Арест

 

Ашуланцы в основном являются добряками, но отличаются крайней степенью обидчивости. Этих огромных одноглазых великанов можно было обидеть одной интонацией голоса, одного косого взгляда было достаточно, чтобы задеть их чувства. Их спасали суровые законы, царившие на этой планете испокон веков, которые не давали им до сих пор перебить друг друга из-за постоянных обид. Эта планета является отличным местом для всех, кто хочет добиться каких-либо высот в дипломатии, и поэтому сюда часто отправляют молодых дипломатов, чтобы те могли набраться бесценного опыта.

По окончании института межпланетных отношений, Сергей по распределению был направлен именно на Ашулан. Это было его первое космическое путешествие в жизни. Впервые в жизни он видел такое количество инопланетян в одном месте. Само место поражало его своей грандиозностью и величием. Он шёл, раскрыв свой рот, пытаясь высчитать высоту потолка космодрома, и по неосторожности налетел на Ашуланца.

— Смотри куда прёшь, циклоп! — выдал свою несдержанную натуру молодой человек.

На Земле, или вообще где-либо ещё, где действовали законы Землян, на это не обратили бы внимания, максимум ответили бы той же монетой, но только не здесь. Сергей даже не сообразил, откуда взялась парочка блюстителей порядка, которые доставили его в зал суда. Судья выслушал, претензии сторон и вынес приговор Сергею — пять часов общественных работ.

Пять часов. Сергей не был глупым, и поэтому не стал усугублять своё положение и спорить с судьёй. Он смиренно принял решение судьи, хотя в душе сильно возмущался строгости местных законов. Его успокаивало, что ему надо отработать всего пять часов. Он, в конце концов, посчитал, что пять часов не такое уж плохое наказание, и он легко отделался.

***

Сергей изнывал под палящим солнцем Ашулана, орудуя казённым инструментом. Он вытер со лба пот, который заливал глаза, и посмотрел на застывшее в одной точке светило. Скоро объявят перерыв, и он сможет вернуться в прохладную комнату, вытянуть ноги на кровати, чтобы после небольшого отдыха вновь приступить к общественным работам, присуждённым ему решением судьи. Пять часов неспешно тянулись и вовсе не думали истекать.

Сергей перекусил безвкусной едой, запил водой и без сил повалился на кровать. Прежде чем уснуть, он достал из-под жёсткого матраца железный прут. Убедившись, что за ним не наблюдают, он сделал очередную отметку на пластиковой спинке кровати. Это была юбилейная сотая отметина. Сто отметин назад ему никто не сказал о том, что приговор подразумевал пять Ашуланских часов. Сергей вдруг осознал, что соскучился по ночному звёздному небу, которое не видел уже более трёх земных месяцев.

Пять часов. Час он уже отработал, осталось четыре инопланетных часа. Если перевести на Земное время, то получится, что ему осталось отработать один год и чуть более одного месяца. Сергей в сотый раз засыпал с мыслью, которую в течение пяти лет вдалбливали в институте: «Думай, что говоришь!»

Комментарии

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Читайте также