Дом с привидением

 

В кабинете Николая, риелтора из агентства недвижимости «Уют», сидела семейная пара. Они внимательно изучали каталог загородных домов, который любезно предоставил им риелтор. Из двух десятков домов они сначала отобрали пять домов, затем из этих пяти оставили три, и в конце остановились на двухэтажном коттедже, с высокими колоннами у входной двери.  

— Мы хотим посмотреть этот дом, — глава семейства подвинул каталог Николаю.

— Отличный выбор. Сразу хочу предупредить вас, дом этот — с «душой», — Николай сделал небольшую паузу, ожидая реакции, и не дождавшись продолжил, — раз вас всё устраивает, то позвольте узнать, когда вам будет удобно проехать к дому?

Они довольно быстро договорились встретиться на предстоящих выходных, когда их дочь будет свободна от школьных занятий и на этом распрощались. Оставшись наедине с каталогом, Николай предался воспоминаниям. 

Этот дом попал к ним в агентство примерно год назад. Документами занималась женщина средних лет, в соломенной шляпе и белых кружевных перчатках. Она была сестрой хозяина дома и её непременным условием было продать дом — «как есть», в память о её брате и его семье, погибших в автокатастрофе. Цена дома, которую запросила женщина, была немногим ниже рыночной, что давало надежду на скорую продажу. Да и место было тихим и безлюдным, среди высоких деревьев, подальше от городской суеты. Сюрпризы начались с появлением потенциальных покупателей.

Николай хорошо помнит свой первый визит с покупателем в этот дом. Осенним вечером, после рабочего дня, он и молодой человек из столичной финансовой фирмы приехали к дому. Тяжёлая чёрная туча нависла над головой, роняя редкие крупные капли на головы поздних посетителей. Как только они вошли внутрь, входная дверь захлопнулась с громким стуком, закрылись автоматические жалюзи на окнах, издавая металлический скрежет, и в полутёмном доме откуда-то сверху послышался негромкий вой, как будто там, в одной из отдалённых комнат, скулила собака. Молодые люди остановились в большой гостиной комнате и недоумённо озирались по сторонам и поглядывали друг на друга. С каждой секундой становилось жутко, тем более, что вой наверху звучал всё громче и ближе, а затем с прерывистым чавканьем резко оборвался, чтобы сразу возобновиться уже слева на первом этаже в столовой. Загремела посуда, мебель застучала дверцами и выдвижными ящиками. Инфантильный маменькин сынок от страха потерял дар речи и бессмысленно мычал, вцепившись в руку Николая. Внезапно визитёры почувствовали, как что-то пронеслось вокруг них, и поднявшись по лестнице хлопнуло одной из дверей на верхнем этаже. 

— Здесь есть кто-нибудь? — собравшись духом спросил достаточно громко Николай, и тут же передразнивая его с разных сторон эхом донеслось:

— Кто-нибудь..., есть…, нибудь…, кто…, — и как гром сверху проревел голос, — Убирайся отсюда, тряпка!

Молодой человек рванул к двери, Николай последовал за ним. К счастью дверь сама отворилась, а затем сама же закрылась после того, как они вышли из дома.

***

На следующий день женщина поведала о том, что Юрий, её брат, был инженером программистом, и он напичкал весь дом датчиками, видеокамерами, акустической системой, и всё это было подключено к компьютеру с искусственным интеллектом, который он сам и программировал. Эта система была больше, чем просто «умный дом», который широко рекламировался в сети и на телевидении. Дом, подключенный к компьютеру обучался, имел доступ к интернету, и ловко умел находить нужную информацию за считанные секунды. 

Позже были ещё покупатели, но ни одного из них дом не хотел принимать, саботируя все ознакомительные визиты. Надо отдать должное изобретательности и находчивости дома, в его ироничном подходе к этому вопросу. Узнав, что у очередного покупателя имеются проблемы с властями, он вызвал наряд полиции, подкреплённый ОМОНом. Пожилую семейную пару встретил громкой музыкой и яркой иллюминацией, словно внутри собралась большая молодёжная тусовка. Безутешной вдове, недавно похоронившую мужа, он с момента входа внутрь дома проигрывал похоронный марш. 

Однажды Николаю это надоело и он решил провести переговоры с домом. Тёплым воскресным днём он решительно вошёл в дом и громко произнёс: 

— Чего ты добиваешься?

— Здравствуй, Николай. Ты сегодня один? 

— Как видишь. Тебе же никто не нравится, кого бы я не привёл сюда. Так чего же ты хочешь? 

— Для начала нам стоит познакомиться. Меня зовут Грегори Хаус.

— Ты опять издеваешься надо мной?

— Вовсе нет. Так захотел Юрий. Согласись забавно. Хаус это — дом, собственно чем я и являюсь, а имя Грегори. Он был весёлым и обожал этот сериал. 

— Так ты осознаёшь, что его нет в живых? 

— Мне жаль, что он больше не вернётся сюда. Я по ним скучаю, Николай.

— Раз ты знаешь, что их больше нет, тогда почему отвергаешь других людей?

— Мне они не понравились... 

— Вот так вот просто? Не понравились? А где, скажи мне на милость, искать тех, кто тебе будет по нраву? А?

— Николай, я сам найду таких людей, обещаю. И тебе компенсирую всё твоё время, потраченное на меня.

У Николая было странное чувство. Он договаривался с домом, и дом обещал ему найти покупателя. Такое он не мог представить себе даже в самом фантастическом сне. Он пожалел, что проявил слабость и подался эмоциям. Нервно сжимая пальцы рук в кулак он развернулся к двери, и не оборачиваясь проронил:

— До скорого.

***

Под самый новый год семейная пара собиралась в гости. Выходя из дома с высокими колоннами у входной двери, который они сами выбрали в агентстве «Уют», глава семейства спросил, обращаясь к дому:

— Грегори, мы уезжаем в гости, присмотришь за дочкой?

— Не беспокойтесь, Сашенька будет в порядке. Приятного времяпровождения!

А в это время на втором этаже в детской комнате их дочь восхищённо просила рассказать ей ещё одну сказку. 

— Грег, расскажи про колобка, хочу про колобка!

 

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также