Николай поднялся во весь рост пряча оружие, с интересом разглядывая нового знакомого. Ну не внушал человек угрозы. Это командир понял сразу. Годы проведённые в непрерывной борьбе за жизнь подарили ему такое чувство. Одного взгляда в глаза было достаточно, что бы сказать, перед тобой нормальный парень.

Эксарт в свою очередь, продолжая сидеть на полу вагона, с не меньшим интересом разглядывал стоящего перед ним. Джокул не спешил обнаруживать себя, а Ским тихо постанывал где-то в дальнем углу.

— Кто с тобой ещё? — Спросил Эксарт, пытаясь вглядеться в темнеющую глубь вагона.

— Давай так, — командир присел на против, — для начала ты ответишь на мои вопросы, а потом всех представлю. Прости, но простая предосторожность.

— Всех!, Ты сказал всех! А вас не четверо случайно? — Усталость человека как ветром сдуло.

Николай удивился такой перемене. Эксарт прямо засветился изнутри.

— Нет. Может больше, может меньше. Узнаешь. — Тут взгляд командира зацепился за знакомую деталь в облике человека. — Погоди…, эта броня на тебе….

— Братан, ты часом не из Бродяг будешь? — Джокул с улыбкой на лице шагнул в прямоугольник света нарушая все правила.

Так и было. Именно «лёгкий бронежилет» группировки Бродяг красовался на Эксарте. Поношенный, покрытый пылью, кое где вымазанный застарелыми пятнами крови, но всё же легко узнаваемый по характерному множеству полезных кармашков, петелек и прочих полезных лямок, броник. Эта вещь не давалась за просто так, её нужно было заслужить. Ну или снять с мёртвого. Но Эксарт не был похож на такого человека.

— Неужели добрались. — Командир широко улыбаясь переводил взгляд с Эксарта на Джокула и обратно.

— Братан! Бродяга! — Саня с не прикрытым весельем присел рядом и принялся похлопывать человека по плечам. — А та фляга у тебя на поясе пустая или с бухлом? Ты же поделишься с братанами?

Эксарт непонимающе хлопал глазами, с чего вдруг эти непонятные люди так развеселились.

— Вы кто такие, народ?

— Погоди Джокул. — Указательный палец Николая вперился в человека, улыбка слетела с его губ. — Прежде чем продолжать, скажи, где ты взял этот броник.

Эксарт выпрямился, его суровый взгляд говорил о многом.

— Эту броню…., — он кашлянул преодолевая волнение, — мне ведуны на плечи одевали, за заслуги перед….

— Ну всё, всё. Мы поняли. — Николай облегчённо вздохнул.
Прихрамывая и ожесточённо отплёвываясь к ним подковылял Ским.

— Что за веселье Пацаны? — Он без обиняков протянул правую руку новому человеку. — Ским.

— Мудило и чмырь. ГЫ-ГЫ-ГЫ! — добавил Джокул.

— Эксарт, Бродяга, каторжник, в настоящий момент. — Произнёс человек отвечая на рукопожатие. — Скимммм. — Протянул он. — Странное имя.

Человечек оторвав гневный взгляд от Джокула, посмотрел на Эксарта и улыбнулся.

— Эксарт, имя конечно простое, понятное и часто встречающееся. — Народ засмеялся, напряжение заметно спадало. — Так, что значит «Бродяга»? Кто объяснит? — Ским вопросительно завертел головой по сторонам.

— Ну как тебе сказать…. — Начал Бродяга.

— Позволь мне. — Николай повернулся к Скиму. — Так вот, Ским, слушай. Запоминай, потому, что это основы, нашего мира. Каждый, подчёркиваю каждый выживший, непременно попадает в группировку, называемую «Бродяги». Это именно они находят и спасают всех одиночек, пока те являются ещё слепыми котятами в мире Сурвариума.

— Сурварима…. — У Эксарта широко округлились глаза. — Так вы из Сурвариума!? Кто!? Откуда….

— Погоди минуту Дружище, сейчас я доскажу мысль и всех представлю. — И Николай повернувшись к Скиму продолжал.

— Так вот, бойцы Бродяг находят и собирают под своим крылом всех новичков. Дают им оружие, снарягу, не ахти какую, но на первое время приличную и учат заново постигать этот грозный мир, прививая при этом принципы человеческого сосуществования с другими людьми. Очень правильные, как по мне, принципы.

Командир с уважением посмотрел на Эксарта. И заговорил вновь.

— Дальше, когда щенки становятся псами, им открыта дорога на все четыре ветра, так что мы все выходцы из Бродяг, многие уходят, многие остаются. Если же ты остаёшься и называешь себя Бродягой, к тебе применяют более требовательное отношение и дают более сложные задания. На конец, по достижении определённого срока испытаний, если конечно ты оказался достоин, тебе присваивают статус «Ветерана Бродяг» и совет старейшин, по нашему ведунов, дают тебе последний отличительный знак — лёгкий бронежилет Бродяг.

Николай указал на Эксарта.

— Вот, какой ты видишь. С этих пор все знают, человек носящий подобную вещь надёжен как сталь, его слово — гранит, его знание мира на высоте, доступной ни каждому, он всегда придёт на помощь, его жизненное кредо — человечность!

Командир вновь указал на Эксарта.

— Такого человека, ты сейчас и видишь перед собой, Ским.
— Ну блин… — Ским несколько ошалевшими глазами смотрел на нового знакомого.

— Оно, может и не совсем прям, такого…. — Эксарт скромно опустил голову.

— Такого, именно такого. — Николай протянул руку. — Теперь будем знакомы. Мы из конгломерата КВАД. Я командир. Это Джокул, наш ветеран. — Санька вяло махнул рукой. — Это…. — Николай замешкался указывая на Скима. — Наш новичок.

— Чумодан без ручки. ГЫ-ГЫ. — Влез Джокул.

— КВАД? Тот самый КВАД! — Глаза Бродяги засияли. — Наслышан, наслышан. Честно говоря сам хотел к вам податься. А ты значит легендарный Бубулька.

— Это он для друзей Бубулька. Ты пока ещё….

— Оставь Саня. Он наш человек. Ну расскажи наконец, где мы оказались и как нам, по быстрее домой доскакать?
Эксарт тяжело вздохнул.

— Жаль вас разочаровывать…. А, подождите, что это я торможу. — Бродяга подошёл к стене вагона и со скрипом распахнул боковые двери. Пространство внутри залил тускло-жёлтый свет пустыни. Повеяло ветерком.

— Когда апачи не нападают я всегда так еду, — пояснил он, — светлее и ветерок, пылище правда, но хоть духоты меньше. Так, секундочку. — Эксарт метнулся в угол и вернулся от туда нагруженный двумя коробками. — У меня тут… — Он засуетился доставая из коробок банки консервов, пакеты сух-пайков и бутылки с водой. — Угощайтесь!

Народ расселся за импровизированным столом проворно набрасываясь на еду. Джокул схватил первую попавшуюся бутылку, судорожно свинтил пробку и как вампир припал к горлышку. Опорожнив бутылку Саня с ненавистью выкинул её в раскрытые двери.

— Это просто вода…. — Сказал он, тоном красной шапочки, у которой волк-беспредельщик отобрал пирожки вместе с честью и шапочкой.

— Ну, вода конечно. — Буркнул Эксарт с набитым ртом. — Напился и радуйся.

— Между напился и выпил, большая разница. — Ворчал Саня разрывая брикет с сух-пайком. — Эх… ни понимаешь ты ни хрена тоже, а ещё Бродяга называется. Я вот, как бродягой был, помню. У костерка, с фляжкой…

— Джокул! Завязывай свою старую песню. Потом споёшь. — Николай сердито пошевелил бровями. — Ну Эксарт, не томи, рассказывай где мы, а то меня уже порядком трясти начинает.

Бродяга чуть отодвинулся от стола вытирая рукавом губы.

— Как я сам понимаю, здесь, что то типа, пыльного облака сансары. Помните песня была…. — Эксарт обвёл присутствующих грустным взглядом. — Я тут не первый год, но толком так и не разобрался, что за мир.

— Николай со Скимом перестали жевать поражённо уставившись на Бродягу.

— А без матов можно э… — Джокул продолжал поглощать пищу как ни в чём ни бывало. — Сансара — ху…ра. Простыми словами можно.

Ским покачал головой.

— И эта темень называет меня чмырём…

— Да иди ты на хрен, прыщик! Дык, скажет кто, нет?

Николай не сразу вынырнул из унылой задумчивости.

— Не кипятись Сашок. Сансара это место где грешные души ждут своего перерождения, если не ошибаюсь конечно. В нашем же случае это тупик со своими законами, физическими или их отсутствием. — Николай озадаченно почесал голову. — А вот отсюда как выбраться?… Это вам не со стадион в Припяти….

— Как то вылезем. — Джокул был не прошибаем. — Эксарт, так что вы тут пьёте, кроме воды, ну водка, там самогон, бухло короче, есть здесь?

Ским смотрел на Саню как на музейный экспонат.

— Ага вылезем. Это все ровно, что из четырёх букв «Ж», «О», «П», и «А», сложить слово «счастье»! А-ХА-ХА-ХА-ХА! — Он истерично заржал. — Это ж надо, а? ХА-ХА-ХА-ХА! Из одного очка в другое, да так упорно, что чуть не сдохли, ХА-ХА-ХА-ХА, и всё из за того, что бы попасть в третье, ХА-ХА-ХА, ещё более тёмное и глубокое. ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

— Отставить ржать, Ским! — Командир жёстко прервал разгорающуюся у человечка истерику. Тот резко стихнув успокоился косясь по сторонам. — Давай Эксарт, всё по порядку, что сам знаешь, любую информацию, выкладывай. Как говорит Лесник, дорога она всегда в два конца ведёт. Выкрутимся. Главное духом не падать. — Николай ободряюще подмигнул человечку.

— Говорю же чмыряка! — Джокул с наслаждением курил отобранные у Скима сигареты. — На закури с барского плеча, горемыка. — Он протянул смятую сигарету.

Ским жадно закурил.

— Ну что, успокоились. — Человечек кивнул. — Повествуй Бродяга.

Эксарт бездумно пинающий ногами пучки соломы, оставил своё занятие, внимательно посмотрев на всех троих по очереди, не громко но чётко заговорил.

— Попал я сюда не по своей воле, говорю же каторжник. С начала вагоны грузил, только и видел, коробки, канистры патроны да хлам всякий и удары кнута по спине конечно, куда уж на каторге без этого. Затем, видимо заслужил доверие, перевели сюда. Теперь за установкой присматриваю, ну и нечисть отстреливаю периодически, как поезд быстрее поехал, значит сигнал, скоро атака. Припасы и патроны мне двое громил приносят. Поезд-то почти всё время в движении, но иногда всё таки останавливается. Вот тогда они и приходят. В общем так и живу.

— Да, не весело…. — Командир почесал кончик носа. — А конец то, есть у поезда, или начало?

— Я не видел, сансара, короче, может и есть где то.

— А когда грузчиком был, там что?

— Да нихрена! Вагоны, вагоны. В одних люди, женщины дети, как со скотом с ними обращаются, с нами каторжанами и то лучше. Надсмотрщики. Все здоровенные, как на подбор.

— А кто они, эти надсмотрщики? — Вопросов было не счесть, и одни, как водится порождали другие, ещё в большем количестве. По этому командир решил не углубляться, так сказать, а спрашивать конкретно о том, с чем придётся столкнуться.
— Какое-то племя, говорят по испански, наверное мы в Мексике или Неваде, мне кажется они и не люди …

— В смысле?

— В смысле приходят как то раз сюда….

— А что они пьют Эксарт, по любому же убиваются чем то.

Черти в аду и то смолу…..

— Заткнись Джокул! — Николай топнул ногой. — Продолжай Эксарт.

— Пришли сюда, как то, всегда парами, иногда тройками, по одному не ходят, в тот раз трое было. Груз скинули и давай надо мной насмехаться, это как ритуал у них. Ну я не выдержал, крутанул «Утёсами» и бабахнул по одному очередью, патронов так на десять, в общем не жалея.

— И чё? — Лежащий в расслабленной позе Джокул привстал на локте.

— И не чё! Ты, говорят, не балуй раб, а то опять на погрузку загремишь, но издеваться перестали и ушли.

— Как ушли. — Ским дожёвывающий консервы чуть не подавился.

— Так и ушли…. Все втроём, бессмертные они похоже, рыла эти. Главное сами стреляют по пленным, на смерть, сразу, собственными глазами видел, да и не скрывали они особо, даже наоборот. Мол смотрите все, что со всякой швалью не послушной бывает. Вот такая у них особенность.

Эксарт уставился в пол.

— Хотя я мог и промазать по ним конечно, но вряд ли, очень навряд ли.

— Клас-с-с-с-с-с! — Протянул Николай. — Что то будем думать.

— Эксарт, Братан, а вот когда они уже уходили, ты их внимательно рассмотрел? Может у кого на поясе, там фляжка или бутыль какая висела, может канистру в руках несли, а? Не видал чего такого?

— Бедный, несчастный, физически зависимый, чёрный хрон. — Ским с деланной жалостью посмотрел на Саню.

— Ским, во первых, хрен тебе на воротник, а во вторых ни какой я не хрон, я просто врезать люблю.

Эта перепалка расслабляюще подействовала на всех и люди заулыбались.

— Что ещё тут характерного есть Эксарт, чего ждать, что бы не дёргаться потом. — Командир прислонился спиной к стене вагона и прикрыл глаза.

Бродяга задумался.

— А вспомнил! У некоторых иногда больший процент мозга начинает работать, они такое исполняют тогда, закачаешься. Ну это не опасно, просто весело.

— Какой больший процент. — Джокул тоже подполз к стене вагона.

— Тебе это не грозит. — Усмехнулся Ским. — Был бы хоть какой то процент, может чего и увеличилось бы.

— Ским, дришпак ты хлёбанный, я щас вот встану, я тебе расскажу что к чему, сам тупой херло, объяснить не может ни хрена и хорохориться, мол умный, чувырло!

— Ну конечно. — Буркнул Ским.

— Ладно хватит вам. — Примирительно произнёс командир. — Наш мозг задействован процентов на двадцать пять, ну у кого чуть больше у кого чуть меньше.

— У Джокула намного меньше. — Давясь смехом фыркнул Ским.

— Убью приплёта! — Подавляя улыбку, беззлобно рычал Саня.

— Ну хорош уже. Дайте досказать. — Николай передёрнул плечами. — Так вот. Если у человека вдруг заработает больший процент мозга, то он немедленно становится гением. И что, часто тут такое? — Сонно спросил командир у Эксарта.

— Не так, чтобы очень, но бывает.

Угощение Бродяги разморило всех. Беседа продолжалась в ленивых, полусонных тонах.

— Братан, а ты бежать не пробовал? — Произнёс Джокул смотря на Эксарта одним глазом.

— Ха! — Бродяга брыкнул левой ногой, чуть задирая штанину. И только сейчас все заметили слабо мерцающий браслет у него на ноге, а от браслета в сторону торцевой двери вагона тянулась то ли толстая нить, то ли тонкий тросик. — Я прикован к пулемётам, какая-то магическая хрень, по ней тоже стрелял, без толку. Не всё тут просто.

Николай чуть приподнявшись сочувственно глянул на Бродягу.

— Как ты сюда попал?

— Думаю так, как и вы, по другому в такую клоаку не залезешь. Пространственно-временная петля…. Знать бы принципы её работы, Можно было бы….

Внезапно уже почти заснувший Джокул вскочил на ноги и заговорил:

— Вы знаете дорогие коллеги, парадокс заключается в том, что чем глубже человечество проникает внутрь кристаллической решётки ядра атома, или же чем дальше проникает в тайны создания вселенной тем больше встаёт вопросов, а ответов в разы меньше. Порой нам не хватает квантовых определений и астрофизических понятий, что бы описать открывающееся, и тогда в наших научных кругах более явственно забрезжил термин — «Божественная составляющая». То же присуще и зонам сингулярности, то есть искривлению пространства времени, что вы так вульгарно именуете»петлями».

Ским мирно дремавший вскинулся и у него отвалилась челюсть, да так, что больно стукнула его по ноге, от чего человечек подскочил.

— Это кто сказал!? Это, этот зямбур тёмный, что ли….? — Ским выпученными глазами поглядывал на командира, стараясь не выпускать из поля зрения Джокул, мало ли…

— Ты чё там мяукнул, выхлесток чмошный. Я щас точно свой новый глок ещё разок проверю.

— Тихо! Тихо! Санёк! Угомонись. — Командир настороженно смотрел на товарища. — Иди ляг отдохни.

— Я же говорил. — Эксарт откровенно веселился. — Это нормально, для здешних краёв, может и вы чего нибудь отчебучите.

— Я, что ли, хрень какую сморозил? — Спросил Джокул усаживаясь на место.

— Да нормально всё. — Бродяга подошёл к Сане. — Без обид Санёк.

— Тебе хоть звезду с неба Братан. Особенно если вспомнишь где бухлом разжиться. ГЫ-ГЫ!.

— Хорошо. Вот смотрите народ. — С этими словами Бродяга обратился к Джокулу по английски:

— Tell me, dear friend, which language did you learn at school-(Скажите, дорогой друг, какой язык вы изучали в школе?)?
На что Джокул не задумываясь ответил:

— You know, buddy, i don’t even remember. I have been regularly drinking since i was at the third grade. So, it’s difficult for me to form sentances on my native language-(Вы знаете, дружище, я даже не помню. Я регулярно пью, с третьего класса. Поэтому, мне сложно формировать предложения и на родном языке.).

Николай ржал отвернувшись, стараясь не трястись. Ским хохотал не таясь. Эксарт хлопнув Саню по плечу повторил.

— Это нормально.

— Чё, опять чё-то ляпнул?

— Ага — Мычал Ским давясь смехом и вытирая слёзы.

— Короче на хрен! Это все потому что бухнуть не чего. Я спать. Это Ским всё, сучара. Ским иди сюда. Мы с командиром поспим немного, ты за старшего, подежуришь короче. — Джокул протяну оружие человечку прикладом вперёд. — На, держи. Эта палка называется автомат Калашникова. Стреляет с тонкого конца. Тупым к плечу приложишь. Понял пиявочник? За что дёргать, что бы стрельнуть у Эксарта спросишь. Спокойной ночи малыши. — Через несколько минут уже слышалось мерное дыхание КВАДовцев. Они не теряли ни минуты.

Поезд шёл ровно, не дёргаясь, не ускоряясь. Значит атаки со стороны пустыни не предвиделось. Пыльная желтизна стала темнеть. Клякса солнца катилось к западу. В междумирье наступал вечер. КВАДовцы спали, а Ским с Бродягой вели беседу свесив ноги за край вагона.

— И как ты его терпишь? — Недоумевал Эксарт. — Он же пропащий алкаш? Да и все эти оскорбления….

— Тут ты не прав. — Ским крепко держал автомат боясь потерять. — Саня, он хороший, простой парень. И надёжный как…. — Ским повертел головой, его взгляд опустился на оружие. — Во! Как автомат Калашникова. А слова…, просто слова, даже весело. Касаемо бухла, это у него способ общения такой. Когда есть бухло и говорить легко, а когда нету, то есть о чём поговорить. Понимаешь?

— Не совсем.

— Когда-нибудь поймёшь. А сколько раз он мне жизнь спасал, за каких то десять-двенадцать часов. Нет Брат Эксарт…. — Ским сладко потянулся. — Насчёт Джокула ты не прав. В некотором роде он даже святой. Вот увидишь, они обязательно найдут способ тебя освободить.

— Гиблый номер. — Бродяга погрустнев отвернулся. — Пока срок не придёт….. — Он надолго задумался. Всё так удачно складывалось. Командир. Святой. Но где Воин. Где старик. Однако что то в этом было, ведь за все годы каторги первый раз он запросто говорит с людьми, мало того прямо угодившими в его вагон из другого мира, нет, всё не случайно, не случайно…. — Он резко повернулся к собеседнику.

— Ским, а ты не воин…. — Но тут же оглядев человечка отрицательно помотал головой. — Ну может в душе, или хотел им стать!

Ским хмыкнул.

— Воин, да. Не смеши мою старую клоаку.

— Почему старую, ты выглядишь молодым.

— Ну, ну, молодым. Как же. Ага. Нет дружище, я не воин, ну может и не старик, но хорошо подержанный это уж точно. Просто слоняюсь по миру и стараюсь записать как можно больше из этой хроники пикирующего бомбардировщика, под названием ЖИЗНЬ. Глядишь кому пригодится.

— Да….. — Эксарт задумчиво кивал головой в такт стуку колёс. — Я бы тебе помог, ну в смысле показал бы сюжет, был бы свободен, однако…. — Он многозначительно поболтал левой ногой с мерцающим браслетом. — Не снять мне эту хрень.

— Почему же не снять. — Послышался уверенный голос.

Оба подпрыгнули резко поворачиваясь. Позади них стоял человек в странной броне не понятно как тут оказавшийся. Да ещё и с ножом в руке клинок которого играл в затухающей желтизне, какими то потусторонне светящимися рунами.

Ским второй раз видел стоящего человека и понимал против него нет никаких шансов, он не успеет даже застрелиться, не то, что оказать какое то сопротивление….

Смотря на человека в странной броне Эксарт не мог понять причин своей заинтересованности, а вдруг это враг, или посланец надсмотрщиков. Шлёпнет обоих, потом спящих двоих и всё.

Стоп стоп! Шлёпнет! Сознание Бродяги уцепилось за это слово. Шлёпнет, значит убьёт, напряжённо размышлял он, ну и что в этом такого, ну конечно много чего, особенно для них со Скимом, быть живым или мёртвым…..Оно понятно, но откуда уверенность, что шлёпнет, ага, нож, странный нож ну и что, как он его держит, как стоит. 

Эксарта вдруг осенило. Как это человек держит оружие. Они все не новички. Все держали сталь не раз и даже не тысячи раз, больше намного больше. Их всех жизнь заставила взяться за оружие и научится им владеть, притом виртуозно владеть иначе не выжить. Но он, этот человек в странной броне держал оружие так как будто с ним родился, за ним чувствовалась школа войн, и не одной, а теряющейся в веках их череды.

— Ты воин. — Выдохнул Эксарт.

— Как посмотреть. — Отвечал Боярд. Одним взмахом перерубая трос. Затем подойдя к Бродяге он за пару манипуляций освободил того от мерцающего браслета который сразу же рассыпался пеплом.

— Ну нихрена! — Промычал ошарашенный Ским.

Эксарт встал, отряхнулся и всё ещё находясь в прострации спросил, обращаясь к Скиму.

— А кто тогда старик?

Глаза человечка бегали не зная на ком остановиться, а мысли вертелись вокруг спящих КВАДовцев, и о способе их разбудить.

— Тебе сколько лет? Эй Ским! Очнись! Всё нормально, это свои.

— Сказал Бродяга указывая на воина. И повторил вопрос. — Тебе лет то, сколько, Ским?

— А? — Коротко крякнул человечек. — Ну под полтинник уже.

— Вы из какого года ко мне свалились.

— С две тысячи двенадцатого. — Ским понемногу приходил в себя.

— Так получается сейчас тебе….. — Не унимался Эксарт.

— Да лет сто. — Выпалил человечек. — А то и с гаком.

— Так это ты старик. — Приплясывающий на месте Бродяга вдруг принялся стискивать Скима в объятиях — Ты странный старик! Всё сходится! — Продолжал неистовствовать Эксарт.

— Точно. — Голос Джокула послужил ушатом ледяной воды для человечка. — Мало того, что чмырь, так теперь ещё и старый. Поздравляю Ским. Ты старый чмырь. ГЫ-ГЫ-ГЫ!

— Эй воин, у тебя бухнуть есть чего?

Рубрики: Истории КВАДа

Skim

Skim

В жизни всегда есть место для поэзии.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *