тут женщин полно, Вы слышали?

Воин кивнул, протягивая руку.

— Я тут припас…. – Он продемонстрировал в зажатой ладони, пучок широких, пластиковых хомутов.

— Ну, тоже вариант. Значит амулеты режем, а ублюдков пакуем.

— Да вы чё Пацаны!? – Зашипел Джокул, доставая нож. — Резать этих сук на хрен!!!

Николай упёрся руками ему в грудь.

— Стоять Санька! А ну отставить! – Николай грустно посмотрел на Джокула. – Не наш метод Санёк! Не наш…. Делаем так! Боярд медальоны режет, я собираю и пакую этих сволочей. – Командир снова посмотрел на Сашку. – Не кипиши, Брат! Пусть с этой плесенью бабы с Карлосом разберуться. Они им задолжали. И похоже много! А ты займись женщинами, в чувство приведи, кого сможешь.

— Да я вроде не доктор, шеф. – Джокул прятал нож.

— Вот я и говорю! Кого сможешь. Кого сможешь Санёк…. Всё. Поехали. Быстрее закончим с дерьмом этим возиться, быстрее свалим отсюда!

Работа двигалась споро. Уже тел двадцать-тридцать связанных громил со срезанными амулетами, тихо поскуливали заткнутыми ртами. Джокул отыскал человек пятнадцать насмерть перепуганных девушек, в разорванных одеждах прикрывал, чем мог и выдворял за двери вагона.

Упаковка пленных подходила к концу. Джокул стоял, устало прислонившись к столу и с вожделением рассматривал, стоящую на нём почти полную, литровую бутылку. Командир и Воин возились с последними громилами. В этот момент, дверь в резиденцию Помарина распахнулась, и на пороге возник сам хозяин. Мелкий, не приятный тип, нагло щерился железным ртом, сжимая в поднятой руке «Пустынный Орёл», который при габаритах хозяина смотрелся как настоящая мортира, однако рука его не дрожала.

— Обещаю вам вечное рабство и не сильные издевательства, если вы сложите свои пукалки на пол и поднимете руки. – Заговорил Помарин без малейшего акцента.

Бойцы не спешили исполнять приказание хозяина. Они медленно выпрямлялись в полный рост и не делая резких движений поворачивались к Помарину.

— Про-шля-пи-ли. – По слогам растянул Боярд, перехватывая окровавленный клинок для броска.

— Вы чё там квакаете!? Шваль!? – Глаза хозяина стали наливаться бешенством. – В темпе исполняем шелуха! Иначе вы у меня уже сегодня своими потрохами ужинать будете!

— Ты посмотри, какой грозный гробак! – Джокул не меняя позы, вызывающе смотрел на всё больше закипающего главаря. – Привет Помарин!

— А-Р-Р-Р-Р!!! – Зарычал хозяин, багровея и резким щелчком взводя курок. – Ты будешь первый, мой дерзкий малыш.

— Б-Л-Я-А-А-А-А-А! – Раздался откуда-то сверху дикий крик.

Прямо в открытый люк крыши, рухнул Ским, безжалостно падая на пол вагона и получая не разлучной машинкой вдогонку. Помарин в ужасе отпрыгнул назад и захлопнул за собой двери своей резиденции. Человечек резво вскинулся на полу, бодро встал на четвереньки, лицом к отряду и подслеповато моргая на командира громко заголосил.

— РУКИ ЗА ГОЛОВУ! МОРДОЙ В ПОЛ! ВСЕХ ПОРЕШ-У-У-У-У-У-У!

Бойцы шустро взяли под прицел неприметную дверь, ошибок никто повторять, не хотел. Боярд подбежав к Скиму поднял того на ноги.

— Привет Ским. – Смеялся воин. – Ты больше никого, не слушай и всегда таскай свою машинку с собой, она и есть твоё грозное оружие.

— Опять что-то ступил? – Заворчал человечек, продолжая неистово тереть глаза.

— Не, Ским. – Ели сдерживал смех командир. – Мы были уже почти покойники, а ты вмешался и спас!

— Да идите вы на хрен все! – Зрение понемногу возвращалось к нему. – Тут, не вижу, не слышу ни хера, а вам всё смешочки!

В вагоне грянул взрыв дружного хохота, со всеми вместе смеялся и человечек.

Тишину, восстановившуюся после приступа смеха, нарушал только мерно булькающий звук выливающейся жидкости. Джокул припав к горлышку, той самой, литровой бутылки самозабвенно пил, полностью отрешившись от всего сущего. Командир посмотрел на него как крокодил на лягушку.

-А чё!? – Возмутился Саня, отрываясь от бутылки и вытирая губы. – Я знаешь, как за Брата Скима переживал. Меня чуть инфаркт не хватил!!!

Николай уже приготовился разразиться гневной тирадой, но в эту секунду заговорила его рация.

— Командир! Эксарт на связи! Как слышно? Приём!

— Слышу тебя хорошо, Бродяга! Говори!

— Порядок, Коля! Арт у меня! Действуйте!

— Понял тебя, Эксарт! Действуем! – Командир повернулся к отряду, прикладывая автомат к плечу. – Начинаем, люди! У нас одно не законченное дельце осталось. Джокул! Пошёл!

Санька взяв короткий разбег и высоко подпрыгнув ударом ноги, вышиб хлипкую дверь в резиденцию Помарина. Боярд и Николай тут же вломились в образовавшийся проём.

В большом кресле в углу сидел скукоженный хозяин, его била крупная дрожь, он шкурой чувствовал разрыв связи с артефактом, но продолжал сжимать в руках пистолет, направленный в сторону ворвавшихся бойцов.

Загремели выстрелы.

— Это всё! — После восьмого по счёту тоном палача констатировал Боярд.

Николай поднял вверх пучок срезанных с шей громил амулетов.

— Безвыходняк. – Произнёс он, помахивая пучком перед глазами окаменевшего хозяина. Алая капля, начавшей уже сворачиваться крови, соскользнула с одной из цепочек и упала на пол, будто ставя печать на безоговорочном вердикте. – Поднимайся! Пошли! Твоё время вышло.

— Но знайте! – Пищал Помарин, подскакивая в огромном кресле. – Я заботился обо всех тех людях! Я дал им всё!

— О! – Изумился командир, беря главаря за шиворот. – Так получается они перед тобой в огромном долгу. Ну, пойдём. Думаю тебе заплатят.

Рубрики: Истории КВАДа

Skim

Skim

В жизни всегда есть место для поэзии.


>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *