Глава 2 эпизод 1 «В поезде»

 

-Ским сволочь, убери у меня с ноги свою печатную рыгню!

-Пошёл ты на хрен! Я ослеп из-за вас придурков! — Заорал человечек.

-Так и я тоже! Так и я тоже не вижу! — Джокул срывался на крик. — Ским по любому ты виноват!

-Тихо все! — Голос командира как всегда подействовал отрезвляюще. — Сейчас, подождите… Так, чтобы все втроём ослепли, одномоментно. Это вряд ли. — Послышалась возня, резкий щелчок и темноту вспорол ярко-голубой луч света.

-Ф-У-У-У-Х! — Протянул Джокул вставая и проверяя оружие. — А я уж думал хана…. Ским, но ты всё равно ракло! ГЫ-ГЫ-ГЫ!

-Спасибо Санёк! И я рад тебя видеть. — Человечек ворочался на полу поправляя сумку. — Вообще-то я не совсем по своему желанию сюда попал.

Фонарик скользнул со Скима на Джокула.

-Я не понял, Саня, ты за него, что ли решил. — Командир строго смотрел на товарища.

-Понимаешь шеф, я разбежался перед пузырём, хотел прыгнуть, а там этот, мнётся и бубнит что-то не внятное. Ну я и зацепил чмыря, плечом, случайно….

-Ну, всё было не совсем так. — Буркнул Ским усаживаясь на машинку. — Точнее совсем не так.

-А ты вообще заткнись, чмук! Сдох бы там! Тебе, дураку, будущее показали.

Ским отрешённо махнул рукой, тем самым давая понять, что инцидент исчерпан.

Николай с жалостью смотрел на человечка. Но помочь ничем не мог. По воле, или против, Ским теперь с ними. До конца.

Спрыгнув с человечка, лучик света зашарил по кругу. Деревянные стены, набранные из не широкой доски, скреплённые крест на крест железным уголком, грязный пол, засыпанный свалявшейся соломой. Пыль. Много пыли. Её весёлые кристаллики густо заполняли конус света куда бы тот не направился. Ещё был запах, едва уловимый и смутно знакомый.

-Где мы? — Ствол автомата Джокула двигался вслед за светом командирского фонарика.

-Насущный вопрос. — Командир стоял балансируя на ногах продолжая осматривать помещение.

Люди захваченные впечатлениями от «прибытия», совсем не обратили внимания на то, что комната в которой они оказались заметно пошатывается, поскрипывает и постукивает.

-Бьюсь об заклад мы в вагоне. — Тихо сказал Ским. — Мы на поезде Пацаны, и он едет.

Ну конечно, запах, думал Николай, железная дорога, вот бляха-муха, куда же нас занесло.

-Раз поезд, то должен быть вагон ресторан, а там бухло и пожрать бы не помешало. — Джокул с надеждой глянул на командира. — Последний раз на стадионе, скимовскими консервами давились.

-Так это всего несколько часов назад было. — Ским поёрзал на сумке.

-Ну и хрена! Мы же…, У нас же…, эта как её, просааа, простратсссс…

-Пространственно временная…. — Поправил человечек.

-Вот, — подхватил Джокул, — именно такая прогулка у нас получается. И мне уже необходимо бухнуть и пожрать. Ну жрать не срать и потерпеть можно, а вот бухнуть….

-Кто про что, а голый про баню. — Улыбнулся Николай.
В этот момент поезд дёрнулся прибавляя хода.

-А-А-А-А-Й! — Запищал Ским мешком падая на пол и далее катясь по вагону.

За деревянными стенами громко грянул звук крупнокалиберного пулемёта. А где-то вдалеке послышались истошные крики, визг и улюлюкание!

КВАДовцы выстояли в момент толчка. Лучик света нашарил на торцевой или на задней стене, пойди тут разбери, не приметный прямоугольник двери. Командир плотнее прихватил цевьё автомата и молча указав Джокулу на дверь, выключил фонарь. 

Человек в странной броне лежал на крыше того самого вагона через бинокль изучая окружающий пейзаж. Жёлто-серая пустыня, с чахлой растительностью и проступающими на горизонте горно-скальными фрагментами. Жёлто-серое небо с более ярко видимым пятном солнца. Жёлто-чёрно-коричневый поезд состоящий из разнотипных вагонов, цистерн и платформ, не имеющий зримого конца. Жара. Пыль. Тускло. Уныло.

-Нормально! — Изрёк Боярд, снимая винтовку и переворачиваясь на спину. — Можно отдохнуть.

Внезапный толчок и явное увеличение скорости поезда, заставили его вновь перевернуться на живот и сжаться готовясь ко всему, даже самому худшему.

Оно и произошло. Ударившая с примыкающей к вагону, на крыше которого он лежал, платформы, спарка «Утёсов», с затянутыми в кожухи водного охлаждения стволами, была лучшим тому подтверждением. Человек стрелявший из пулемётов действовал уверенно, не допуская лишних движений, серии коротких очередей летели по направлению к пустыне. Боярд перевёл бинокль в сторону выстрелов. Увиденная картина вызвала холодок неприятно пробежавшийся по спине.

Когда пыльное облако поднятое нападавшими давало прорехи, он увидел мчащихся к поезду животных похожих на кенгуру-переростков, но не прыгающих, а бегущих, резво перебирая мощными задними окороками и прижимающих к широкой груди не пропорционально короткие передние лапы. Тёмная шерсть или чешуя, свирепые морды с торчащими в разные стороны крупными клыками из раскрытых пастей, напрочь отбивали сходство с австралийскими милашками.

Но это было не всё. На спинах у зверей сидели всадники, пёстро раскрашенные тела, поднятые руки потрясающие в воздухе разношёрстным оружием. Кто топором, кто саблей, мелькали луки и копья, обрезки труб или прутов, но у некоторых и это незамедлительно выхватил опытный глаз Боярда были и огнестрелы, не понятной пока конструкции.

Пулемёты чётко выполняли свою работу. После каждого залпа авангард бегущих терял нескольких всадников вместе с животными, кровавыми кусками разлетающихся в разные стороны. На их месте на короткое время образовывалась пустота, однако только на короткое время. Атакующих не смущала участь предшественников и новые всадники тут же заполняли возникающие пустоты. Орда приближалась. Боярду отчётливо стали слышны дикие крики и леденящее кровь рычание мутантов. По платформе глухо защёлкали долетающие пули.

Спарка разразилась не позволительно длинной очередью, после которой послышался голодный лязг затворов возвещающий о пустых патронных коробах. Передние ряды нападающих сметённые последней отчаянной очередью, образовали свалку, движение лавины к поезду замешкалось, но перепрыгивая через тела поверженных некоторые «кенгуру» уже во всю мчались к составу. В это время человек управлявший спаркой быстро выпрыгнул из кресла и уверенно выкинув пустые короба прилаживал на их место полные. Человек не успевал. Боярд ясно видел, что он не успевал.

-Поможем — Эксперт припал к прицелу. Выдох. Выстрел. Всадник безжизненным кулем улетел под ноги напиравшим. Ха, а животина-то, продолжала бежать. Выдох. Выстрел. Пуля в голову, на секунду потеря направления и продолжение бега. Выдох, Выстрел. Вторая пуля в голову твари оправдала надежды. Мутант споткнувшись рухнул. Боярд быстро перевел огонь на бегущих уже параллельно поезду зверей. Ещё троих он убрал без проблем. Последним патроном сшиб всадника, но его тварь догнала платформу, взобравшись на состав мутант схватил своими коротким лапками за ствол одного из «Утёсов» и стал расшатывать установку, активно помогая себе здоровенными клыками.

Поезд двигался не достаточно быстро. Тварь ломала пулемёты. Эксперт, не рискуя перезарядить винтовку, выхватил пистолет. Верный «Стриж» изрыгая патрон за патроном в голову зверюге не приносил результатов, но семнадцать патронов сделали дело. Движения мутанта замедлились он судорожно дёрнул мёртвой головой и сполз под колёса поезда. Впрыгнувший в кресло стрелок, взводимый затвор и последующий залп стали музыкой в ушах Боярда. Он вновь прижался к крыше вагона сохраняя инкогнито. Пока рано показываться Думал Эксперт. Наблюдая за превращающимися в фарш атакующими.

Стрелок перевёл дух, дрожащей рукой отёр с лица пот перемешанный с пылью.

-Поживём ещё. — Произнёс он и направился к вагону, где до начала атаки, как ему показалось он слышал крик.

За несколько лет до описываемых событий.

Человек стоял в центре круга на котором был начертан не понятный символ. Перед ним на троне сидел старик, весь в белом, седые длинные волосы, на плече огромных размеров ворон, тоже белый. Белизна в облике старика была столь яркой, что слепила глаза и не давала рассмотреть его лица. Однако человек мог поклясться, что старик смотрит ему прямо в глаза.

Зал. Сталактиты и сталагмиты излучают мягкий свет. Что это, думал стоящий в круге, пещера или чертоги какого то сказочного персонажа. Правда сходство со сказкой несколько развеивала группа парней сидящих у простого костра за границами круга. Некоторые из них были закованные в совершенно фантастическую броню, а некоторые были одеты в какие то нелепые свитера с оленями. Кто то из них просто сидел, кто то стучал по клавишам ноутбука, но ни кто из них не пропускал очереди приложиться к передаваемой по кругу бутылке.

-Фантом! — Раздался властный, громовой голос со стороны трона.

От костра отделилась фигура в свитере и с «Кипарисом» в руках.

-Дай прикурить! — Всё тем же голосом попросил старик.

Фигура в свитере подошла к трону и протянула руку с горящей зажигалкой. Старик нагнулся к пламени с зажатой сигаретой в зубах и в этот миг стало видно его лицо, опутанное сетью морщин, густые брови, орлиный нос, твёрдые но в то же время добрые черты.

-Спасибо Фантом. — Пророкотал старик. Фигура в свитере бесшумно удалилась к костру.

-Итак отрок. — Гремел старик обращаясь уже к человеку в круге. Он выпустил клуб дыма и впился пронзительным взглядом в стоящего. — Пришла пора отвечать….

Тут перед глазами человека промелькнула вся его жизнь. Семья, дом, привычный мир, крушение мира, растительный армагеддон. Но он всё ещё не мог вспомнить как он здесь оказался.

-За что отвечать? Не сильно и грешил, вроде, не больше остальных. И я уже не отрок, мне скоро….

-Следи за словами отрок, они могут навредить. — Громыхнул голос старика, глаза же продолжали не мигая сверлить человека. — Это ты там… — Старик не определённо махнул рукой. — Взрослый, а для меня как бабочка однодневка. — Затушив сигарету в пепельнице, которую человек принял за сказочную чашу, старик продолжал.

-Говоришь, за что отвечать? Да за то, что допустил на земле такое.

Человек чуть не захлебнулся от возмущения.

-Допустил!? Я!? Да Вы в своём уме! — Он почти кричал.
На удивление старик не прореагировал на тон собеседника и как то даже лукаво сказал.

-Конечно не один. Много вас таких было. Вот теперь все, скопом и ответите.

-Но почему!? За что!?

Старик ещё ближе склонился к человеку и быстро заговорил.

-Понимал ведь? Чувствовал, что мир куда то ни туда катится, а? Ну, ни лукавь, скажи как на духу. Предвидел ли, конец такой всему сущему, али нет?

Человек опустил глаза задумываясь. Как он выглядел, канун….

Алчность поглотила континенты, ложь стала правдой, потому что правды знать ни кто ни хотел, справедливость — пепел прошлого. Милосердие — порок и дурной тон. Любовь…. А была ли она…? Человечество пресытилось. Брало не возвращая. Уничтожало не создавая в замен. Духовность заменила похоть, бесновато веселясь над заблудшими.

Он поднял голову.

-Любой, любой мало мальски наделённый умом человек, конечно ждал чего то такого.

-Ну, ждал и всё? Чего-ж, ни сделал то ни чего, отрок? — Один глаз старика прищурился.

Взгляд человека полыхнул вновь

-Но что? Что я мог? Были такие, но их все считали сумасшедшими, пропали они все, ни за грош пропали!

-Ни за грош, отрок, ни за грош, а за тебя и таких как ты, которые всё видели и продолжали жить плотно закрыв глаза, что бы не видеть. Заткнуть уши, что бы не слышать, а в уста сахарные карамельку заморскую положить, что бы ни чего запретного из них не вылетело! Ибо молчание есть золото. Так! Так! Скажи?

Человек снова разворошил память. Конечно, в чём-то старик и прав….

-Да ни «в чём-то», а полностью! — Усмехнулся старик.

-Ты что, мысли мои что ли….

-А то! — Улыбка старика стала ещё шире.

Человек стушевался не зная, что сказать, но вопрос всплыл сам собой.

-Но почему я?

Старик глубоко вздохнул, удобнее усаживаясь на троне.

-Во первых! Понимаешь ты всё. Во вторых! Душа твоя грешна, но не алчна, потому — чиста. И в третьих, тебя угораздило помереть.

-Что!? — Человек широко открытыми глазами уставился на старика. — Но как…. — И тут перед его мысленным взором проплыла вся картина последних времён. Выживание. Мир Сурвариум. Новые друзья. Чувство свободы. Истинной свободы, той, которой у него ни когда не было. Тот злосчастный поход за артефактами…

-И что теперь? — Вскинулся человек.

-А теперь служить будешь! Исправлять грехи племени людского, не разумного. Но сначала искупить придётся за бездействие своё, в той, мирной жизни.

-Так я…Я не понял? Кому служить? И где?

-Вот не понятливый отрок. — Старик хлопнул ладонью по колену. — Людям служить! Людям! Но отчёт будешь передо мной держать или вон, перед парнями моими. — Старик махнул рукой в сторону костра.

-Как мне называть тебя?

-Зови меня Вещий, так проще. — Старик улыбнулся. — А ты у нас, стало быть….

-Меня зовут А….

-Это тебя родители так назвали, а как сам-то себя звал-величал.

-Эксарт — Гордо произнёс человек.

-Ну вот. — Старик потянулся. — Чем не имя. Значит слушай сюда Эксарт, сначала каторга, да не кривись, не кривись. Я тебе можно сказать второй шанс даю, знаешь поговорку: «если бы молодость знала, если бы старость могла».

Человек угрюмо кивнул.

-Дык ты теперича и знать и мочь будешь. Способностей кой-каких подкину, нравишься ты мне.

-Каких? — У Эксарта загорелись глазах.

-А ты не спеши, не спеши, когда надо-то будет, вот тогда и узнаешь. — Старик покрутил головой разминая шею. — Всё слушай не перебивай, некогда мне. Сперва значится, на каторгу, послужишь там, тяжко будет, ну да ничего, сдюжишь. За одно и людей невинных спасёшь, сколько сможешь.

-И долго мне там… — Спросил Эксарт.

-Вот не терпеливое племя а! — Старик топнул ногой. — Слушай говорю, не перебивай! Уяснил! Хорошо. Так вот, потом и начнётся путь твой, а задача, сделать человека не выкидышем природы, которым он до этого был и продолжает быть, а частью самой природы, что бы жить с нею в гармонии и любви. — Старик поднялся с трона. — Теперь слушай и запоминай самое главное. Покинешь каторгу и пойдёшь по определённому тебе пути, как только встретишь четвёрку.

-Какую четвёрку. — Эксарт примирительно поднял руки. — Стой! Стой! Подожди! Не гневайся, Вещий. Но как я узнаю, оно и пиковая четвёрка хороша, если в масть.

Старик хмурил брови и смотрел на человека. За тем не выдержал и улыбнулся.

-Ладно скажу. Но не перебивай больше, а то каторги ещё с пяток годков накину. Четверых. Запомнил? Четверых людей. Командира, вечного воина, праведного бессеребренника, странного старика. Запомнил? Прощай.

-Подожди Вещий, но как я пойму….

-Ты поймёшь.

-А можно один вопрос, последний.

-Год каторги! Хрен с тобой, задавай.

-Кто эти люди, ну там у костра.

Старик поднял брови.

-Не совсем они и люди…. Это арбитры. Орлы мои. Увидишься ещё с ними. Прощай.

Описываемые события.

Звуки боя стихли. К двери вагона, с наружной стороны, кто-то приближался. Николай подал сигнал становясь на одно колено и вскидывая ствол автомат. Джокул беззвучной тенью подплыл к проёму и стал в стороне.

Створка распахнулась и в вагон шагнул человек.

-Кто здесь. — Устало спросил он, подслеповато моргая глазами на чумазом лице, стараясь быстрее привыкнуть к внутри вагонному полумраку.

-Сначала представься сам. — Твёрдо сказал командир. — И учти, ты на прицеле! Дёргаться не советую.

-Я и не собирался. — Произнёс человек присаживаясь прямо на пол. — Меня зовут Эксарт.

Случайные материалы

Комментарии