Тогда встали и пошли, как ни в чём не бывало. — КВАДовцы поднялись. — Ским первый, в центре, мы с Джокулом по сторонам, я с лева, отсюда до люка водителя ближе. Вперёд!

— О-О-О-О-Х! — Протянул Ским. Процессия тронулась.

По мере сближения с отрядом монолитовцев, человечек с машинкой, всё больше нервничал, постоянно оглядываясь.

— А вы хоть… А у вас план есть!

— А то. — Джокул по удобнее перехватил автомат. — Грохнут тебя, дурака, а мы спасибо скажем и дальше пойдём. Ты нам больше не нужен, вроде. Почти пришли же, а, командир? ГЫ-ГЫ-ГЫ. Нормальный план. ГЫ-ГЫ.

Человечек круто развернувшись, рискуя упасть, метнул в Саньку испепеляющий молнию-взгляд. 

— Отставить веселье! Ещё пару метров и придётся замолчать. — Николай пристально вглядывался в даль. — Говорить буду я. На нас монолитовский шмот. Стрелять сразу не будут. Ским, ты руки поднять сможешь?

— Одну. Левую. Иначе упаду.

— Очень хорошо. Как скажу, подымешь обе и что нибудь заорёшь. Понял?

— Понял. — Человечек придал своему лицу ещё более страдальческое выражение. — Можно подумать это нам поможет.

— Хрена тебе помогать то? Твоя машинка, уже давно на плече у мертвяка висит. ГЫ-ГЫ-ГЫ.

— Заткнулись все! Тридцать метров! Джокул! Передний, в центре, с валом, видишь! Твой! Дальше правая сторона. Левые мои. Приступаем!

Саня молча кивнул, впиваясь глазами в намеченную мишень.
Метров за десять до монолитовцев, которых оказалось семеро, их остановил властный голос.

— Стоять! — Широкий раструб валовского глушителя, не спеша заскользил по всей троице, уверенно, без дрожи, направляясь на всех по очереди. — Кто вы? Кто ваш командир? И что привело вас сюда? — Поблёскивающие очки экзоскелета не выражали ни чего. Но голос, со зловещими интонациями продолжал вещать. — Отвечать быстро и чётко, резких движений не производить, иначе будете уничтожены!

Николай плавно шагнул в перёд, медленно переводя ствол автомата из положения «вниз» на скособоченного Скима и вместе с тем на монолитовцев.

— Да вот, Брат, маловерного поймали. Странный он какой то. Ведём на допрос. — И коротко толкнув жалкую фигуру в спину, командир громко приказал: — Руки в верх!

Ским на мгновенье замешкавшись, вдруг быстро и на сколько позволяла сумка, вскинул руки, сразу же начал заваливаться на бок. И уже лёжа на земле диким голосом, периодически срывающемся на фальцет, заголосил, почему то.

— Далой апартеид!

Синхронно заговорило несколько стволов, через хлёсткий звук которых едва пробивалось стрекотание валов. Время для Скима, как всегда в таких ситуациях, двинулось по сильно искривлённой траектории.

Первым же выстрелом Джокул прострелил голову говорившего с ними монолитовца. Тот умер мгновенно, однако тело его продолжало стоять, руки с оружием безвольно опустились и пальцы, в предсмертных судоргах вдавили спусковой крючок вала, по иронии судьбы направленного стволом на лежащего Скима. Вокруг него резво запрыгали фонтанчики искр перемешанные с асфальтовым крошевом.

— А-А-А-А-А-А-А-А!!!!! — Пищал человечек, неистово извиваясь по земле, ужом вертясь вокруг тяжеленной машинки, пытаясь спастись от глупой пули, но тем самым всё туже затягивая у себя на шее перекинутую ранее через правое плечо, ручку ото сумки.

Очередь из двадцати патронов казалась Скиму нескончаемой. Она всё громыхала и громыхала, а он довертелся до того, что почти насмерть задушился брезентовой удавкой.

Внезапно он почувствовал удары по щекам и сильные руки поднимающие его с земли.

— Ским, Ским! Давай вставай. Джокул помоги сумку с этой бандурой распутать.

— Да и пускай дохнет, командир, хрен на него. ГЫ-ГЫ. — Однако быстро освободил человечка.

КВАДовцы, присев за БТР-ом, обсуждали дальнейшие действия, рядом стоял Ским, с сумкой на плече, одной рукой держась за борт машины, другой отряхиваясь и что-то не довольно бурча себе под нос.

— Собираем боеприпасы, в машину и поехали. Я сейчас проверю всё, но с виду вроде целая. Так. Саня, я вовнутрь, ты за патронами, что бы времени не терять. Встали, пошли!

Внезапно раздавшийся звук раздираемого метала заставил КВАДовцев вновь опустится на асфальт. 

Джокул сердито глянул на Скима.

— Ты охерел, несчастный, чё ты там творишь!

— Сам иди на хер! — Пискнул Ским.

— Тихо Санёк! — Командир ещё ниже опустился на землю. — Это не он. Смотри!

— Ни хрена себе! — Джокул проследил направление указанное Николаем. В борту машины зияла рваная пробоина размером с кулак. 

— На землю все! Живо! Снайпер работает. Крупняком.

— А я… А если я…. Лягу…. То я потом это…. — Заблеял Ским.

— Да стой ты как стоишь и не гавкай, мать уже твою ети! —

Джокул гневно плюнул в сторону подрагивающей от напряжения фигуры.

Командир осторожно выглянул из-за колеса транспортёра, припадая глазами к биноклю.

— Саня! Вдоль забора, метров сорок, будка!

— Вижу!

— Там засел, сука! Из чего палил, интересно, что мы не услышали. — Николай отложил бинокль и снял с плеч винторез. — Я прикрываю! Пошёл!

— Угу — Буркнул Джокул, исчезая как привидение.

Через пару минут раздалось несколько автоматных выстрелов, крик, какая то возня, затем всё стихло.
Командир поднялся и ободряюще взглянул на подрагивающего человечка.

— Всё Ским, расслабься. Взяли гада. Сейчас побеседуем.

Человечек с ощутимым усилием выпрямил ноги, поднял голову и выглянул из за БТР-а.

К ним приближался Санька, с улыбкой на лице. Правой рукой он тащил за собой казавшееся, от сюда, безжизненным тело, в левой нёс внушительных размеров трубу, похожую на портативный гранатомёт. Кроме того он периодически поворачивался и злобно пинал труп.

Человек оказался живым. Он просто был парализован ужасом. Это был монолитовец. Руки он крепко прижимал к голове, а челюсть его мелко тряслась.

— Глянь шеф. — Веселился Джокул, сопровождая каждое своё слово пинком по обезумевшему от страха монолитовцу. — Читера поймал. Из гауса шмалял тварюка! Через стены стрелял сучара!

— Ух-ты! — Николай принял не обычное оружие из рук Сани.

— О, а это чё у тебя такое, а мразь? — Джокул склонился над лежащим.

— ЫХ-ЫХ-ЫХ-ЫХ! — Пыхтел монолитовец, силясь ответить.

— Ну я ему, по ходу челюсть чуток того…, сломал. ГЫ! — Саня извлек из кобуры врага пистолет и принялся вертеть его в руках. — Класс! И в руку удобно ложится!

Николай оторвал изучающий взгляд от трофея и посмотрел на Джокула. 

— Глок. Знатный пистоль. Так ты же вроде не любитель.

— Ну, то других, а этот красавец, чёрный. 

— Ха, а ты где то зелёные, что ли видал! — Усмехнулся Николай.
Джокул направил пистолет на монолитовца.

— Так что, презерватив продранный, стреляет он хоть у тебя.

— ЫХ-ЫХ-ЫХ-ЫХ-ЫХ-ЫХ-ЫХ! — Запыхтел тот ещё чаще.

Громыхнул выстрел. Голова монолитовца расцвела кровавым цветком.

— Класс шеф! — На распев протянул Санёк. Продолжая любоваться пистолетом.

— Тю ты, ё… твою мать. И кто нам теперь про нычки снайперские и про проходы расскажет, может ты!? Из этой хреновины как стрелять!? Ты знаешь!? — Николай в сердцах отшвырнул в сторону не знакомую пушку. — Джокул, как же так!? Ты прям как нубяра какой то.

Саня потупив очи спрятал пистолет в карман.

— Прости командир. Случайно получилось.

Наблюдающий за этой сценой Ским, резким движение скинул сумку с машинкой на землю, а сам уселся сверху.

— Придурки не нормальные, — шипел он, роясь трясущейся рукой у себя за пазухой, — сколько я с вами дерьма за несколько часов насмотрелся, за годы в Зоне такого не видал. Мне нужно выпить. — Он достал на свет довольно вместительную фляжку. Джокул возник рядом с ним быстрее ветра, прямо как те трое из ларца, но выхватывая флягу из рук Скима, Саня продемонстрировал прыть явно в разы превосходящую, ту чем у тех троих. Причём, момент перехода сосуда из рук в руки, могла бы запечатлеть разве, что высокоскоростная видеокамера.

Довольно фыркая и вытирая губы рукавом, Джокул протягивал Скиму флягу, естественно совсем опустевшую.

— А мне? Мне, по твоему, не нужно было? Да я знаешь как переживал за тебя Брат Ским! Я искусал себе все пальцы! Смотри. — Он протяну под нос Скиму руки в тактических перчатках.

— Ну и кто из нас чмырь. Не мог оставить чуток.

— ГЫ-ГЫ-ГЫ! Я не могу управлять стихиями, чувак, а мой желудок и рука держащая бухло превращаются в настоящее торнадо! ГЫ-ГЫ-ГЫ! У тебя закурить, случайно не найдётся?

Ским с улыбкой достал из кармана пачку сигарет.
Николай в очередной раз хмуро покачал головой и произнёс.

— Ждите, я скоро. — Проворно ввинчиваясь в довольно тесный водительский люк до него донеслось. 

— Пачку то отдай. 

— Ским, друг, ну ты же умный, вон и машинка у тебя есть. Не мне тебе говорить на сколько вредно курение твоему молодому организму. ГЫ-ГЫ-ГЫ.

Изо всех сил стараясь не ухмыльнуться, командир скрылся в БТР-е. Усевшись в кресло водителя-механика, он бегло взглянул на приборы, сноровисто клацнув двумя тумблерами и нажав пару кнопок, услышав мерное рычание дизеля облегчённо откинулся на сидение: хоть в этом порядок. Наскоро оглядев кабину и оставив двигатель прогреваться, Николай направился в десантный отсек, ловко уклоняясь от всех выступающих, внутренних деталей машины. Затем проверил место стрелка, прицел, ход башни, боекомплект.

— Сто патронов к КПВТ, прилично, очень прилично. — Довольно рассуждал командир в пол голоса. А спаренный с основным, пулемёт Калашникова, был выдран с мясом, видать где то больше пригодился.

— Грузимся народ — Крикнул Николай в открытый боковой люк.

Сидя на крыше последней насосной станции, которая находилась уже за заветным входом в Священный Саркофаг, Махон потихоньку закипал от бессильной злобы. Он не доверял неверным, а тем паче не членам братства. А этот новый, как он просил себя называть — Эксперт, как раз таковым и являлся. Но надо отдать должное Старшему Брату Харону, выказавшему дальновидность нанимая его, потому, что именно сейчас, похоже без этого Эксперта не обойтись. Воевать, конечно он умел, да ещё и как, но ненависть Махона от этого не уменьшалась, наоборот захлёстывала его всё новыми волнами.

Когда первый пост не вышел на связь в назначенное время, Махон не сильно и нервничал. Зона, всякое случается. Но время шло, а пост молчал. Мощный армейский дальномер установленный тут же на крыше не мог дать точной картины происходящего, проклятый туман, да и далековато. Он мог видеть лишь беспокойное ёрзание снайперов сидящих на крыше реакторного помещения. К сожалению группа не была снабжена рацией. Тогда он послал в разведку одного из лучших бойцов, снабдив того целой гаусс-пушкой. Разведчик тоже пропал. И вот теперь Махон владел всей информацией, переданной ему, что называется по цепочке.

Дела были не очень, да что там говорить, дела были плохи. Махон стукнул перчаткой экзоскелета по бортику крыши. Дела были, говоря прямо просто пи….ц! Кучка неверных отщепенцев, уничтожив полностью первый пост захватила последний работающий БТР. Как им это удалось? Одному Монолиту ведомо. И теперь, похоже, эти жалкие уродцы двигались прямиком на ЧАЭС. А что если они прорвутся к Воротам, не смотря на гранатомётчиков густо посаженных вдоль дороги и по крышам насосных. А там и до Монолита рукой подать. Не верные червяки рядом со Святыней….

Махона передёрнуло от отвращения. Тянуть больше не было времени и взяв в руки рацию он послал за Экспертом.

— Звали? — Раздался за спиной уверенно-спокойный голос.

Махон чуть не упал с крыши. Ну как!? Как можно так передвигаться, что даже выкрученные на полную аудио-усилители экзоскелета не улавливают ни малейшего шороха.

— Да! — Сквозь зубы процедил монолитовец. Он пристально пригляделся к пришедшему. Махону всегда казалось, что что то с ним не так, но вот что? Эта мысль непременно ускользала.

Довольно тщедушный, не высокий. Простая броня, которая и от пули то толком не спасёт, камуфляж — «город», низко висящая, тщательно подогнанная кобура с пистолетом. За спиной СВУ, десантного варианта. А имя — Боярд, название редкого, можно сказать антикварного боеприпаса, придумал же. Ещё этот леденящий душу взгляд…. Махон был очень, сильно, далеко, не сентиментальным человеком, но эти глаза пробирали до костей. Внезапно он поймал давно ускользающую мысль. Смерть! Так смотрит сама смерть! Но не та пресловутая в хламиде и с косой, а военная. Наверное если к погибающему на поле боя воину, явится вот такая смерть, тот должен будет гордится, что погиб как мужчина, с оружием в руках. Но понимание того, что он таки прочитал этого Боярда породило в Махоне ещё большую ненависть, особенно отвратительную, потому, что теперь она изрядно разбавилась страхом.
— Да звал! — Повторил он, с удивлением обнаружив, что старается говорить уважительно. — У нас проблемы. Шайка уродов захватила наш БТР и прорывается сюда, возможно к Саркофагу. Это не допустимо.
— Принял. — Всё то же ледяное спокойствие. — Они нужны живыми?
— Было бы не плохо. Допросить, узнать кто такие. Но в принципе это не важно. Главное не дать им доехать до Ворот.
Махон даже не понял как Эксперт пропал с крыши.
— Демон какой то. — Пробормотал монолитовец, в первые, за многие десятилетия жизни, испытав острое желание перекреститься.
— Стадо тупых баранов. — Ворчал Боярд спускаясь по лестнице. — Скука с вами сплошная. Пора собираться дальше. Куда нибудь….

Рубрики: Истории КВАДа

Skim

Skim

В жизни всегда есть место для поэзии.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *